В Турции грабят азербайджанских гастарбайтеров

Антон Кривенюк
06.05.2008 - 15:07
Провинциальный город Игдыр (по-турецки правильно Иидыр) вырос до уровня провинциального города совсем недавно. А раньше он просто был деревней, хоть и центром одной из восточных турецких провинций. Единственным обстоятельством, благодаря которому число местных жителей за 10 лет выросло более чем в десять раз, была близость с азербайджанской границей. Если точнее, с азербайджанской автономией Нахичевань, которая впоследствии армяно-азербайджанской войны оказалась изолированной от остальной части страны. Основной для «экономического чуда» в отдельно взятом турецком городке стало топливо, которое перевозилось во время войны в Карабахе из Баку через Иран для находящейся в фактической блокаде Нахичевани. Но из-за разницы цен на бензин, в Турции он стоил дороже, большая его часть в итоге продавалась в Турции. В Игдыр приезжали покупатели из всех регионов Восточной Турции. До Нахичевани топливо не доходило, а чиновники, отвечавшие за его транспортировку, сказочно разбогатели. Но с окончанием войны в Карабахе Нахичевань не избавилась от блокады. Единственная связь с внешним миром обеспечивается через Иран. Поэтому, сковавший маленькую автономию экономический кризис, стал явлением вечным. В этой ситуации значительная часть населения автономии нашла способ выжить за счет работы в Игдыре. Город начал быстро расти и сегодня представляет из себя 60-тысячный населенный пункт с сорока гостиницами, десятками складов с контрабандным товаром, прежде всего, мясом и сигаретами, которые законно в Турцию можно ввезти в минимальных количествах. Здесь можно найти самую разнообразную работу. Несмотря на то, что азербайджанцы сегодня в городе представляют ощутимое большинство, они, тем не менее, жалуются на притеснения. По словам многих гастарбайтеров их часто грабят, отнимают деньги, полиция же ловит и депортируют азербайджанцев на родину. Последний вопрос решить пока не удается. Дело в том, что граждане Азербайджана приезжают в Игдыр как туристы и работать права не имеют. По словам сотрудников азербайджанского консульства в Карсе, для решения проблемы необходим межгосударственный договор между Турцией и Азербайджаном о безвизовом режиме пересечения границы. Пока в экономике Нахичевани видимых изменений к лучшему не происходит, а поэтому, Игдыр по-прежнему будет привлекать значительное число жителей автономии на заработки. Безусловно, крупнейшей торговой площадкой Южного Кавказа до 2004 года оставался Эргнетский рынок на границе Южной Осетии и Грузии. Закрылся он не по экономическим, а по политическим мотивам. Вступивший в должность в 2004 году новый президент Грузии Михаил Саакашвили закрыл рынок в целях борьбы с контрабандой. Громадных размеров базар простирался в длину не менее чем на три километра вдоль дороги, соединяющей грузинскую территорию с южноосетинской. Посты грузинских сил располагались к югу от рынка, югоосетинских к северу. Таким образом, по существу, это была большая DUTY FREE зона. Схема организации оборота в Эргнети была проста. Товары, попадавшие в Южную Осетию из России, не облагались теми платежами, которыми облагались те товары, которые попадали в Грузию напрямую. Поэтому любые товары из России в Эргнети можно было приобрести значительно дешевле, чем где-бы то ни было в Грузии. На «обратном пути» была похожая схема. Ввезти товар из Южной Осетии в Россию было проще и дешевле, чем из Грузии. Поэтому, товары, преимущественно не грузинского, а ближневосточного производства попадали в Россию через Эргнети. Без преувеличения можно сказать, что Эргнетский рынок кормил и всю Южную Осетию и все близлежащие грузинские регионы. Если для Южной Осетии этот рынок был вполне легален и даже приносил государству доход, то для Грузии, не признающей отдельного таможенного пространства с Южной Осетией, весь товарооборот рынка назывался просто - контрабанда. Поэтому, в 2004 году грузинские власти по указанию президента Саакашвили ликвидировали рынок и запретили приграничную торговлю. Но иногда лучше ничего не делать, чем делать такие шаги как закрытие Эргнетского рынка. Прежние, шеварднадзевские власти Грузии допускали работу крупнейшей в стране нелегальной зоны беспошлинной торговли вряд ли из стратегических соображений. Скорее всего, работа площадки устраивала их из меркантильных интересов. Но в результате рынок стал мощнейшей площадкой для экономической интеграции Южной Осетии в Грузию. Существовали крепкие связи между бизнес-кругами двух конфликтующих сторон, было активное движение транспорта, полностью открытые границы, и в целом грузино-осетинский конфликт выглядел на этом фоне как временное недоразумение. Борясь с контрабандой, новые грузинские власти не просчитали других последствий. Лишив и Южную Осетию, и окрестные грузинские регионы источника к существованию, они разорвали прежние связи, прервали все интеграционные процессы и, в конечном итоге создали, условия для генерации конфликта, что спустя короткое время и произошло. Кстати, многие эксперты отмечали, что процесс движения Южной Осетии в сторону России начал активно развиваться именно после ликвидации Эргнетского рынка, который был мощным инструментом связи с Грузией. В других регионах Южного Кавказа приграничные торговые центры начали исчезать не в связи с политическими решениями, а благодаря улучшению общей экономической ситуации, определению правил игры в региональной внешней торговле и минимизации разницы в оптовых ценах в разных государствах региона. Так, потерял свое значение рынок «Садахло» на границе между Арменией и Грузией или Казачий рынок на границе между Абхазией и Россией. В свое время, этот рынок был единственной площадкой, где абхазские женщины и дети, единственная категория населения Абхазии, имевшая возможность выезда за пределы находящейся в блокаде республики, приобретали все необходимое. Казачий рынок диктовал всю конъюнктуру цен в Абхазии. Сегодня, когда границы открыты, здесь совсем немноголюдно, а ассортимент состоит в основном из вышедшего из моды тряпья. politsvoboda.ru
Постоянный адрес: http://www.segodnia.ru/content/20594