воскресенье, 15 Декабря, 2019

Подробно

«Пощада невинным, смерть непокорным…!»

Евгения Мельник
11.06.2019 - 07:08
«Пощада невинным, смерть непокорным…!»

Еще в 1821 году немногочисленный, но храбрый и увлеченный общей идеей независимости греческий народ восстал против тяжкого оттоманского ига, довлевшего над ним около четырех столетий.  

Героическая борьба греков вызвала искреннее и горячее сочувствие, как в России, так и в Европе, но при этом ни одна страна не оказала им почти никакой практической помощи, находясь в плену лицемерных идей легитимизма, главным проводником которых являлся австрийский канцлер Меттерних. 

Положение начало меняться лишь после вступления на российский престол императора Николая I, твердо заявившего о намерении поддержать истекавших кровью единоверцев.  

Справедливость дела греков была столь очевидна, что и другие европейские страны после серьезных колебаний выразили свою солидарность с Россией в этом вопросе. В результате соединения русско-английско-французская эскадра в ходе знаменитого морского сражения 8 октября 1827 года при Наварине пустила ко дну огромный турецко-египетский флот. Причем, противник потерял неслыханное по тому времени число моряков — до 7000 человек. 

Однако, придя через некоторое время в себя после испытанного шока, руководство Османской империи заметило, что западные державы не намерены всерьез продолжить военные действия на суше, а командующему союзным флотом британскому адмиралу Кодрингтону пришлось даже оправдываться перед своим правительством за «плохо обдуманные» действия. Поэтому турецко-египетским полчищам был вновь отдан приказ обрушиться на непокорных, и геноцид восставших греков возобновился, таким образом, с удвоенной силой. 

Тогда российское правительство, как это случалось уже не раз и ранее, и позднее, оказалось вынужденным, рассчитывая лишь на собственные силы, поднять оружие в защиту погибающего народа. Имея за собой единодушную поддержку российского общества, наша армия развернула против неприятеля энергичные действия сразу на двух фронтах — на Балканах и в Закавказье.

27 мая 1828 года русские войска в присутствии императора Николая I успешно форсировали Дунай. 7 июня сдался Браилов, а 29 сентября после упорной борьбы капитулировала одна из сильнейших турецких крепостей — Варна. Еще успешнее развивались военные действия в Закавказье. 23 июня 1828 года войска генерала И.Ф. Паскевича отчаянным приступом, «на плечах» бегущих турок овладели мощной крепостью Карс. При этом широкую известность приобрел ультиматум Паскевича, данный в ответ на попытку турецкого коменданта затянуть переговоры о капитуляции: «Пощада невинным, смерть непокорным, час времени на размышление!» 

Стремительно развивая наступление, немногочисленные на этом театре боевых действий русские войска 23 июля покорили крепость Ахалкалаки, а 16 августа — Ахалцих. Затем, уже без сопротивления, сдались Ацхур и Ардаган, в то время как особые русские отряды взяли Поли и Баязет. Но все-таки, несмотря на столь впечатляющие победы, основные силы Османской империи еще не были сломлены и исход войны предстояло решить в следующем, 1829 году. 

Ранней весной 1829 года турецкие войска пытались вернуть крепость Ахалцих и вторгнуться в Гурию, но были отражены. Однако в середине мая неприятель предпринял решительное наступление в Закавказье. Стянув огромные силы, Эрзерумский сераскир Гаджи-Салех, имея около 70000 человек, двинулся на Карс, 30-тысячный корпус трапезундского паши вновь напал на Гурию, а венский паша подступил к Баязету. Узнав о движениях противника и безошибочно разгадав его планы, генерал И.Ф. Паскевич, не взирая на почти шестикратное численное превосходство турок, и действуя по-суворовски, нанес им сокрушительный удар. С восемнадцатым корпусом при 70 орудиях он стремительно перешел Саганлугский горный хребет, взяв в свои руки стратегическую инициативу. 

Именно сейчас генерал И.Ф. Паскевич приближался к зениту своей военной славы. Родившись в 1782 году в семье богатого полтавского помещика, он начал службу в 1800 году. Отечественная война 1812 года и Заграничный поход выдвигают Паскевича в число «лучших генералов» русской армии, как охарактеризовал его император Александр I, представляя своему брату великому князю Николаю Павловичу. Военной карьере Ивана Федоровича чрезвычайно способствовала личная дружба с будущим императором Николаем  I, который по совместной службе в гвардии называл его «отцом-командиром». Продемонстрировав свою преданность государю в «деле декабристов», Паскевич направляется на Кавказ, чтобы заменить «неблагонадежного» Ермолова, и вскоре проявляет свой военный талант в русско-персидской войне 1826-1828 гг., за что получает титул графа Эриванского.  

В боях 19-20 июня 1829 года при урочищах Каинлы и Миллидюз наши войска, доказав полнейшее качественное превосходство над нестройными полчищами турок, разгромили их главные силы, находившиеся под командованием Гаджи-Салеха и Гакки-Паши, причем последний был взят в плен казаками. Не давая противнику опомниться, Паскевич устремился далее вглубь Малоазиатской Турции и после падения неприятельской крепости Гассан-Кала 24 июня вышел на подступы к Эрзеруму. Ошеломленные и сломленные турки уже не рискнули оказать сопротивление, и 27 июня 1829 года эта крепость сдалась на милость победителя. В те же дни, ванский паша после двух отчаянных приступов был отражен от Баязета, а войска его рассеялись. Последняя точка Закавказской кампании была поставлена 27 сентября у крепости Байбурт, располагавшейся недалеко от Трапезунда, когда неприятель потерпел полное поражение, потеряв около 700 человек убитыми и 1236 пленными, тогда как убыль у русских не превышала 100 человек.  

Во всех указанных сражениях покрыл себя славой 41-й егерский полк, одна из заслуженных частей русской армии, ведшая свою историю от Орловского пехотного/мушкетерского полка первого формирования, который был переименован в егерский в 1811 году. 

Тем временем русская Балканская армия, не отставая от собратьев по оружию, под начальством нового главнокомандующего графа Дибича, нанесла рукам поражение у деревни Кулевча (30 мая 1829 года) 18 июня овладела Силистрией, а в середине  июля совершила знаменитый переход через Балканы. После вступления Дибича в Адрианополь — вторую столицу Османской империи — 8 августа 1829 года все было кончено, и благополучное возвращение Александра Сергеевича Пушкина в Москву в сентябре почти совпало с подписанием Адрианопольского мирного договора, по условиям которого Греция получала широкую автономию, близкую к фактической независимости. Сербия, Молдавия и Валахия также приобрели автономию, а сама страна-победительница удовольствовалась присоединениям устья Дуная, Кавказского побережья Черного моря от устья Кубани до северной границы Аджарии и крепостей Ахалкалаки и Ахалцих с прилегающими районами. 

Эта справедливая война, принесшая многострадальному греческому народу, одновременно доказала всему миру военную мощь Российской Империи, значительно повысила ее международный престиж, так что в течение следующей четверти века русская армия с полным на то основанием признавалась сильнейшей в мире. 

Евгения Мельник, доцент кафедры гражданского права Среднерусского института управления-филиала РАНХиГС

«После атаки на Грозный у него было абсолютно седое лицо»
Елена Симанкова
К интервью антрополога Пежемского о поездке в Индию
Юрий Григорьев
«Николай II и русское экономическое чудо»
Игумен Кирилл (Сахаров)
Новые факты старого дела
Эмиль Агаджанян
Отдел информации
Как парижане встретили митингующих украинских националистов
Отдел информации
«Нафтогаз» возвестил о взыскании с «Газпрома» $2,1 млрд
Отдел информации
Известность либертарианец обрел не благодаря митингам и пикетам
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования