пятница, 22 Сентября, 2017

Подробно

Император для народа

Александр Гончаров
20.04.2017 - 00:44
Император для народа

В 2017 году прошла юбилейная дата, связанная с царствованием императора Павла Петровича — одного из лучших русских государей, убитого заговорщиками ради их же корыстных целей. 220-летия со дня коронации Павла Первого российские СМИ просто проигнорировали, что удивлять не должно, ибо массовая культура кормится на раскручивании нелепых «мудрецов» и поп-див, забывая серьезные и значительные фигуры из прошлого и настоящего.

В ночь с 11 (23) на 12 (24) марта 1801 года во время Великого поста был убит в результате дворцового переворота российский император Павел I Петрович.

Царя оболгали еще при жизни, а после смерти тьма анекдотов об его правлении и личности захлестнула даже серьезную историческую литературу. Образованное общество, состоявшее по преимуществу из дворян, таким образом отомстило царю, попытавшемуся сократить привилегии знати.

Будущий император в письме (от 1776 г.), абсолютно приватном, написал следующее: «Для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства, а при моем характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и что причиною тому - небрежность и личные виды. Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое».

Ему так же принадлежат высказывания: «Сбережение государства — сбережение людей» и «Нет ни малейшей нужды России помышлять о распространении своих границ, потому что она и без того довольно уже и предовольно обширна». То есть, здесь мы видим, что императора интересовали, прежде всего, нужды его подданных и, хотя он от войн не отказывался, но отнюдь не собирался вести их за исполнение чужих задумок и целей или ради всенепременного расширения территорий.

Дворянские, либеральные, а потом и советские популяризаторы истории обвиняли Павла чуть не в сумасшествии, чему и приписывали совершаемые им поступки и издаваемые законы и указы. И прозвища к императору приклеивали соответствующие: «Царственный Дон Кихот», «русский Гамлет». И основания для этого находили. «Русским Гамлетом» Павла прозвали за то, что, отменяя решения своей матери Екатерины II, он якобы мстил за убиение отца — Петра III. «Дон Кихотом» самодержца поименовали не случайно, ибо следование чести и честности в аристократических кругах не приветствовалось и эти качества воспринимались как устаревшие и говорящие о некоей невменяемости (как и у героя Сервантеса).
Павел Петрович действительно ущемил заносчивую аристократию. Гвардейских офицеров он заставил служить, а не отсиживаться в поместьях. Обижаемым крестьянам было позволено жаловаться письменно самому царю на помещиков, как, впрочем, и мещанам, и купцам на различные притеснения городских властей. Причем император лично знакомился с каждым письмом и принимал меры.

И неожиданно, чуть ли не со дней Феодора Алексеевича и царевны Софьи (при Петре Первом ведь в стране наступил религиозный бардак), государь повернулся лицом к духовенству. Современный нам историк Артемий Ермаков сообщает: «…состоящим на штатном жаловании были увеличены оклады, а там, где не было установлено жалование, на прихожан возложили заботу по обработке священнических наделов, которую можно было заменить соответствующим хлебным взносом натурой или денежной суммой. В 1797 и 1799 годах штатные оклады из казны на духовное ведомство по годовым государственным сметам были увеличены вдвое против прежнего. Казенные дотации духовенству, таким образом, достигли почти одного миллиона рублей. Кроме того, в 1797 году были удвоены участки земли для архиерейских домов. Дополнительно (впервые со времен екатерининской секуляризации!) архиереям и монастырям были отведены мельницы, рыбные ловли и другие угодья. Впервые в истории России были узаконены меры для обеспечения вдов и сирот духовного сословия».

Крестьянам — самому крупному русскому сословию -- Павел I предоставил ряд льгот, прежде невиданных за весь XVIII век: хлебная подать отменялась, так же, как и повинность держать лошадей для армии, продавать крестьян и дворовых людей с разлучением семей запрещалось (а в Малороссии — и без земли). Но главным был Манифест о трехдневной барщине (1797 г.): «Объявляем всем нашим верным подданным.
Закон Божий в десятословии нам преподанный научает нас седмый день посвящать ему; почему в день настоящий торжеством веры Христианской прославленный, и в который мы удостоилися восприять священное мира помазание и Царское на Прародительском Престоле нашем венчание, почитаем долгом нашим пред Творцом и всех благ подателем подтвердить во всей Империи нашей о точном и непременном сего закона исполнении, повелевая всем и каждому наблюдать, дабы никто и ни под каким видом не дерзал в воскресные дни принуждать крестьян к работам, тем более что для сельских издельев остающиеся в неделе шесть дней по равному числу оных в обще разделяемыя, как для крестьян собственно, так и для работ их в пользу помещиков следующих, при добром распоряжении достаточны будут на удовлетворение всяким хозяйственным надобностям. Дан в Москве в день Святыя Пасхи. 5-е апреля 1797 года»
.

Заговорщики 11 марта 1801 года, когда пришли убивать императора Павла, очень боялись, что им могут помешать солдаты. Поэтому они действовали так, чтобы не допустить вмешательства караульных. Характерный эпизод отражен в мемуарной литературе: «В темном коридоре, у дверей спальни Павла I, находилась икона; близ неё стоял на часах рядовой Агапеев. Когда заговорщики вступили в коридор, один из них, а именно граф Зубов, ударил Агапеева саблей по затылку так сильно, что тот упал, обливаясь кровью. Затем они постучались в спальню. Комнатный гусар [Кириллов], приотворив дверь, чтобы узнать, кто стучит, подвергся участи Агапеева».

Среди православных крестьян и старообрядцев-единоверцев (указ царя от 1800 г. положил начало полному признанию единоверчества) быстро распространилось почитание Павла Петровича как святого. Записаны Н.А. Мотовиловым так же слова батюшки Серафима Саровского: «Государь в Бозе почивший Всеавгустейший родитель Его, Император Павел Петрович как любил Церковь Святую, как чтил святые уставы Ея и сколько зделал для блага Ея, не многия из Царей русских подобно Ему послужили Церкви Божией».

По свидетельству бывшего и.о. товарища обер-прокурора Св. Синода Н.Д. Жевахова готовилась канонизация императора Павла и лишь революция 1917 года помешала этому. Учитывая, что князь Николай Жевахов — брат-близнец священномученика Иоасафа (Жевахова), епископа Могилевского, приложил не мало усилий в сборе и публикации материалов к канонизации святителя Иоасафа Белгородского, можно утверждать, что, во всяком случае, какие-то намерения добиться прославление Павла Первого в лике святых Церковью имелись. Большего сказать ничего и нельзя.

Павел Петрович был вполне народным императором в российской истории. И, по воле Божией, время постепенно очищает имя царя от всей той грязи, которой забрызгали намеренно его память. И никогда не имелось на Руси царей-«Гамлетов» или «Дон Кихотов», а жил правитель, желавший править на благо всего общества, всего народа, а не только верхних слоев. За это и погиб. И о нем стоит помолиться…

Больше материалов по теме

Какое ТВ, такие и "звезды"
Олег Лурье
Как путь к спасению души
Александр Литке
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования