«Мемориальный» фальсификат

Петр Иванченко
20.02.2019 - 19:06
«Мемориальный» фальсификат

Русскую трагедию превращают в оружие психологической войны против России

Важным инструментов информационной войны, ведущейся против России страны и нашего народа, являются спекуляции на темы прошлого.

Последние тридцать лет целый ряд специалистов психологической борьбы обратились к одной из самых страшных страниц истории нашей Родины — эпохе красного террора и репрессий 30-х годов. Но это связано отнюдь не со стремлением осмыслить трагедию прошлого или почтить память невинных жертв, а с желанием подорвать стабильность и единство России и постараться привести ее к новой катастрофе.

Так, они пытаются убедить российскую и мировую общественность в том, что причиной репрессий стали какие-то ментальные особенности нашего народа. Отсюда же попытки убедить мир в некой …патологичности русских, попытки провести идеологическую преемственность от большевиков до нынешнего руководства страны, что оно имеет сходные цели и готово использовать те же методы. А для подрыва дружбы народов и провоцирования межнациональной вражды идет бессовестная манипуляция цифрами и передергивание фактов. Уже в ход идут заявления о том, что репрессии были направлены, прежде всего, против нерусских народов и национальных меньшинств. Тем самым нам дают понять, что организаторами и исполнителями репрессий были русские (понесшие в действительности самые большие жертвы от красного террора и «чисток» 30-50-х годов), и, соответственно, именно они несут некую историческую вину за это. 

Формирование такого рода мифов — совсем не невинное занятие. Они, как показывает опыт Украины, способны при внедрении в сознание даже части общества привести к большой крови.

Конечно, сегодня российская аудитория серьезно отличается от той, что была в конце 80-х, и на «голом базаре» ее не проведешь. Материалы в СМИ должны «подтверждаться» результатами исследований, деятельностью научных центров и проиллюстрированы экспозициями и мемориальными комплексами, которые, кстати, не только «доказывают» построения пропагандистов, но и создают определенный эмоциональный настрой. Все это оказывает мощное психологическое воздействие. 

Приведем один пример. В 1989 году в Томске был открыт мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД», как структурное подразделение Томского областного краеведческого музея имени Михаила Бонифатьевича Шатилова. Цель — увековечение невинных жертв политических репрессий. Дело, можно сказать, святое. Но с первых шагов это учреждение преследовал некий политический контекст. Его открытие было приурочено к приезду в Томск  Александра Солженицына, ставшего одним из первых его посетителей.

А сегодня судьба этого музея удивительным образом оказалась связана с деятельностью одиозного общества «Международный мемориал», к которой можно с полным основанием отнести значительную часть всего, что говорилось выше. 

как известно, по решению московского суда Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» еще в 2016 году признана иностранным агентом, так как не только пользуется поддержкой Госдепа США, но и получает объемную материальную поддержку от иностранных организаций.

Подробно останавливаться на деятельности этой структуры, в том числе и на Северном Кавказе, мы не будем — она хорошо известна. 

Но как же получилось так, что в ее интересах (или вернее, в интересах тех, кто стоит за ней) работает музей, содержащийся на государственные средства? Все очень просто — заведующий  музеем «следственная тюрьма НКВД» Василий Ханевич входит в состав правления этой международной организации и максимально использует в ее целях оказавшийся в его руках «административный ресурс».

Так, 9 марта 2018 года на площадке музея Ханевич провел дискуссионный круглый стол, посвященный Октябрьской революции 1917 года, возможно, для того, чтобы объявить что в Томской области невинными жертвами политических репрессий стало  500 000 человек! 

Чтобы понять «обоснованность» этих цифр, отметим, что сегодня население области составляет 1 076 959 человек. А в 1959 году, согласно данным Роскомстата здесь жило 746 802 человек. То есть, по Ханевичу, в области жертв избежал только каждый третий ее житель, и репрессии здесь были такими, что деятельность Пол-Пота выглядит просто детским утренником на их фоне. 

Это здорово напоминает утверждения  «очевидца» «террора» Иоанна Грозного англичанина Джерома Гарсея, заявившего, что в Новгороде в 1570 г. опричники уничтожили 700 тыс. человек!

Впрочем, о жертвах репрессий в Томской области очень хорошо известно благодаря работе доктора исторических наук Валерия Уйманова, составившего Книгу Памяти жертв репрессий «Боль людская». В ней 20 089 фамилий. Это именно те, кто был репрессирован по политическим мотивам, то есть, по 58-й (государственные преступления и контрреволюционная деятельность) и 93-й (так называемые продовольственные преступления) статьям и частично по 82-й. 82-я статья — это побег, что, в принципе, само по себе права на реабилитацию не давало и не дает. Но если человек бежал уже после того, как был осужден, например, по 58-й, он тоже подлежит реабилитации.    

«Высказывается мнение, что в основном в Советской России под репрессии попадало нерусское население. Процент пострадавших от репрессий среди них сравнивается с процентом пострадавших русских. Но так тоже нельзя. Я изучал результаты переписи населения регионов Сибири, раз уж мы о ней ведем речь. Так вот, у нас некоторые народы, которые входили в число самых массовых, имеют процент пострадавших в сотых долях. А есть народы, где процент пострадавших достигает почти 100 процентов. Китайцы, например. Но тут же надо учитывать, что их всего 80 человек было! А из 14-ти тысяч арестованных граждан СССР русских — более 10 тысяч», - приводит слова Валерия Уйманова портал tomsk.sm-news.

Можно было бы предположить, что о полмиллиона жертв Василий Ханевич на круглом столе брякнул, увлекшись. Но нет, через две недели после этого в музей приехал Чрезвычайный и Полномочный Посол Румынии в России Василе Сооре, которому  Ханевич вновь выдал версию о 500 000, повергнув дипломата в ужас.

Как видно, эта деятельность вполне целенаправленная. Но интересно другое — никого из руководства эти фальсификации и, фактически, подрывная работа не заботили.

А когда нашелся неравнодушный человек — координатор Томского отделения движения «Суть времени» Владимир Головков, опубликовавший, в редакции одного из томских СМИ письмо с заголовком «О дискредитации истории Томской области музеем “Следственная тюрьма НКВД», против него началась настоящая травля. Его обвиняли и в отработке «политического заказа сверху» и в «апологетики сталинских палачей». 

А на сайте областной библиотеки им. Пушкина был размещен клеветнический материал, в котором Головкова обвинили в призывах закрыть томский Мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД».

Но Владимир Головков никогда не требовал ничего подобного, его позиция заключается в том, что работники томского Мемориального музея должны профессионально заниматься музейной деятельностью, а не пропагандой антисоветских взглядов на нашу историю довольно узкой группы людей. «Я не призываю закрыть музей, что мне пытаются приписать. Но я призываю прекратить попытки фальсификации истории со стороны Ханевича, который ведет антироссийскую деятельность с использованием служебного положения.

По мнению Владимира Головкова, деятельность музея «Следственная тюрьма НКВД» нужно освободить ее от односторонней антисоветской направленности. «Она должна быть сосредоточена на изучении истории политической ссылки как части истории нашей страны. И не только советского периода, но и досоветского. По моему мнению, музей призван помочь в понимании истории нашей Родины во всей ее трагической и героической полноте с единственной целью — внушить уважение и гордость за наш народ с его непростой, но великой судьбой», - считает Головков, и добавить к этому, что либо, сложно. 

Постоянный адрес: http://www.segodnia.ru/content/211848