воскресенье, 25 Июня, 2017

Подробно

Паша турецкий Эрдоган

Николай Севостьянов
18.04.2017 - 07:15
Паша турецкий Эрдоган

Референдум, который состоялся 16 апреля в Турции, принёс Эрдогану именно те результаты, на которые он расчитывал. Официальные итоги свидетельствуют, что большинство (хотя и не абсолютное, всего 51%) сказало «да» внесению изменений в конституцию. Предложенные поправки не просто значительны, по сути они коренным меняют структуру всего турецкого государства, взламывая те принципы, на которые опиралась страна в течение многих десятилетий.

Теперь в Турции официально есть лишь одна значимая фигура — президент. Премьер-министров больше не будет, как не будет и политиков, имеющих какое бы то ни было отношении к армии. Военные — действующие и отставные — отныне не имеет права избираться, кроме того ликвидируется институт военных судов, а главнокомандующим становится президент. Он же назначает министров, вводит чрезвычайное положение и распускает парламент. А еще обладает абсолютной неприкосновенностью.

Кроме того, благодаря изменением в системе и продолжительности президентских сроков, Эрдоган сможет оставаться у власти до 2029 года. По большому счету он итак обладает всеми этими полномочиями. Разница лишь в том, что теперь мы имеем их юридическое закрепление, которым в будущем сможет пользоваться его преемник.

Насколько легитимными являются итоги голосования, сказать сложно. Несмотря на заявления оппозиции (естественные для любой страны), мы не имеем права голословно обвинять Эрдогана в том, что осуществлялись массовые вбросы и фальсификации. Одновременно с этим мы определенно можем говорить о том, что честным этот референдум точно не назовёшь.

Агитационная кампания шла одновременно с разгромом армии, арестом курдских депутатов и ликвидацией независимых СМИ, причем ликвидацией очень жесткой, в рамках которой несговорчимым журналистам предлагался простой выбор — увольнение или тюрьма. Этому сопутствовали и масштабные социальные меры, такие как временное освобождение от налогов и кратное увеличение премий для чиновников на местах.

И всё равно целый ряд регионов проголосовал «против». Прежде всего, это крупнейшие города — Стамбул, Анкара, Измир, средиземноморское побережье, Восточная Фракия и курдский юго-восток. Что касается голосов «за», то их сосредоточением стала сельская глубинка с её традиционной консервативностью и значительным влиянием религиозных авторитетов.

Иными словами, Эрдогана поддержали либо интегрированные в номенклатуру чиновники и те, кто от них зависит, либо те, для кого все реформы XX столетия были явлением, которое на бытовом уровне не изменило ни мировоззрения, ни образа жизни. Этим людям не нужен парламент и всевидящее армейское око, которому Ататюрк когда-то поручил надзор над секулярностью и законностью в республике.

Им нужен экономический рост и сохранение исламских порядков, а в рамках этой модели кемализм с его циклической нестабильностью и разрушением регилиозных основ — это скорее зло, поэтому нет ничего удивительного в поддержке, оказываемой Эрдогану, который последовательно отменяет достижения 20-х и 30-х годов, хотя и прибегает к авторитету отца-основателя, когда того требует ситуация.

Разумеется, самое главное во всём этом — последствия, которые могут сказаться в том числе и на отношениях с нашей страной. Хотя Эрдоган итак сосредоточил в своих руках все полномочия, какие только возможны, их официальная фиксация не может не придать его политике мощный энергетический импульс, который мы уже наблюдаем в виде реакции на результаты голосования.

Чуть ли не первое, что заявил Эрдоган — это то, что в самом ближайшем будущем Турцию может ждать еще один референдум, в котором будет лишь один вопрос — следует ли вернуть смертную казнь. Очевидно, для участников недавнего путча. Таким образом, диктатура будет укрепляться и дальше, в том числе на низовом и неформальном уровнях, а значит будет возрастать и риск тех или иных авантюр, либо связанных с «окончательным решением» курдского вопроса, либо направленных на внешнюю экспансию.

Два основных направления — Ирак и Сирия. И там, и там в течение последнего года Анкара столкнулась с целом рядом серьёзных проблем. Так, в отношении Ирака еще не так давно циркулировали слухи о потенциальной оккупации Мосула и Киркука турецкой армией. По-видимому, рассматривался вариант, при котором Исламское Государство не только выдерживает штурм, но и переходит в наступление, что становится идеальным предлогом. Однако, несмотря на прошлогодние прогнозы, ясно, что никакого отката назад не последует, и в самое ближайшее время Мосул полностью освобождён.

Что же касается Сирии, то ограниченная турецкая операция явно не добилась тех результатов, на которые она были нацелена. В совокупности с возвращением Алеппо под юрисдикцию Дамаска и целом рядом договоренностей между центральным правительством и курдскими кантонами, Анкара имеет очень сложную ситуацию, которая в случае своего естественного развития (в отсутствие полноценной интервенции) грозит Анкаре полным крахом её политики на данном направлении.

Поэтому на короткой дистанции действительно есть все основания опасаться серьёзных и плохо прогнозируемых шагов, в том числе угрожающих российским интересам. Учитывая агрессивную политику Вашингтона и те слухи, которые касаются возможного соглашения между Эрдоганом и Трампом, в самом ближайшем будущем это действительно может привести к очень опасным результатам.

Другое дело, что в отдаленной перспективе результаты рискуют оказаться плачевными уже для самой Турции. Единоличная власть, основанная на зачистке традиционной системы сдержек и противовесов, может быть эффективна лишь в моноэтническом государстве с четко выверенной системой наследования. Диктатура вне рамок монархии, построенная в многонациональной стране, несёт колоссальные риски, и нельзя исключать, что, в конечном счете, ликвидация кемализма закончится крахом самой республики. Но это будет потом.

Алексей Сокольский
Александр Гончаров
Аркадий Семенов
Николай Севостьянов
Отдел информации
Наталья Иртенина
Александр Порожняков
Константин Щемелинин
Отдел информации
Александр Веневцев
Борис Джерелиевский
Новые законодательные ограничения доступа к противоправному контенту
Александр Владимиров
Предстоятель УПЦ Онуфрий потребовал запретить шабаш извращенцев
Петр Иванченко
Рабочее самоуправление как рейдерский захват предприятия
Александр Литке
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования