Норвегия — дороги смерти

Румлан Устраханов
01.07.2019 - 23:24
Норвегия — дороги смерти

…И память, закатанная в асфальт

 

Почти по Некрасову: разговор в вагоне поезда Тронхейм — Будё. Юный Витарр (в национальном норвежском жилете): "Папаша! Кто строил эту дорогу?". Папаша (в пальто на красной подкладке): "Министр-президент Видкун Абрахам Квислинг, душенька".

 

Безусловно, "папаша в пальто" близок к реальности. Именно в эпоху Квислинга с 1940 по 1945 года построили значимый по размерам участок железной дороги "Nordlandsbanen", соединяющий Центральную Норвегию с Северной — от Тронхейма до Будё. "Nordlandsbanen" — самая большая в Королевстве Норвегия железнодорожная линия в 729 километров. Первый участок в 31 км, от Тронхейма до Хелла, открыли в 1881 году. Завершили в 1962-м. Следовательно, на строительство всей ветки ушло почти сто лет.

 

Википедия показывает временную статистику строительства "Nordlandsbanen". Из неё следует: до оккупации Норвегии немцами в 1940-м, за 70 лет, выстроено 219 км железнодорожного пути. С 1945 по 1962 года, за 17 лет, построено 187 км. А всего за четыре года — с 1941 по 1945 год — проложили около 160 км железной дороги от Му-и-Рана до Лёнсдала. Как видим, за четыре военных года в строительстве "Nordlandsbanen" произошёл мощный рывок.

 

Демонстрируем на первый взгляд мелочи, детали — километры, даты. Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Начнём с того, что строительство ста километров железной дороги в Норвегии равнозначно строительству тысячи километров Турксиба. 

Суровые природные условия, сверхсложный рельеф местности. Норвежские железные дороги — это на 4087 километров свыше 3000 мостов и 775 тоннелей в скалах. Двадцать пять процентов сети железных дорог составляют кривые линии с углом поворота менее чем пятьсот метров и около 75 процентов — подъемы и спуски.

 

Акцент на "рывке" в строительстве с 1941-го по 1945-й делается потому, что "рывок" обеспечили руки и жизни советских военнопленных. Им, их рабскому труду Норвегия обязана запуску важнейшей для норвежской промышленности ветки, соединяющей её северную и южную части. И здесь мы подходим к наиболее закрытой, фальсифицированный теме норвежской истории — теме военнопленных.

 

Вот что мы читаем на сайте норвежского правительства regjeringen.no о советских военнопленных: 

 

— С 1941 по 1945 гг. около 100 000 советских военнопленных было отправлено в Норвегию. Подавляющее большинство пленных составляли военнослужащие Красной Армии. Около 9000 были гражданскими лицами, из них около 1400 были женщины и 400 — дети. У советских военнопленных, пытавшихся убежать в Швецию, было мало шансов на успех. Беглых пленных выдавали те, кто жил вблизи лагерей или мест работы. Немцы хорошо платили за информацию о беглых пленных. Около 13 700 советских военнопленных погибли во время плена в Норвегии. Это самые крупные жертвы в Норвегии за время войны.

 

— Во время холодной войны история советских военнопленных была вытеснена из норвежской военной истории. События вокруг так называемой "операции Асфальт" 1951 г. были тесно связаны с политикой времен холодной войны. Многие памятники были разрушены во время переноса захоронений. Один из рабочих видел весной 1950 г., как был взорван памятник на реке Бьёрнельва. На вопрос, почему это было сделано, он получил ответ, что "туристам неприятно видеть кругом эти русские могильные памятники".

 

Вот такая информация с правительственного сайта, в которой ни слова об ответственности самой Норвегии. Впрочем, косвенно о ней можно догадаться, коль упоминается "Операция Асфальт". Норвежские власти в начале пятидесятых поставили задачу все захоронения советским военнопленным перенести в единое место на далекий остров Хьётта (норв. Tjøtta). Соответственно уничтожить все могильные памятники, ограничившись одним на острове. 

 

Хьётта — небольшой островок в Норвежском море, с деревней в 250 жителей, труднодоступный не только для иностранцев, но и норвежцев. Подлейший трюк правительство Оскара Торпа мотивировало облегчением розыска погибших родственниками из СССР. Истинная цель — стереть с памяти норвежцев гибель тысяч советских военнопленных, похороненных в Норвегии.  

 

Казалось бы, чего норвежцам скрывать? Проклятые фашисты захватили их родину, создали лагеря, где держали советских граждан. Они же должны нести ответственность. В действительности скрывать есть что, ибо списать всё на гитлеровцев не получится. Ибо рабский труд военнопленных использовался как вермахтом, так и в интересах экономики Норвегии. Более пяти тысяч погибших советских военнопленных только на строительстве железной дороги "Nordlandsbanen", каковая к интересам Третьего рейха имела отношение самое опосредованное.  

 

Небольшая справка. Железные дороги Норвегии, с момента образования по настоящее время, государственные. "CargoNet AS" (грузовые перевозки) и "Vygruppen AS" (в прошлом "NSB AS" — пассажирские перевозки) принадлежат министерству транспорта и коммуникаций. Ещё в 1882 году, со времени создания "Norges Statsbaner" (NSB) норвежский парламент постановил: все норвежские железные дороги должны иметь единое управление и принадлежать государству. Отсюда правомерность признания Норвегии ответственной за использование на строительстве железных дорог советских военнопленных, за их гибель.

 

Вообще норвежские политики — великие профи информационной фальсификации. В мире нет другого такого государства, какое трескотнёй о толерантности и свободе прикрывало жуткий расизм, ксенофобию и антисемитизм. "Операция Асфальт" с "зачищением" Норвегии от захоронений и памятников погибшим советским военнопленным — часть акта фальсификации истории. Это деятельность по сокрытию преступлений норвежской бюрократии, иных лиц разных слоёв норвежского общества, виновных в использовании труда военнопленных, в их гибели. 

 

Плодами преступной деятельности в построенных железных дорогах, в других объектах экономики, Норвегия пользуется по день текущий. И никаких извинений от официальных персон. Всё, на что "решились" норвежские власти — память о погибших бессовестно закатать в асфальт. 

 

Впрочем, о какой совести может идти речь? Тот же Квислинг искренне не понимал, за что его судят. Не признавал своей вины его министр труда Рагнар Сканке. Профессор Сканке считал себя абсолютно невиновным, работавшим исключительно на благо Норвегии. Будучи членом Норвежкой академии, Сканке не осознавал простой истины — из него сделали стрелочника. С его уничтожением прятали концы вводу о секретах странного роста промышленного производства Норвегии в годы оккупации. 

 

"Суд истории — это не всегда суд времени", - писал Рагнар Сканке другу перед казнью в 1948-м. На счёт времени Сканке не ошибался. Спустя лишь три года после его казни память о советских военнопленных закатали в асфальт в прямом смысле этого слова. Сегодня один плохо ухоженный столб со звездой напоминает о тысячах погибших при строительстве железной дороги "Nordlandsbanen".

 

Поразительно, как многочисленные преступные мерзости "прокатывают" Норвегии! Воздадим должное машине пропаганды королевства. Производное от неё — сплошной информационный мёд в котором, при внимательном рассмотрении, обнаруживается небольшая толика дерьма. Но мёд, замешанный на дерьме, вне зависимости от величины его концентрации, всегда превращается в дерьмо.

 

Яркий образец производителя информационного "меда с дерьмом" — Марианне Солейм, директор Баренц института Университета Тромсё (Норвегия). Об Университете Тромсё, его отделении Баренц институте — Центре подготовки специалистов по сбору информации в России — посвятим отдельную статью. Сейчас поговорим о работе госпожи Солейм "Советские военнопленные в Норвегии 1941-45 — Судьба, Лечение и Забытые воспоминания (Soviet Prisoners of War in Norway 1941-45 — Destiny, Treatment and Forgotten Memories)".

 

Всю работу пересказывать нет смысла — она стандартна для подобного жанра. В ней есть почти всё: число военнопленных, находившихся в лагерях Норвегии, нечеловеческое к ним отношение гитлеровцев, традиционные обвинения Сталина по Женевской конвенции и позиции к пленным. Отсутствует лишь участие самой Норвегии в преступлениях Третьего рейха.   

 

Процитируем толику лжи, замешанной на фактах от Марианне Солейм: "Советские военнопленные в основном использовались в строительство железных дорог, взлетно-посадочных полос и крепостей вдоль береговой линии. Главнокомандующий в Норвегии Фалькенхорст потребовал 145 000 заключенных для выполнения плана Гитлера — строительства железной дороги до Киркенеса в Финнмарке (Северная Норвегия). Строительство железной дороги не было закончено до окончания войны".

 

Ответим лукавой мадам из Баренц института так — "советские военнопленные в основном" не использовались при строительстве взлётно-посадочных полос и крепостей вдоль береговой линии. Этим занималась германская "Организация Тодта". В ней рабочие батальоны из военнопленных составляли незначительное число. Военнопленные использовались в "основном" при строительстве авто и железных дорог в совместных норвежско-германских интересах, нередко по норвежским проектам, с использованием норвежского технического персонала — это, во-первых.

 

Во-вторых, не существовало никакого плана Гитлера по строительству железной дороги из центральной Норвегии до Киркенеса. Нет и не было никакой "незаконченной железной дороги на Киркенес". Советские военнопленными строили железнодорожную ветку, соединяющую Центральную Норвегию с Северной — от Тронхейма до Будё. Ветку вели к Будё, который находится в 228 км от Му-и-Рана.

 

Расстояние от Будё до Киркенеса 1215 км. Это совершенно разные направления — от Будё к Тронхейму и от Будё к Киркенесу, достаточно взглянуть на карту Норвегии. Никаких железнодорожных веток от Будё или от Му-и-Рана до Киркенеса нет и вряд ли в ближайшие сто лет такие появятся. Если 729 км "Nordlandsbanen" строили сто лет, то на линию в два раза больше гитлеровцы затратили бы не менее двухсот лет! 

 

Ложью о мифических гитлеровских планах норвежская пропаганда скрывает свою ответственность за использования военнопленных в собственных интересах. Напомним — именно при строительстве "Nordlandsbanen" погибло максимальное число советских военнопленных в Норвегии!  

 

Теперь перейдем к выводам. Главный — необходимость требования к Норвегии моральной и материальной компенсации за использования труда советских граждан, за их гибель. Вопрос об ответственности имеет значение и с точки зрения поддержки сил внутри Норвегии, выступающих против её союза НАТО, против антироссийских санкций. Таковых в Норвегии предостаточно. Сошлёмся на итоги опроса, проведённого по заказу норвежского оборонного ведомства. Согласно ему членство в НАТО поддерживает 63 процента респондентов со снижением на 10 процентных пунктов прошлого года ("Svekket tillit til NATO i Norge" — Nrk.no).

 

А есть ещё известные антинатовские политики и журналисты: Джулия Вильгельмсен из "Норвежского института внешней политики", главный редактор крупной ежедневной газеты "Klassekampen" Мари Скурдал. Есть влиятельнейшие антинатовские — "Норвежский Союз муниципальных и общих служащих (Fagforbundet)", насчитывающий 364 тысячи членов; парламентские политические партии — "Красная партия Норвегии (Red Party)", "Социалистическая левая партия (Sosialistisk Venstreparti)", "Партия зелёных (Miljøpartiet Dei Grøne)". Для них тема ответственности Норвегии станет рычагом борьбы с правящим блоком консерваторов за радикальную смену внешнеполитического курса.  

 

Ответственность Норвегии за преступную эксплуатацию советских граждан в годы войны, за их гибель, кроме прочего, имеет практическую составляющую. Выплата Норвегией материальной компенсации Российской Федерации, родственникам тех, кого гитлеровцы угнали в Норвегию, будет актом справедливости, пусть даже запоздалым.

 

В обоснование правомерности требований сошлёмся на официальную норвежскую "практику". В 2012 году премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг от имени правительства извинился за депортацию 532 евреев в 1942 году. Извинения принёс и глава норвежкой полиции Одд Рейдар: "Я бы хотел принести извинения от имени норвежской полиции и от имени всех тех, кто ответственен за депортацию норвежских евреев в концентрационные лагеря".

 

Извинения крайне показательны. В них — ни слова о проклятых оккупантах, нет завываний на тему "нас принудили, нас заставили". И глава правительства, и глава полиции говорят о субъектной, самостоятельной ответственности Норвегии, как государства, за депортацию граждан еврейской национальности, за их гибель в концлагерях.  

 

Но если за депортацию 532 граждан еврейской национальности Норвегия, её силовые структуры признают собственную вину, то почему мы не слышим ничего подобного от норвежских властей за пять тысяч умерших от холода, голода, болезней, либо убитых при строительстве "Nordlandsbanen"? Не слышим извинений за гибель всех остальных, погибших при строительстве обычных дорог. За использование труда военнопленных на "благо" норвежской экономики. Не слышим извинений за норвежский эсэсовский "Караульный батальон хирда" (Hirdvaktbataljon), охранявший советских военнопленных. Извинений за норвежских фермеров, сдававших немцам за вознаграждение на расстрел бежавших узников лагерей.  

 

Норвегии, для признания своей вины за депортацию 532 граждан еврейской национальности, потребовалось 67 лет со дня окончания Второй Мировой войны. Сколько же понадобится Норвегии времени для признания вины за гибель пяти тысяч советских граждан на "Nordlandsbanen"? Вероятно все 670 лет. А за гибель других военнопленных и за тех, кто остался жив — тысячелетие? Вопрос не праздный.

Постоянный адрес: http://www.segodnia.ru/content/216314