пятница, 23 Февраля, 2018

Подробно

Под знаком Орла

Дмитрий Цыбаков
13.12.2017 - 00:20
Под знаком Орла

Одной из наиболее ярких страниц российской военной истории продолжает оставаться борьба за историческую Новороссию, которую страна вела на протяжении всего XVIII столетия. Среди почти забытых сейчас этапов освоения бывшего «Дикого поля» следует выделить боевой путь Орловского полка — первого формирования, известного под таким наименованием с 1727 по 1810 гг. Его судьба может быть рассмотрена в качестве типичного примера преобразования милиционного ополчения в регулярную воинскую часть — одну из самых боеспособных и прославленных в рядах Русской Императорской армии. Свою историю Орловский пехотный полк вел от своего предшественника — Орловского конного полка украинской ландмилиции. 

Ландмилиция (от немецкого — «земельное войско»), представлявшая собой гибридный полурегулярный компонент вооруженных сил Российской Империи, существовала с перерывами с 1713 по 1770 гг. Смысл ее создания заключался к привлечению к освоению Новороссии служилых людей из уездов Центрального Черноземья, которые остались не удел в связи с продвижением российских рубежей далеко в глубь бывшего «Дикого Поля». В ходе Северной войны в южной степной границе образовалась заметная брешь, когда своевольство и политическая близорукость запорожских казаков привели их на путь шведской измены. Реестровое малороссийское казачество к тому времени утрачивало свое военное предназначение, благодаря чему им как боевой силой пользовались в ограниченных размерах. 

Служилые люди степных великороссийских уездов, выделенные Петром Великим в особое сословие однодворцев, которых В.О. Ключевский весьма удачно называет «пролетариатом дворянства», должны были выступить имперским форпостом в неспокойном краю, всегда пребывавшего под угрозой внешних вторжений и внутренней смуты. 

Воины ландмилиции, как и в их бытность в прежней поместной коннице, наделялись пахотной землёй в размере от 22 до 55 десятин, которую, в отличие от дворян, они обрабатывали самостоятельно, реже — с одним-двумя крепостными. Комплектуясь наподобие регулярных частей, за счет рекрутских наборов, ландмилиция на протяжении своей продолжительной истории оставалась на обочине российской военной машины. Установленной формы одежды ее полки до 1736 г. не имели, оснащаясь казенным оружием и амуницией, уже бывшими в употреблении в драгунской кавалерии. 

Созданные при Петре Великом шесть ландмилицких полков, сначала названные по именам своих командиров, по указу императора Петра II от 6 ноября 1727 г. были переименованы в Севский, Орловский, Курский, Брянский, Путивльский и Рыльский ландмилицкие полки. Так, конный полк Львова, сформированный 4 апреля 1723 г., теперь получил наименование «Орловского конного полка». Ввиду распространения ландмилиции на юго-восточные окраины России, дислоцированные по южному порубежью, части с 1727г. предписывалось именовать «украинской ландмилицией». 

Ландмилиция в течение полувека несла пограничную службу на возведенной ее усилиями Украинской укрепленной линии, 268,5 верст которой тянулись по территории Новороссии от Днепра до Северского Донца. На территории линии образовалось 23 однодворческих  слободы, где постоянно проживало 13 тыс. человек. Численность однодворческого населения в 1730-х гг. современники оценивали в 200 тыс. семейств. Мемуаристами той эпохи однодворцы характеризовались как «отличные люди, очень спокойнаго и гостеприимнаго нрава». 


Орловский полк был дислоцирован вблизи одноименной крепости. Изначально именуясь «Девятой», в 1738 г. она получила название «Орловской», будучи расположена на правом высоком берегу р. Берестовой на территории современной Харьковской области у села Дьячковка, занимая площадь более 1 гектара. Ее опорными пунктами стали 4 заполненных землей бастиона, усиленных с юго-запада, со стороны реки, равелином. Остатки валов и сухого рва визуально прослеживаются и в ХХI  столетии. Местные краеведы характеризуют крепость как «самую мощную из сохранившихся укреплений линии».

19 марта 1736 года был издан именной указ императрицы Анны Иоанновны «О учреждении Украинского ландмилицкого корпуса, и о правилах, для устройства онаго предположенных», когда к 6-ти «старым» ополченческим полкам добавлялись 14 вновь обретенных. Обновленный штат Орловского конного ландмилицкого полка предполагал наличие в нем 1077 человек, в том числе 4 штаб- и 29 обер-офицеров, 70 унтер-офицеров и капралов, 880 рядовых и 31 музыканта. Тогда же ландмилиция получала единую форму одежды.

В русско-турецкую войну 1735-1739 гг. конные ополченцы, на которых возлагались в основном вспомогательные функции (разведка, фуражировка, боевое охранение, фортификационные работы, гарнизонная служба), приняли участие во всех основных событиях: неудачном походе генерал-лейтенанта М. Леонтьева против Крымского ханства осени 1735 гг., операциях Днепровской и Донской армий в Крыму 1736 и 1738 гг. Вероятно участие Орловского и Ливенского полков во взятии турецкой крепости Кинбурн в Днепровско-Бугском лимане отрядом М. Леонтьева в июне 1736 г. 

Спустя год орловцы находились в осадной армии Б-Х. Миниха, штурмом овладевшей османской твердыней Причерноморья — крепость Очаков. В кампанию 1738 г. Орловский конный полк участвовал в походе Днепровской армии к Днестру, а в последний год войны принял участие в Ставучанском сражении и занятии крепости Хотин и молдавской столицы города Яссы.

Реалии войны показали достаточно скромные возможности ландмилиции на поле боя. За четыре года ландмилицкие полки фактически ни разу не действовали самостоятельно. Когда началась настоящая война, командование принялось предпринимать экстренные меры по повышению боеготовности ландмилиции. 

Однако, снабжение и оснащение конных ополченцев никоим образом не отвечало задачам войны. Самой серьезной проблемой являлось неудовлетворительное состояние офицерского состава, который, в отличие от рядовых конных ополченцев, совершенно не годился для военного времени. Офицерские кадры ландмилиции  пополняли небогатые помещики, преимущественно — прибалтийские немцы, не желавшие нести расходы во время службы в столичных гарнизонах, которая время на южной границе ради скорой отставки.

С момента своего фактического создания — 1723 г., ландмилиция не участвовала в серьезных сражениях, что не могло не сказаться на ее выучке и воинском духе. 14 ландмилицких полков из 20-ти были сформированы незадолго до начала военных действий с Крымским ханством и Турцией. Сразу по ее окончании 11 частей был распущены по домам, призываясь время от времени на 2-3-х месячные сборы.

В последующем неоднократно предпринимались попытки укрепить регулярное начало в служебной деятельности ландмилицкого корпуса. В 1730-е ландмилицию перевели на положение драгунских полков, что предполагало ее новое качество — умение вести и конный и пеший бой. Позднее части получили усиление в виде гренадерских рот. Имелась и собственная артиллерия — по 2-4 орудия в полку. Кроме пушек для ландмилиции планировалось выделить и орудия мелкого калибра — т.н. «мортирцы», правда до войск они на деле так и не дошли. 

Высокое воинское начальство достаточно пренебрежительно расценивало боевые возможности конных ополченцев. Это выражалось и в передаче ее подразделением устаревшего вооружения и обмундирования, и в невысоких денежных окладах жалования для начальствующего состава ландмилицких частей. 

Как полагают военные историки, основным предназначением ландмилиции являлась внутренняя служба, и только возникающая в случае полномасштабного конфликта с Турцией потребность в многочисленной кавалерии заставила русское командование обратить внимание на конных милиционеров как на реальную действующую силу большой войны.  

Несмотря на все превратности судьбы, потомки служилых людей Московского государства, заслужили высокую боевую репутацию в военных кампаниях ХVIII столетия. Современники, отмечают на унаследованный от предков высокий боевой дух, природную смекалку и физическую выносливость этих прирожденных воинов, прямо называя однодворцев «превосходнейшим войском России». Не случайно, именно ландмилицкие части служили резервом для вновь учреждаемых элитных формирований — гвардейского Измайловского и гвардейского Конного полков, а также кирасирской кавалерии.

Время решающих битв однодворческих формирований настало во время правления Екатерины Великой, когда именно они стали ударной силой в рядах победоносных армий Румянцева, Потемкина, Суворова, продвигающих «Русский мир» в пределы нынешней Новороссии.

Родители против навязывания «цифрового концлагеря»
Отдел информации
Прошли масленичные гуляния в Ставропольской кадетке
Игорь Погосов
Памяти Кнута Гамсуна
Александр Гончаров
Виктор Орбан призвал европейские народы хранить веру во Христа
Анатолий Агранин
Рассказ десантника-«афганца»
Виктор Емолкин
Как и зачем большевики век назад догнали «культурные народы»
Максим Корнилов
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования