среда, 20 Сентября, 2017

Подробно

Экономист стимпанка

Александр Гончаров
10.05.2017 - 22:45
Экономист стимпанка

На «Сегодня. ру» совсем недавно была опубликована статья Александра Литке «Почему Кудрин неправ». Я бы ее порекомендовал всякому, кто интересуется идентификацией г-на Кудрина, как экономиста и политика. Очень точные оценки и замечено самое главное: «…Кудрин берёт из правой концепции не идею низких налогов, а её следствие — снижение социальных гарантий. При этом и из левой концепции берётся не идея высоких социальных стандартов, а её следствие — повышение налогов. Результатом такой политики становится снижение реальных доходов населения на фоне снижения социальных гарантий». 

И еще из статьи закономерно вытекает вывод, что Алексей Леонидович Кудрин оказывается почти всегда не на «темной стороне силы» населения России и промышленников среднего и малого уровня, но на стороне «джедаев»: фирм-монополий и крупных банков.

Но прочитав и вновь перечитывая удачнейший текст Литке, все время ловил себя на мысли, что имеется некая недоконченность, незавершенность и угловатость, наконец, в самом заголовке. Все это и подвигло к написанию данного опуса.

Если бы Кудрин, берущий наихудшее из противоположных экономических концепций, был один, то и вопросов бы не возникало. Но одиночество Алексея Леонидовича мнимое, ибо, практически, точно так же поступают многие политические деятели из Западной Европы. Характерен здесь, например, Франсуа Олланд, вздувший налоги и ухудшивший социальные перспективы для народа Франции. По этому же пути собирается пойти и Э. Макрон, который уже избран президентом и скоро въедет в Елисейский дворец, вместе со своей леди-«мамой». 

Кудринские предложения не уникальны. Они, наоборот, встречаются так часто, и в разных краях Земли, что их надо бы признать обычными и типичными.

С точки зрения логики развития Российского Государства Кудрин не прав, но абсолютно прав, если рассматривать его предложения через призму турбокапитализма и надвигающегося общества стимпанка — он глашатай их.

Термин «турбокапитализм» впервые встречается в работах Эдварда Люттвака, который — как и, чуть позже, замечательный сербский экономист Зоран Видоевич — рассматривал его в качестве экономики нового мира, складывающегося у нас на глазах. При турбокапитализме все процессы протекают быстрее, катастрофичнее, растет виртуализация экономики и денег и одновременно происходит расслоение на очень богатых и очень бедных. «Средний класс» постепенно уничтожается, а возможности национальных государств для защиты своих экономик значительно сужены (ибо капитал легко игнорирует государственные границы). Так же при турбокапитализме наиболее состоятельные кланы внутри государств спокойно подминают под себя ресурсы и значительные промышленно-финансовые объекты, пользуясь всемерной поддержкой ТНК.

«Стимпанк» — это направление в современной фантастике, которое вытесняет неуклонно «фэнтези» (получившее господство в ней после выхода в свет эпопеи Дж. Р.Р. Толкиена «Властелин колец»). Предтечами стимпака полагают Жюля Верна, Герберта Уэллса, Марка Твена, Джека Лондона и Эдгара По. Эти имена не случайны. Они пришли из XIX и начала XX вв.

Стимпанк примитивно определяют как альтернативную историю, где развиваются паровые технологии и общество, сродное реальному «викторианскому» (1837-1901).

Сейчас в жизни человеческого рода пар отнюдь не на первом месте, а вот возврат к «викторианству» происходит, естественно, на иной спирали развития. Фантастика отражает фактическую ситуацию глобалистской и теперь уже постглобалистской эпохи через стимпанк или точнее, последний проникает в жизнь нашу. 

Стимпанк вполне согласовывается с парадигмой Маркса-Энгельса: «Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения, безжалостно разорвала она пёстрые феодальные путы, привязывающие человека к его «естественным повелителям» и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и приобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».

Кстати, неомарксисты, растерявшиеся после 1917 года, когда постулаты «Капитала» Карла Маркса вдруг перестали работать, воспрянули духом в конце XX столетия — Маркс опять обрел актуальность, пусть и ограниченную.

Почему же это произошло? А человечество погрузилось в стимпанк — аналог превращенного общества «викторианства». И еще завертелся-закрутился турбокапитализм.

До этого Запад противопоставлял советскому обществу и государству «welfare state», а когда это стало не нужным, то все вернулось на круги своя.

В Советском Союзе часто звучал «Марш авиаторов»:

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор,

Нам Сталин дал стальные руки-крылья,

А вместо сердца − пламенный мотор.

Припев:

Всё выше, выше и выше

Стремим мы полёт наших птиц,

И в каждом пропеллере дышит

Спокойствие наших границ».

Чем не стихотворная иллюстрация для стимпанка?

В стимпанке скрываются и рождение, и гибель СССР.

Удивительно, но советский строй с позиций марксизма-ленинизма, практически, не исследовался в самом Союзе. Существовало табу, кое перескочить было невозможно. И это понятно. Сказано, что строим и построили социализм — и стоп!

Если рассматривать большевистские правительства ленинского периода, то рабочих и крестьян там можно пересчитать по пальцам. К власти пришли люди, составлявшие маргинальные слои в элите Российской Империи. И при нормальном, естественном ходе событий они никогда бы не дорвались ни до власти, ни до собственности. Неужели гг. Путиловы и Морозовы проиграли бы конкуренцию на экономическом поприще товарищу Ульянову-Ленину или Троцкому, вкупе с Зиновьевым и Бухариным? Нет, конечно. Доступ к собственности, деньгам и власти был перекрыт для маргиналов.

Но Путиловы-Милюковы совершили (сами для себя!) огромнейшую глупость, спонсировав антигосударственный переворот — Февраль 1917 года. Свержение государя Николая Александровича показало, что «февралисты» — негодные управленцы. Они совершенно не понимали работу государственного механизма. Уткнувшись носами лишь в экономику, Путиловы-Милюковы не учли ни культурных, ни религиозных особенностей России и отдали власть маргиналам, для которых именно она являлась гарантией доступа к собственности. 

Советский социализм с абсолютизацией государственной собственности (коей по-настоящему распоряжались отнюдь не многие) первым проторил дорогу к стимпанку. Сам СССР — вполне стимпанковое государство, механически распластанное на республики (то есть, потенциально независимые государства, становящиеся независимыми при изменении исторической обстановки и упадке центральной власти), и идеологически заточенное на коммунистическую глобализацию.

В Советском Союзе были созданы отличные условия перехода к турбокапитализму, что и произошло после революции 1991 года.

Так же и на Западе, выпадение в турбокапитализм совершилось из «welfare state». Оказывается, что для возврата «викторианства» чрезвычайно важно максимально огосударствить экономику, дабы проще переделить сконцентрированные собственность и капитал. Процесс длительный, а, чтобы «трудящиеся» не заподозрили чего-нибудь лишнего, то им и начали кидать подачки в социальной сфере: сперва в СССР, а потом и на Западе.

Есть ли в турбокапитализме и стимпанке какой-то глубинный смысл?

Конечно.

Капитализм — это эксцесс, это культурно-исторический тип чисто западного свойства, и он выкристаллизовался из западноевропейского же феодализма. Развивался же капитализм за счет зон некапиталистических и людей традиционной цивилизации, способных приносить в дар и свое рабочее время и самих себя ради высоких целей. Это понял замечательный русский православный философ Александр Панарин.

Но денежными, сугубо денежными отношениями, люди-дарители были изжиты, а некапиталистические экономики освоены капитализмом. Некапиталистических зон не осталось в наличии. Так вот турбокапитализм их создает снова. В мире разворачивается хаос, но он нужен для турбокапитализма. Каддафи в Ливии и Саддам в Ираке стали жертвами наступающего турбокапитализма, ибо отстаивали национальный капитал. Башар Асад в Сирии вызывает гнев ревнителей турбокапитализма по этой же причине. Отсюда же проистекает неистовство лжи и санкции против России. Все то, что препятствует нашествию турбокапитализма и стимпанка должно быть повергнуто во прах. А вот Китай недурственно вписывается в тенденции наступающего эона. Не будет соответствовать, так и разберутся. Но пока, по крайней мере, не мешает турбокапитализму. А стимпанк? Посмотрите на промышленные центры КНР.

Кудрин, как яркий представитель либерализма в России, не может не поступать в соответствии с логикой турбокапитализма. Ему Россия не нужна, а русский народ он не может считать «прогрессивным». Так что для себя он прав…

 

Как же не вспомнить слова Достоевского: «Одна из характернейших черт русского либерализма — это страшное презрение к народу и взамен того страшное аристократничание перед народом (и кого же? каких-нибудь семинаристов). Русскому народу ни за что в мире не простят желания быть самим собою. (NB. Весь прогресс через школы предполагается в том, чтоб отучить народ быть собою.) Все черты народа осмеяны и преданы позору. Скажут, темное царство осмеяно. Но в том-то и дело, что вместе с темным царством осмеяно и всё светлое. Вот светлое-то и противно: вера, кротость, подчинение воле Божией. Самостоятельный склад наш, самостоятельный склад понятий о власти». (Ф.М. Достоевский. Запись к «Дневнику писателя». Тетрадь 2.)

Больше материалов по теме

16.05 - 12:18 Экономика
Поэтому я против идей приватизации госсобственности по Кудрину
07.05 - 10:45 Экономика
Главный лоббист монополизаторов и олигархов в России
16.01 - 21:37 Экономика
Гайдаровский форум как зависимость от саудовского короля
Леонид Решетников
Леонид Решетников
Виктор Димиулин
Петр Мультатули
Леонид Решетников
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования