суббота, 28 Мая, 2022

Подробно

"Бороться за украинцев"

Юрий Котенок, Василий Иваненко
06.07.2018 - 19:10
"Бороться за украинцев"

В силу того, что Ростовская область соседствует с Украиной, в регионе периодически появляется множество беженцев из соседней страны. Кто-то бежит от войны, кто-то от непрерывных экономических неурядиц, а кто-то — от агрессивной и бессмысленной русофобии, насаждаемой ныне Киевом. Корреспонденты Федерального агентства новостей встретились в Ростове с беженцем из Одессы, некогда активным участником движения «Антимайдан» Тамерланом Русовым. Он рассказал ФАН о причинах своего отъезда с Украины, а также тех трудностях и мытарствах, с которыми сталкиваются украинские беженцы при попытке получить вид на жительство в России.

— Тамерлан, чем вы занимались на Украине?

— Занимался тем же, чем и все люди в период «незалэжности» Украины — работал и выживал, иногда «от зарплаты до зарплаты». У меня два высших образования, большой опыт работы в структурах, связанных с клирингом (безналичные расчеты. — Прим. ФАН), а также в структурах, связанных с тем, что осталось от ЧМП (Черноморского морского пароходства). Я наблюдал, как последние части богатого наследия ЧМП — база моряков — продавались на Запад. Тогда мы фактически оказались «торговцами черным деревом». На Украине я занимался и другими видами бизнеса — оптовой торговлей мебелью, международной оптовой коммерцией в контейнерных перевозках. Поэтому удалось поездить по России и миру еще до событий на Украине.

— При каких обстоятельствах вы вынуждены были уехать с родины?

— Обстоятельства сложились так, что гражданское противостояние в Одессе между противниками переворота и теми, кто его совершил, достигло критической точки. Это стало для противников переворота чревато если не увечьями, то смертью. Конкретно я уехал с Украины 5 мая 2014 года, вскоре после бойни 2 мая в одесском Доме профсоюзов. Как показала практика, из тех моих товарищей, кто не уехал, кто-то уже отсидел и его отпустили («посадив» при этом здоровье), а кто-то до сих пор сидит в тюрьме. Некоторых из них убили, причем в первые же дни после 2 мая. Вскоре после отъезда меня пригласили выступить на российском телевидении, а дальше так получилось, что пришлось остаться в России.

— Расскажите, как вы получали вид на жительство в России?

— Сейчас я имею разрешение на временное проживание в РФ. Получал я его примерно год. Это был год диких мытарств. На тот момент мною была несколько раз пересечена граница, как делали граждане Украины, обновлялась миграционная карта, и это считалось нормой. Но когда я изначально обратился в миграционные органы за РВП, мне сказали, что каждое пересечение границы учитывается, и по нему принимается решение, что данный гражданин другой страны находится на территории РФ незаконно, поэтому они отказываются оказывать ему какие-то услуги по легализации.

Наше искреннее убеждение в том, что человек, пришедший с повинной, достоин какого-то снисхождения, в этом плане абсолютно не действует. Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали «уезжать обратно на Украину». А если уж нас разыскивают в Одессе националисты — то попробовать пожить, например, в Одесской области. Это я дословно передаю то, что нам сказали в УФМС. Также были предложения «уехать обратно в Донбасс» — хотя у меня дом в Одессе, а в Донбассе фактически жить негде. Чиновников УФМС не интересует, где ты будешь жить, где работать. Да и вообще о том, что там идет гражданская война, они, похоже, даже не знают. Когда им задаешь наводящие вопросы, то они искренне удивляются. Они верят, что заключение минских соглашений означают наступление полнейшего мира в регионе.

— Кто конкретно вас отправлял обратно на Украину?

 

 
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину»
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину» Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко / Юрий Котенок

 

— Конкретно это инспекторы УФМС Кировского района Ростова-на-Дону, в частности, Усачева Анна Владимировна. Нам обозначили, что не дадут разрешения на временное проживание, так как мы с нарушениями находимся на территории России. Ситуация наша не принималась во внимание, хотя я предоставил все материалы, согласно которым я и моя жена не можем возвращаться на Украину.

Я даже в свое время распечатал Кодекс административно-правовых нарушений, где прописаны полномочия работников миграционной службы. Там прямо прописано — у них есть полномочия решать подобные вопросы на уровне мировых судей. Но нам было сказано: «По особому распоряжению начальника миграционного отдела полиции Ростовской области кодекс не действует, а все вопросы переправляются в суд и решаются судами». Нам прямо дали понять — федеральные законы не обязательны к выполнению для работников местного УФМС.

Это все выглядело очень странно. Мы с женой попытались подать прошение о выдаче нам временного убежища, но нам точно так же отказали. Через время мы пришли, но нам отказали даже в приеме заявления, хотя они не имеют права этого делать. Мы отправляли заявление по почте, оно было принято, и нас вызвали в УФМС. Мы пришли туда, и нам снова сказали, что у нас «нарушения правила 90 дней», и опять же отказались принять заявление.

В конце концов мы решили больше не тянуть резину, а пройти через суд. По мнению работников миграционной службы, единственное, что позволило бы им закрыть глаза на наши нарушения — это решение суда. У нас забрали паспорта, отвели в суд. Суд лояльно отнесся к нашей ситуации, рассмотрел все представленные доказательства, ходатайства и признал, что нашим с женой жизням угрожает опасность на территории Украины. Только на основании этого работники ростовского УФМС приняли у нас заявления на РВП.

— Что заставляет работников УФМС идти на какие-то ухищрения, выдумывать инструкции и т. д.? То есть всеми силами отпихиваться от людей с Украины, которые представляют Русский мир и прекрасно интегрируются в наше общество? Они, кроме того, еще и улучшают демографическую ситуацию в РФ, они славяне, православные граждане...

— Я считаю, что это коррупционная составляющая, она выражается не в прямом приеме денег, а в том, что существует огромное количество (в основном в Интернете) аффилированных с УФМС компаний, которые помогают «решить вопросы» с миграционной службой, если у вас появляются проблемы. «Решение вопроса» с РВП стоит примерно 50 тысяч рублей. Вам говорят: «Клади бабки на стол, и твоя проблема уже завтра будет решена».

Людей фактически заставляют выкладывать деньги. А где люди будут брать эти деньги — никого не интересует. Потому что человек, не имеющий РВП, не имеет права официально работать. Фактически ему взять эти деньги негде. Его по факту толкают на какой-то криминал, за который можно привлечь к ответственности.

Таких товарищей, которые «решают вопросы» с УФМС, можно видеть, если ты целый день стоишь в очереди. Они проходят без очереди, говоря «я здесь работаю», и заводя внутрь каких-то лиц африканской внешности. Я наблюдал это лично. К ним — совсем другое отношение, им чиновники улыбаются.

 

 
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину»
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину» Федеральное агентство новостей/Леонид Андросов

 

— Сколько сейчас стоят услуги посредника?

— Недавно я сталкивался с ситуацией, когда человек ежемесячно заносил за патент 3100 рублей, ему продлевали этот патент с приложенным чеком. А на шестой месяц продлевать отказались, потому что, как оказалось, три месяца назад налог был поднят до 3200 рублей и у него образовалась задолженность в 300-400 рублей.

На основании этой задолженности работник УФМС отказался продлевать патент и сказал, что он будет аннулирован. То есть человек должен сдать патент, выехать на Украину или в ЛДНР, обновить «миграционку» (что нереально практически) — и уже с новой миграционной картой получать новый патент, оплатив все квоты. Человек обратился в две конторы — в одной собирались от ее имени за 30 тысяч рублей писать письма Путину, губернатору, в прокуратуру и т. д. А в другой конторе сказали «50 тысяч, и ваш вопрос будет сразу решен».

Еще один мой товарищ служил в войсках ДНР, и когда приехал с женой сюда, то сразу стал оформлять документы. Он не смог отстоять в огромнейшей очереди в УФМС Железнодорожного района Ростова-на-Дону и ему посоветовали обратиться в МФЦ. Там он сделал себе временную регистрацию, получил квоту. Но когда он обратился в миграционную службу, там сказали — мол, вы делали документы в «шарашкиной конторе», вот там себе документы и продлевайте. Или выезжайте на Украину и заезжайте снова в РФ. То есть его фактически толкали на правонарушение, что закрыло бы ему возможность получить документы.

Он решил все делать по закону — написал заявление уполномоченному при президенте РФ, в прокуратуру, во все инстанции. Эти заявления были спущены в местное УФМС с резолюцией «Разобраться». После этого у него забрали паспорт и составили протокол об административном правонарушении, хотя у него был всего один день просрочки миграционного режима. Материалы его дела отправили в суд, где ходатайствовали о запрете на въезд в РФ на 5 лет. В итоге он заплатил 5000 рублей штрафа, а его жена 3000 рублей.

— Чем закончилась эта история?

— Они подали апелляцию. После того, как они пришли с решением Апелляционного суда в УФМС, там им сказали — это решение отменяет ваше административно-правовое нарушение, но оно не дает вам права находиться на территории России, поэтому вы все равно обязаны выехать на Украину и въехать снова. И только с новой миграционной картой мой товарищ получил РВП.

— По вашим наблюдениям, какое количество людей находится в похожем статусе в Ростовской области? И все ли они сталкиваются с такими проблемами?

 

 
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину»
Тамерлан Русов, беженец из Одессы: «Когда мы обратились за РВП, нам сразу посоветовали ехать обратно на Украину» mc.mos.ru/ГБУ города Москвы «Многофункциональный миграционный центр»

 

— Абсолютно все. По моим наблюдениям, число людей, столкнувшихся с этими проблемами, в два раза больше официального. Есть те, кто все же зарегистрировался, получил какой-то статус в РФ. Но основная масса продолжает жить по негласным довоенным правилам, когда, продлевая «миграционку», люди жили здесь по 8-10 лет. И это вообще никого не волновало, даже ППСников. Сейчас ситуация ухудшилась, люди продолжают жить так же, но это выходит им боком.

Я знаю о многочисленных попытках депортации людей на Украину. О некоторых случаях депортации мы узнаем постфактум — то есть когда людей уже депортировали. Или же люди поддались на увещевания работников УФМС и выехали, кто в Абхазию, кто в ЛДНР, чтобы «пересидеть». Но в основном люди продолжают скрываться от полиции, не ходят в миграционные службы, понимая, что протокол для них чреват походом в суд. Как нам объясняли те же работники УФМС, «нам лучше уехать, так как суд процентов на восемьдесят примет решение о нашей принудительной депортации». Так нас стращают чиновники.

— После того, как Владимир Путин поручил губернатору Ростовской области разобраться с этой проблемой и облегчить режим интеграции беженцев с Украины, у вас есть надежда на то, что ситуация изменится?

— У меня уже есть свое субъективное мнение о наличии целой сетки экономических серых схем, которые сложно изменить распоряжением президента. У людей в УФМС и их знакомых тогда просто теряется приработок и его надо чем-то заменять. Если эти распоряжения будут подкреплены еще какими-то действиями, то тогда, возможно, ситуация немножечко упростится. На мой взгляд, тут одного распоряжения президента в адрес губернатора маловато. Нужна амнистия всем, кто хочет легализоваться, но фактически уже не может, так как у них все просрочено.

Также необходим запрет на выдачу Украине граждан, служивших в Донбассе, воевавших в ополчении или участвовавших в политическом противостоянии на Украине, противодействовавших перевороту или открыто занимавших пророссийскую позицию. Я считаю, что такие граждане Украины вполне достойны человеческого к себе отношения со стороны чиновников, а в их лице — со стороны российского государства. И если даже кто-то из них по незнанию или недоумию какую-то бумажку себе не оформил, то это не делает его нерусским человеком. За него надо бороться, ему надо дать возможность, даже если его поймали на этом. Мораторий в этом плане, я думаю, решил бы проблему.

— Резюмируя, можно сказать, что по факту российское государство сегодня не заинтересовано в людях из Русского мира с Украины?

— Я бы не «очеловечивал» российское государство. Это государственный институт, состоящий из огромного количества людей. И насколько я понимаю, каждый государственный орган сегодня заинтересован в привлечении инвесторов и инвестиций, а не живых людей. Просто система так устроена. Тут нельзя сказать, плохие они или хорошие.

Чиновники работают в такой системе, где за каждым человеком стоит некоторая сумма денег. Если они даже пожалеют кого-то и выдадут ему документы, то этих денег они не досчитаются в своем кармане. Или «сверху» их пожурят за вольнодумство. Система настроена на «привлечение инвестиций». А если у человека нет денег, даже если он идейный борец за правду с Украины, то в нем здесь не заинтересованы. У идейных, как правило, и денег-то нет.

Источник

16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования