среда, 25 Мая, 2022

Подробно

Следствие умалчивает

Андрей Мановцев
13.02.2022 - 14:40
Следствие умалчивает

О всех противоречиях в исследовании останков

 

Предисловие 

 

В воскресенье 30 января с.г., на первом канале ТВ, в самое подходящее для зрителей время (19-00), был показан двухсерийный фильм "Дело Романовых. Следствием установлено", посвященный убийству Царской семьи. Судя по этому фильму, нет и не было никаких противоречий в том, что "екатеринбургские останки" —  царские. 

 

Приходится снова и снова напоминать, что противоречия настолько серьезны, что можно с полной уверенностью утверждать: останки царскими быть не могут! 

 

Но перед тем, как перейти к содержанию статьи, нельзя не поделиться наблюдениями сугубо нравственного, этического характера.

 

1. Фильм не менее, чем трижды, прерывался показом рекламы, всякий раз по 10-12 шумных сюжетов. По отношению к трагической Царской теме это было, по меньшей мере, неуместно, впрочем, зависело от руководства канала, а не от авторов фильма.

 

2. В фильме показан "следственный эксперимент" по убийству Царской семьи. Молодых ребят, юношей и девушек (семинаристов и монастырских послушниц) вынудили к участию в данном эксперименте. В помещении, имитирующем «расстрельную комнату» Ипатьевского дома, 11 молодых людей изображали жертв расстрела, другие изображали расстрельщиков. Первые были снабжены листами А4, с крупными надписями, кто кого изображает. Последних снабжали «пистолетами» с лазерными указками, и красные пятнышки поплясывали на «жертвах». 

 

Ну, допустим, надо было проверить, не слишком ли тесным является помещение. Но в остальном зачем это делалось, не объяснили. Недостойная, кощунственная игра. См. об этом также в статье Д.А. Степанова. 

 

Коротко об общем впечатлении. Для рядового нашего соотечественника, зачастую вполне равнодушного и к Царской теме вообще, и к проблеме идентификации останков, фильм сделан вполне убедительным, хоть, на мой взгляд, довольно скучным. Ни слова о критике, как будто ее и не было. Сейчас мы к ней обратимся, и читателю, с ней знакомому, придется простить неизбежные повторения не раз уже звучавших положений.

 

Стоит иметь в виду, что в издательстве Российского просветительского фонда имени Василия Великого вышел сборник материалов «Царская Голгофа». Мы будем часто на него ссылаться.

 

Наконец, скажем следующее. Целью статьи является опровержение подлинности останков на том или другом материале фильма, дающем к этому повод, но не рецензия на фильм. Он есть лишь добротная «агитка», в «лучших традициях» советской пропаганды, с массированным давлением на доверчивого зрителя, вот и вся рецензия. 

 

Сформулированная установка определяет и формат статьи: выбраны значимые, выразительные сюжеты, их могло быть больше, но мы держимся «железного правила криминалистики»: если доказан хоть один факт, противоречащий сделанному выводу, то вывод неверен. Наличие, к примеру, зубов у черепа № 4, которые никак не могли быть зубами Императора, доказывает: череп не тот. Одного этого факта достаточно, чтобы утверждать, что останки не те. Существует целый ряд таких фактов, и это замалчивается более скверно, чем делалось в советское время. Ибо, как ни лгали тогда, но то, что дважды два равно пять, не утверждали.

 

Два замечания, к останкам не относящиеся

 

Да, действительно, путь на Голгофу начался для Царской семьи с отречения Государя от престола. В фильме нам показывают «акт отречения», показывают и карандашную подпись Государя, и надпись графа Фредерикса, визирующую эту подпись. Г-н Е.В. Пчелов, один из ведущих историков-экспертов по делу об убийстве Царской семьи, не раз говорил, что карандаш в данном случае никак не вредит подлинности документа об отречении: мол, Царь не раз подписывал документы карандашом. Но при этом умалчивается, что «акт об отречении» существует в двух экземплярах, на которых подпись Царя, и виза Фредерикса  идентичны, что однозначно свидетельствует в пользу подложности «акта».

 

Второе замечание также относится к словам архивиста в фильме. Было сказано, будто «тобольские коммунисты настаивали на переводе Царской семьи в Екатеринбург». Но такого попросту не было в Тобольске, и даже неясно, какой эпизод может быть истолкован подобным образом. Так, в одной (неверной при этом) фразе оказалась смазанной целая драматическая история дьявольской провокации Свердлова-Яковлева.

 

Наука умеет много гитик

 

Главная проблема генетических экспертиз — это проблема прозрачности, общественного доверия в случае национальной значимости таких экспертиз. Как ни покажется странным, оно достижимо, что демонстрируется двумя примерами в относительно недавнем прошлом: эксгумации и генетического подтверждения подлинности останков в случае с Ивом Монтаном (1998) и Ясиром Арафатом (2013). И там, и там имели место широкое оповещение в прессе касательно общественного контроля над извлечением и дальнейшим следованием образцов тканей для генетических исследований. 

 

В случае же с «екатеринбургскими останками» вопрос об общественном доверии к их исследованиям вообще не ставился ни в 1990-е, ни в 2000-е гг., ни в недавний период 2015-2021 гг. Слабым, слабейшим отголоском, скажем так, соблюдения приличий явилась официальная почвоведческая экспертиза Поросенкова лога, проведенная летом 2019 г. Читаем в описании ее: «Сотрудники Следственного комитета РФ сегодня произвели отбор образцов почвы в районе Поросенкова Лога близ Екатеринбурга, где были найдены останки расстрелянной в 1918 году семьи последнего российского императора Николая II Романова. Об этом Znak.com рассказал руководитель благотворительного фонда «Мемориал Романовых» Илья Коровин. По его словам, вопрос о необходимости провести почвоведческий анализ ранее перед следователями поставили представители РПЦ. «По версии разнообразных конспирологов, которые вьются вокруг темы гибели Романовых, на Коптяковской дороге в районе Поросенкова Лога было болото и торфяники. Соответственно, ДНК, необходимая для идентификации найденных останков, по мнению этих конспирологов, в таких условиях просто не могла сохраниться. Все осведомленные лица, конечно, знают, что в этом месте нет никаких торфяников. Земля там, конечно, очень сложная, преимущественно глина и на определенной глубине начинается скала. В сезон сильных дождей Коптяковская дорога постоянно размывалась, место было топким. Но не более. Для того, чтобы это задокументировать, нужна почвоведческая экспертиза», — пояснил Коровин. 

 

Прежде всего, прокомментируем слова конспирологофоба о торфяниках. ДНК разрушается в процессе торфяного дубления, для которого нужны гумусовые кислоты, а не торф; просто термин такой, неграмотно путать. Теперь взглянем на фотографию упомянутого процесса «документирования».

 
Нетрудно видеть, по количеству выбранной земли, что пробы брались неглубоко, да и в описании сказано: на 20 см. А второе замечание — следующее: мы видим, что пробы брались вблизи недавнего сооружения мемориального характера, т.е. в заведомо наносном слое.

И по свидетельствам Юровского, и по свидетельствам Н.А. Соколова, и по словам А.Н. Авдонина из его книги «Ганина яма», почва Поросенкового лога — болотистая. Но есть и очень выразительное свидетельство участницы обретения останков в июле 1991 г., доктора исторических наук, уральского археолога Л.Н. Коряковой, которая вела в те дни подробный дневник, опубликованный в книге В.В. Алексеева «Гибель Царской семьи. Мифы и реальность» (Екатеринбург 1993). Приведем отрывок из этого дневника: «В раскопе стоял неприятный болотный запах. Невольно источник этого запаха идентифицировался с массивными остатками мягких тканей, сохранившихся на многих костях и прикрытых мумифицированной кожей». Далее Людмила Николаевна поясняет, почему даже кожа сохранилась: «Дело в том, что кости залегали в так называемом глеевом горизонте, характерном для местных аллювиальных болотных почв».

 

Более того, слова о болотистом характере почвы Поросенкова лога звучат и в фильме «Дело Романовых. Следствием установлено». А именно, в начале второй серии, поясняя, как были найдены «вторые екатеринбургские останки», поисковик Виталий Шитов говорит: «Практически весь Лог был заболоченный, и скорее всего сухой была только юго-восточная часть этого Лога. Именно вот эта вот часть. Здесь как бы небольшая возвышенность все-таки, и воды было поменьше».

 

Наконец, приведем документ о состоянии торфяного дубления «екатеринбургских останков». Это фрагмент «Протокола дополнительного осмотра» останков от 23-25 июля 1991 г. (т.е. сразу по обретении), в котором читаем перечисление:

 

«Протокол» (не полностью) опубликован в сборнике документов «ЗАКЛЮЧЕНИЕ комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения» (Москва. Изд-во фонда имени Василия Великого. 2018). Эти сведения даются на стр. 56. Вопрос об исчезновении мягких тканей оставим пока в стороне.

 

Итак, генетические исследования останков «под мостиком» неправомерны. Лишь недавно стало известно, что официальные эксперты-генетики готовы дать объяснения на этот счет, но покамест мы ими не располагаем.

 

Что же касается «вторых екатеринбургских останков, то приведем цитату из сборника «Царская Голгофа» (стр. 29): «Современная генетика установила, что если останки млекопитающих (в том числе человеческие) подвергаются воздействию температуры 200˚С и выше на протяжении 2 часов, то ДНК разрушается, и никакая генетическая экспертиза по ним невозможна. Если они были найдены в кострище, то они должны были нагреваться существенно больше 200˚С на протяжении более 2-х часов». Либо найденные «вторые екатеринбургские останки» не подвергались горению и тогда они вовсе не соответствуют указаниям «Записки Юровского», либо, если подвергались, не подлежат генетической экспертизе.

 

Далее. Нельзя не сказать о следующих случаях, имевших место в мировой судебной практике. Бывало так, что женщине, желавшей доказать отцовство ребенка относящимся к такому-то мужчине, удавалось предоставить суду генетический материал, оное отцовство устанавливающий. Но мужчина, в свою очередь, предоставлял суду неоспоримые доказательства (например, алиби) своей непричастности. Суд решал в пользу мужчины.

 

Похожая ситуация с останками. Вот нам показывают окровавленную (в 1891 г. в Японии) рубашку Наследника, хранящуюся в Эрмитаже. Впечатляет. И говорят о 100% совпадении генетических данных, полученных из крови на рубашке, и генетических данных по скелету № 4. Но зубы черепа № 4 не могли быть зубами Императора (см. ниже), но на черепе № 4 нет следов сабельного ранения (см. ниже), но скелет № 4 — это скелет сутулого, склонного к полноте, больного человека (см. ниже), и уже поэтому не мог быть скелетом Императора. Суда не предвидится. Но мы-то сами: неужели останемся при доверии к генетической экспертизе? 

 

Все ли в порядке с «Запиской Юровского»?

 

Судя по фильму, все в порядке с этим документом, на который следствие опирается, как на историческое обоснование захоронения «под мостиком». Вот нам показывают машинописный текст с рукописными правками, задаются вопросом: чья же эта рука? Да, Юровского, все в порядке. Но речь при этом идет о расшифрованной стенограмме позднего (февраль 1934 г.) выступления Юровского перед старыми большевиками Свердловска. Неискушенному зрителю и в голову не придет, что существует исходный рукописный текст «Записки», рука — М. Н. Покровского (предположительно 1920 г.). Рукопись Покровского была обнаружена в архиве последнего в 1992 г. проф., д.и.н. А. Ю. Бурановым (1934-2004), крупнейшим отечественным историком, архивистом, занимавшимся темой последних Романовых. Буранов уверенно считал, что автор «Записки» — Покровский, и относился к ней как к «фальсификату, созданному в недрах ВЧК-ВКПб». Да, Юровский признал этот текст, написал на его основе в 1922 г., с чьей-то литературной помощью, воспоминания «Царь нашел свое место» и воспроизвел содержание «Записки» в выступлении 1934 г. в Свердловске.


Есть наблюдение, подтверждающее вторичный характер участия Юровского в составлении текста «Записки». Ни один из ее вариантов не может считаться историческим документом, ибо несложно обличить сквозную лживость данного текста. В частности, в нем содержится много несуразностей. Так, если следовать исходному тексту 1920 г., то на сожжение двух трупов ранним утром 19 июля 1918 г. в Поросенковом логу ушло два часа, а на создание могильника «под мостиком» — полчаса! Абсурд, нашедший посильную поправку в одном из вариантов «Стенограммы» выступления Юровского 1934 г. Но эксперименты по сожжению разделанных туш кабанов и свиней летом и осенью 2021 г., а также по выкапыванию ямы, соответствующей могильнику «под мостиком», показывают невозможность верить и «Стенограмме».

 

Подробное обсуждение несостоятельности «Записки» как исторического документа читатель найдет в моей статье «С доверием к преступнику».  

 

Тайна, унесенная Гелием Рябовым

 

Личность Гелия Трофимовича Рябова (1932-2015), по всей видимости, нужно считать трагической. Больно смотреть на его фотографии, сделанные незадолго до смерти.

Мой добрый знакомый знал его как соседа по даче, относился с доверием к его рассказам и к нему самому с любовью. С любовью говорит о нем в фильме и архимандрит Тихон (Затекин).


В то же время о доверии к Рябову не может быть речи. Романовская тема в конце 1970-х гг. была под абсолютным запретом. Председатель КГБ Андропов ненавидел (исторический факт) министра внутренних дел Щелокова, и если бы Рябов и Авдонин вскрывали могильник в Поросенковом логу летом 1979 г. только под прикрытием МВД, Андропов получил бы в руки слишком лакомый компромат на Щелокова, поскольку окрестности деревни Коптяки были вполне под наблюдением «органов». Героизма энтузиастов тут не было. И, скорее всего, не было и трудностей с отысканием захоронения, поскольку, уже в 1990-е гг., В.Н. Соловьев взял, да и сказал вдруг публично, что местонахождение могильника было, со стороны властей, «секретом Полишинеля», никак не объяснив затем своих слов.

В книге князя А.К. Голицына «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской семьи» (М.2013) показано, как рассказы Рябова и Авдонина то противоречат друг другу, то противоречат самим себе. Был характерный случай, фиксирующий невозможность верить Рябову. О нем пишет в письме священноначалию 2007 г. проф. В.Л. Попов (бывший тогда активным критиком следствия В.Н. Соловьева): «Из объяснений А.Н.Авдонина и Г. Т. Рябова <…> следует, что в 1979 году оба этих гражданина извлекли три черепа из захоронения, при этом они ограничились раскопом размерами 0,5×0,5 метра в северо-восточном углу захоронения. При анализе объективно зафиксированного расположения костных останков в захоронении следует, что два из трех черепов, которые извлекли Авдонин и Рябов в 1979 году, не могли технически быть извлечены из глинистой почвы, так как находились на расстоянии около 1−1,5 метров от края раскопа, сделанного в 1979 году Авдониным и Рябовым. Рябову, во время слушаний в Государственной Думе, в присутствии следователя Соловьева, было предложено объяснить это противоречие. Рябов объяснений не дал, а Соловьев не попытался их устранить. Невольно возникают вопросы: извлекались ли черепа из захоронения в 1979 году? Может быть, черепа не извлекались в 1979 году, а были помещены в захоронение в 1980 году, когда Авдонин и Рябов повторно «работали» в захоронении? Может быть, Рябов и Авдонин в 1979 году производили раскоп не так, как они рассказали в своих объяснениях прокурору в 1991 году?».

Какая мотивация (помимо «энтузиазма») была у Рябова? «На кого» он работал, что было «заказано», что сам хотел? Все эти тайны унес он с собой в могилу. Предисловие к упомянутой книге А.К. Голицына написано князем З.М. Чавчавадзе и названо им «Фальшивонотчики». Первым в этом ряду показан Рябов. И, действительно, в первой серии документальных фильмов С. Мирошниченко  Г.Т. Рябову уделяется много времени. Так впечатление от последнего одновременно: искренности, фальшивости и какой-то… обреченности.

Все ли в порядке со скелетами?

Ещё в 1990-е гг., на одном из заседаний Правительственной комиссии «по вопросам захоронения останков Императора Николая II и членов его семьи» (так она откровенно c самого начала называлась), возник вопрос: «Почему один из трех скелетов, приписываемых Великим Княжнам, будучи самым старшим по возрасту, имеет самый короткий рост?». Вопрос не получил ни ответа, ни опровержения сообщаемых в нем сведений. А ведь указанный факт означает невозможность считать те три скелета относящимися к Великим Княжнам, поскольку самой невысокой была, понятно, Анастасия Николаевна.

Приведем отрывки из сборника «Царская Голгофа»:

«У скелета № 4, приписываемого Государю, имеется сросшийся перелом второго ребра. [4, с. 474] Подобные переломы крайне редки и не могут пройти незаметно в отличие от переломов нижних ребер. Второе ребро располагается чуть ниже ключицы, плеча человека и имеет длину всего 7 см. Обычно его перелом происходит вместе с переломом самой ключицы. Отдельный перелом второго ребра возможен только при сильном ударе по нему тупым предметом с ограниченной площадью, например, обратным концом копья или ударом конца толстой палки или лома. Все серьезные события в жизни Цесаревича, в последствии Царя Николая Александровича, находили отражение и в его дневнике, и дневниках его близких, и в многочисленной переписке членов Царского Дома, и в различных документах Царского двора. Но о таком переломе в этих документах нет и речи». (стр. 21)

«В экспертизах эксперта следствия В. Звягина 1990-х годов указывается, что скелет № 4 принадлежит грузному полному человеку, ведущему в основном сидячий образ жизни и имеющему развитый остеохондроз в нижнем отделе позвоночника, затруднявший его движения. Похожее заключение о шиповидных и гребневидных костных разрастаниях по краям позвонков и другие дефекты позвоночника и таза скелета № 4, ограничившие подвижность этого человека, дает комиссия из 13 экспертов, в том числе В. Томилин, В. Звягин, В. Пашинян». (стр. 20) Далее следует ссылка с указанием стр. 474 на упоминавшееся издание: «Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения».

Наконец, «самый темный» непорядок со скелетами. Читатель помнит цитату из дневника Л.Н. Коряковой. Останки имели множество мягких тканей. Но, пролежав 2 года в управлении МВД  Свердловской области, стали, как это говорится, «скелетированными», и ни о каких исследованиях никаких мягких тканях и речи быть не могло. Есть интересное наблюдение, связанное с упомянутым фильмом С. Мирошниченко Убийство Императора. Версии (1 часть)

Посмотрите небольшой отрывок с 30-й минуты. Съемочная группа пытается войти в общение с персоналом той организации, где хранятся останки. Им это не удается или с большим трудом удается вырвать малую толику сведений. С ними неохотно разговаривают, не показываясь, через открытое окно. В частности, на вопрос: «А вы получили скелеты или трупы?» ответ был: «Трупы». Вспомним также показанный выше фрагмент из «Протокола дополнительного осмотра» (останков). Интересно, что существует документ, связанный с останками, начала лета 1993 г., в котором упоминаются мягкие ткани, подвергшиеся торфяному дублению. Начало работы следствия — август 1993. Итак, в течение лета 1993 года мягкие ткани с останков исчезают, и ничто не мешает совершать над скелетами какие-либо манипуляции, например, привнесение генетического материала, позволяющего с уверенностью считать их принадлежащими Царской семье. 

Кадры обличают

В упоминавшемся письме священноначалию 2007 года проф. В.Л. Попов первым пунктом приводит обличение показаний Рябова о его находке, а во втором пункте пишет следующее: «В 1993—1994 гг. стало известно о рапорте трех врачей, оказывавших помощь Николаю Александровичу (тогда наследнику престола) в 1891 году непосредственно после получения им трех ударов по голове саблей в Японии. В рапорте врачей говорилось о кусочке кости длиной 2,5 см, извлеченном из одной раны. В 1995 году череп №4, впоследствии признанный правительственной комиссией, как череп Николая II, подвергался тщательному компьютерно-томографическому исследованию. Никаких следов заживления перелома на месте ран не обнаружено. На первый взгляд, это говорит о том, что череп не принадлежит Николаю II, однако, следствие делает вывод, допускающий такую возможность». 

В 2016 г. Вячеслав Леонидович был приглашен новым следствием как эксперт к участию в новом исследовании останков. И летом 2017 г. дискуссия на портале «Православие. ру» открылась как раз публикацией интервью В.Л. Попова А.Д. Степановым под названием «Мы нашли следы сабельного ранения на черепе № 4». В конце ноября 2017 г. в московском Сретенском монастыре состоялась конференция «Дело об убийстве Царской семьи», и Вячеслав Леонидович сделал на ней доклад об отыскании следов сабельного ранения на черепе № 4, показав при этом следующий слайд: 

Вскорости сообщение Попова получило отклик со стороны судмедэксперта Ю.А. Григорьева в виде статьи «Фантазии экспертов или бритва Оккама». Григорьев напомнил ученому, что в «рапорте трех врачей» говорится о расстоянии в шесть сантиметров между ранами, нанесенными Наследнику. На слайде Попова (данном с увеличением) мы видим 2  мм между заметными следами (чего-то). Попов на критику не откликнулся и продолжал упоминать о находке. Последняя перекочевала и в официальные материалы следствия, изданные под названием «Преступление века», сопровождаемая текстом постыдно абсурдного характера (см. мою статью «Вершины абсурда»). Место для находки Вячеслава Леонидовича нашлось и в фильме. Понятно, что он изобилует впечатляющими кадрами современных научных технологий. Здесь мы видим исследователя перед дисплеем с изображением черепа № 4.

 

Далее следует крупным планом дисплей:

 

В центре — пресловутые «следы сабельного ранения». Вы видите между ними 6 сантиметров? Интересно, что о 6-ти см в фильме умалчивается, но «рапорт трех врачей» при этом вполне упоминается.

Свидетельства официальных стоматологов и воспоминания лейб-стоматолога

Начнем с последнего, с недавней сенсации. Историком, к.и.н И.А. Симоновой найдены воспоминания Сергея Сергеевича Кострицкого, лейб-стоматолога. Как и естественно было от него ожидать, августейшая семья для него — пациенты, в частности, и о Царе говорится как о пациенте, следовательно, Император зубы лечить — не боялся. А ведь утверждение о его дентофобии — одно из официальных заключений следствия (теперь и церковной комиссии). 

Для читателей, которые могут не знать, в чем тут дело, дадим краткие объяснения. С 1993 г. известно, что у черепа № 4 зубы в таком плохом состоянии, что, очевидно, их обладатель не получал врачебной помощи в течение нескольких лет. Проф. В.Н. Трезубов, один из ведущих экспертов следствия, дал объяснение: Государь боялся лечить зубы. Об этом было заявлено Трезубовым на конференции 27.11.2017 г. в московском Сретенском монастыре и затем неоднократно повторено с уверенностью, хотя сразу после конференции вышла статья Э.Г. Агаджаняна, Л.Е. Болотина и А.А. Оболенского «Заключение специалистов», в которой обстоятельно обосновывалась абсурдность подобного мнения. Теперь она подчеркнута и воспоминаниями личного лечащего врача. См. также «Царская голгофа» (стр. 16 +)

Примечательно, что о состоянии зубов черепа № 4 и его объяснении в обсуждаемом фильме нет ни слова. Единственное свидетельство стоматологического характера в пользу официальной идентификации останков — это слова проф. Трезубова о том, что зубы останков, относившихся предположительно к Великим Княжнам, — действительно, зубы близких родственников. При этом умалчивается об огромной исследовательской работе, проведенной в 2017-2018 гг. стоматологом Э.Г. Агаджаняном и историком А.А. Оболенским. Историк занимался документами императорского двора по медицинской части, стоматолог изучал подробное описание зубов останков, составленное в начале 1990-х гг. крупнейшими учеными: В.Л. Поповым, В.Н. Трезубовым (Санкт-Петербург) и Г.А. Пашиняном (1933-2010, Москва). Данные экспертов-стоматологов сопоставлялись с историческими данными, результат каждый раз был однозначным: зубы останков не имеют отношения к Царской семье. В течение 2018 г. вышло не менее 20 публикаций на данную тему, всякий раз описания и результаты исследований посылались и в СК, и в церковную комиссию. Ответа не было ни разу. Точнее, один лишь раз Попов и Трезубов откликнулись — на самую первую публикацию («Заключение специалистов»), их ответ был следующим: «Кто они такие?».

Упомянем здесь еще об одном противоречии. Зубы черепа № 7, приписываемого Государыне, также в течение несколько лет до смерти не подвергались лечению. В то же время известно, как С.С. Кострицкий, несмотря на опасности революционного времени, приезжал в Тобольск к Царской семье и вылечил зубы Царице, они перестали болеть.  Тема историко-стоматологическим  исследований останков внятно изложена в сборнике "Екатеринбургские останки". Независимые исследования. СБОРНИК СТАТЕЙ.

Находка 2007 г. — странный подлог

Начнем с того, что находка 2007 г. — дело рук (снова!) «энтузиастов» и также, как и в случае останков «под мостиком», ее исследование не имеет законного основания. Всем известно, что было найдено небольшое количество костей (150 г.) среди углей догоревшего костра. В частности, были найдены зубы (жевательные, так называемые «моляры»), оказавшиеся зубами подростка 13-15 лет и отнесенные, естественно, к Цесаревичу. Но эти зубы, по свидетельству эксперта-антрополога С.А. Никитина, не подвергались воздействию огня, что и дает основание говорить о подлоге, ибо избирательное сохранение зубов при сгорании трупа есть нонсенс. (На этом настаивал С.А. Никитин в своем докладе на конференции 28.11.2021 — см. мою статью «Вершины абсурда» — но мы оставим личные проблемы лично ученому). Перед вами — иллюстрация указанного нонсенса:  

 

нижний ряд — моляры из «вторых екатеринбургских останков», верхний — зубы, находившиеся вблизи от огня (эксперимент был проведен Э.Г. Агаджаняном). Итак, мы вынуждены считать, что зубы подростка были подброшены для последующей сенсационной находки. 

Но что ж эти таинственные (еще одни) «энтузиасты» так неаккуратно действовали? В кострище имелась расческа с немецкой надписью, зубцы которой были оплавлены. Она не могла принадлежать Марии Николаевне, т.к. была расческой, а не гребнем, а у Цесаревича в его тельняшке (не станем обсуждать сомнительность соотнесения с ней найденного кусочка ткани) карманов не было. Недалеко от кострища имелись монеты 1930 г. За всем этим, казалось бы, можно было проследить. И возникает такое предположение: тут просто небрежность, сойдет и так. И сошло! 

Но есть и еще одна странность. По свидетельству антрополога Д.И. Ражева, были найдены кости черепа, кости ног, тазовые кости, зубы, ребро, первый шейный позвонок, т.е. элементы всех отделов скелета. Ражев предлагает такое объяснение: все остальное либо сгорело, либо истлело. (см. Н. Розанова. Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба. М. 2008, стр. 496). Ну, хорошо, а как же все эти кости оказались рядом? Сползлись? Наверное, у создателей будущей находки, что было, как говорится, под рукой, то и было под рукой.

Фильм становится аргументом

Приговор А.С. Пушкина «мы ленивы и нелюбопытны» в случае проблемы с «екатеринбургскими останками» как нельзя более уместен. Человек, безразличный к царской теме, не станет вникать ни в какую полемику по данному поводу, отмахнется. И таких, к сожалению — большинство. 

Конечно, прав был владыка Викентий: если бы мы, по его словам, научились любить и почитать Царскую семью, вопрос об останках «решился бы сам собой». Он и не возник бы, так как тогда и в голову не могло бы прийти доверять цареубийце свидетельство о цареубийстве. 

Все же есть очень много людей (многие тысячи и тысячи), к царской теме вовсе не безразличных, не терпящих лжи вокруг нее и сердцем отторгающих признание лжемощей мощами Царственных страстотерпцев. Не о такой ли реакции говорится в публикации РНЛ  «Вокруг темы создается нездоровая атмосфера разделений»? Автор, надо сказать, берется сравнивать нынешнюю ситуацию с останками с нездоровой атмосферой вокруг личности Царя-мученика перед Собором 2000 года, признавшим святость Царской семьи. Рекомендуемые им материалы: заключение СК, заключение церковной комиссии, фильм «Дело Романовых. Следствием установлено». Но святость Царской семьи — это правда, а в официальных материалах, также и в фильме — неправда. 

Просто потому, что 2 миллиметра не равняются 6-ти сантиметрам, Юровский лгал, а Царь лечить зубы не боялся.

Невзоров медленно, но верно перевоплотился в иуду
Левон Арзанов
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования