Государство-убийца

12.05.2008 - 17:23
Сегодня многие убеждены, что один из главных признаков цивилизованного государства является отмена в нем смертной казни. В качестве подтверждения, обычно ссылаются на статистические данные согласно которым 90 % смертных приговоров в мире приводятся в исполнение в Китае, Иране, Саудовской Аравии, Пакистане, Йемене, Вьетнаме и… Соединенных Штатах. Нетрудно заметить, что большую часть своих соседей по этому мрачному рейтингу США относят к числу «стран-изгоев». Насколько обосновано присутствие в этой компании страны, позиционирующей себя как главного защитника Прав Человека на планете? Ни сдерживания, ни предупреждения Обычно сторонники смертной казни любят ссылаться на глас народа. О чем же он говорит в США? Согласно данным опроса ADC News poll 51 % американцев выступают за государственный мораторий на исполнение смертной казни до того, как специальными Комиссиями будут проведены расследования о справедливости вынесения смертных приговоров. По данным еще одного опроса, 72 % считают необходимым отложить применение смертной казни до тех пор, пока этот вопрос не будет более тщательно изучен. 91 % выступают за проведение обязательного теста DNA, который может подтвердить невиновность. Показательно, что опрос, проведенный Гэллопом после событий 11 сентября, не выявил ужесточения позиции общества в вопросе о смертной казни. Но глас народа – штука капризная, иное дело мнение специалистов. Насколько вообще оправдана смертная казнь в том виде, в каком она присутствует в США, не только с морально-нравственной, но и с практической стороны? «Сравнение общества, карающего смертной казнью убийцу, с честным человеком, убивающим того, который на него нападает, есть сравнение фальшивое, натянутое и неверное. Общество в отношении к преступнику находится совершенно в другом положении, чем лицо, подвергшееся нападению в отношении к нападающему. Если это лицо не убьет своего противника, оно само может лишиться жизни; оно поставлено в такое крутое положение, в котором убийство есть единственный исход для сохранения собственной жизни», - писал известный русский криминалист второй половины XIX века, профессор Киевского университета Александр Федорович Кистяковский (1839 - 1885 гг.).- «… С прошедшего столетия стали замечать, что разнообразные виды смертной казни нисколько не способствуют уменьшению тяжких преступлений. И в самом деле, нельзя было не усомниться в силе смертной казни, если после стольких столетий ее применения в самых ужасных и изысканных формах, преступление со своей стороны ничего не потеряло ни в количественном, ни в качественном отношении». Другой известный русский юрист Николай Таганцев, утверждал, что сдерживающее влияние «может иметь не отвлеченная возможность смертной казни, а её реальная необходимость». Какое же значение имеет абстрактная возможность смертной казни? Ровным счетом никакого. Известны данные американского психиатра, который обследовал 145 осужденных за убийство, и ни один из них не думал, что может быть приговорен к смертной казни. Обычно о смертной казни говорят: эффективна не жесткость наказания, а его неотвратимость. Поскольку четвертование, сожжение на костре и смерть на колу сегодня не практикуются, очевидно, что имеется ввиду неотвратимость «мягкого» наказания, а не неотвратимость собственно смертной казни. Хотя смертная казнь, строго говоря, и не наказание, а скорее защита, лечение и профилактика, она также должна отвечать критериям неотвратимости. Одним из главных элементов обеспечивающих неотвратимость наказания, является высокая раскрываемость преступлений. Лучше, конечно, предотвращать преступления чем их потом раскрывать. Однако раскрываемость преступлений является важнейшим условием их предотвращения. В идеале раскрываемость должна быть 100-процентной. «Минимально допустимый уровень раскрываемости для поддержания эффективного сдерживающего влияния смертной казни определить сложно, он зависит и от других условий, но ясно, что обнаруживаться должно не меньше 80-90 процентов преступлений данной категории», - считают специалисты. Существенную роль играет и время раскрытия. Как показывает практика и многочисленные исторические примеры высокая раскрываемость вполне осуществима, стоит лишь проявить государственную волю и прекратить порочную практику «подыгрывания» преступности, в том числе и в вопросах законодательства. Не менее важным моментом является минимизация временного промежутка между совершением преступления и исполнением приговора. И если временной интервал между совершением преступления и поимкой преступника зависит от объективных причин, то периоды между арестом и приговором и между приговором и его исполнением в большинстве случаев неоправданно растягиваются на годы, «подавляя» сколь-либо значимый общепревентивный заряд при исполнении приговора. Поскольку акция смертной казни носит разовый и моментальный характер, особенно важно иметь перед глазами причину, вызвавшую её к жизни. Исполнение приговора должно следовать немедленно после вступления его в законную силу, иначе с каждым следующим месяцем смертная казнь будет терять своё предупредительное значение. Именно это мы и видим в США сегодня. Так, 53-летний Уильям Линд, казненный в одной из тюрем штата Джорджия в начале мая 2008 года, путем введения смертельной инъекции, убил свою подругу в 1988 году. То есть кары за преступление он ожидал 20 лет! И такая практика для США обычна. Какой уж тут предупредительный эффект! Двойна "Вышка" А если коснуться моральной стороны вопроса, то необходимо отметить, что страдания смертников, дожидающихся десятилетиями приведения в исполнение приговора, такие же, как и у приговоренных к пожизненному лишению свободы (ПЛС) – также высшей мере наказания, обычно рассматриваемой как альтернативу смертной казни. Стоит отметить, что гуманность ПЛС по сравнению с ней далеко не бесспорна, о чем, в частности свидетельствуют исследования психологов, работающих с контингентом осужденных к пожизненному заключению. Так, специалист по данному вопросу Валерия Мухина, убеждена, что участь большинства пожизненно осужденных – психический регресс. «Согласно мнению руководства Учреждения ЖХ 385/1, сохраняют способность здраво рассуждать и контролировать себя как социального человека 3-4% от общей численности пожизненно заключенных. Большинство необратимо регрессирует», - свидетельствует эксперт. – «В свое время начальник участка пожизненного лишения свободы показал мне записку, написанную пожизненно заключенным Е.С.: "...не могу больше вынести эту жизнь. Хочу постоянно жрать, очень сильно мучает голод - надоел режим, уборки, стирки. В голодном состоянии не хочу все это выполнять. Испытываю желание убить и съесть сокамерника, так как очень сильно хочу мяса". Не буду комментировать эту записку - ясно, что произошло с этим пожизненно осужденным». Лишь незначительное число пожизненно осужденных сохраняет здравое видение, стремятся осознать экстремальность ситуации, в которую они заслуженно попали, и пытаются сохранить и воссоздать свою личность, то есть что-либо предпринять для физического и психического выживания. Что же происходит с личностью, осужденной за совершение насильственных преступлений и помещенной в условия пожизненной изоляции? Регресс личности человека, совершившего насильственное преступление, неизбежно проявляет себя - ведь он наказан не только судом и лишением свободы, но и постоянно присутствующими образами, неизменно напоминающими, что преступил границы дозволенного, лишил злодейски других людей жизни. Они сами жертвы своего преступления, создавшего не только внешние, но и внутренние, тяжелые психологические условия их последующего существования. Пожизненно осужденные обречены на постоянное переживание стресса и неотступного комплекса возникших психологических проблем. Стресс поддерживается тяготой преступления, порой - ужасом перед содеянным. За преступниками следуют проклятия жертв и горестные страдания их собственных матерей и отцов. К условиям существования, которые определяют физическое и психическое самочувствие осужденного, следует отнести: строгий режим; бедность предметного мира; недостаток впечатлений; скученность на малом пространстве; специфические условные формы общения администрации и охраны с заключенными. Этот комплекс создает эффект застывшего стресса - условия неизменны, они не зависят от времени года, почти не зависят от состояний и поведения осужденного. Можно сказать: никакой вариативности условий. Следствием психического регресса становиться и физическое разрушение осужденных. Поэтому они и умирают столь быстро. Можно сказать, что осужденных к ПЛС приговаривают к медленному умиранию. Но в «американском варианте» десяти- и двадцатилетнее страдание смертника (к которому добавляется ожидание исполнения приговора) завершается настоящей казнью. Таким образом, в США фактически приговаривают к двойной высшей мере. Кроме того, если налаженная информационная связь между реальной неотвратимостью реагирования государства на преступления и сознанием каждого потенциального правонарушителя. Если он уверен в своей безнаказанности, даже безупречная система государственного реагирования оказывается абсолютно бессильна в профилактическом плане. Что собственно и демонстрирует криминогенная обстановка в США. Следует также отметить и то, что только три года назад в США была отменена смертная казнь для малолетних. Такое решение принял 1 марта 2005 года Верховный суд США. Показательно, что мнения судей, голосовавших за принятие этого решения, разделились. Решение об отмене смертной казни для подростков было принято с перевесом в один голос. Мнение адвокатов и судей Американская ассоциация адвокатов (ABA) 30 октября 2007 года выпустила серьезный критический анализ, посвященный смертной казни в стране. В ходе 3-летнего исследования были обнаружены значительная расовая диспропорция среди приговоренных к смертной казни, ошибки или подделки в судебных лабораториях, недостаток доказательств в виде анализов ДНК, не соответствующее норме поведение в полицейских участках во время допросов и идентификации, избирательное давление, оказывающее влияние на судей, совершенно неполноценная защита малоимущих лиц, плохое обращение с психически неполноценными людьми во время судебного процесса. По мнению ABA ни в одном из штатов, в которых разрешена смертная казнь, не созданы необходимые условия для того, чтобы сделать систему «справедливой» и «прозрачной». Следует также отметить, что ассоциация не говорила о своей позиции «за» или «против» высшей меры наказания, что снимает вопрос об «ангажированности исследования». «После тщательного изучения приведения казней в исполнение по стране, стало абсолютно ясно, что процесс глубоко не соответствует нормам», - заявил Стефан Ф. Ханлон, председатель одного из проектов Американской ассоциации адвокатов. Вот основные моменты указанные в данном отчете: • Флорида и Джорджия были единственными из исследованных штатов, которые тщательно заботятся о сохранении улик. • В одном из изученных штатов, в Алабаме, не существует политики предоставления возможности ответчикам сделать анализ ДНК. «Дэррилу Грейсону было отказано в возможности провести анализ ДНК, который бы мог доказать его вину или невиновность», - сказал Миллер, исполнительный директор проекта «Невиновность». Грейсон был казнен в июле 2007 года. • В большинстве штатов от полиции не требуют вести видео- или аудиозапись допроса в случае убийства. Эта практика в изученных штатах применяется эпизодически. Штаты не требуют от лабораторий и патологоанатомов аккредитации. В большинстве штатов был, по крайней мере, один случай серьезной ошибки или подтасовки в судебной лаборатории; многие лаборатории финансируются недостаточно. • Судами было обнаружено «несоответствующее поведение» со стороны обвинителей в большинстве штатов. До сих пор эти обвинители не подверглись дисциплинарному взысканию. Во многих штатах адвокаты защиты, ведущие дела, связанные со смертной казнью, не имеют достаточных навыков и опыта. Компенсация, выплачиваемая назначаемым адвокатам защиты во время слушания дел о преступлениях, наказуемых смертной казнью, часто слишком маленькая. • В некоторых штатах во время процесса апелляции, не предоставляется защита, и во всех штатах существует проблема с предоставлением защиты во время слушания о смягчении меры наказания. Много места в докладе было уделено проблеме дискриминации и неправомерного влияния во время слушания дел о преступлениях, наказуемых смертной казнью. После того, как был вынесен смертный приговор, необходимо сделать обзор ответчиков, находившихся в похожей ситуации для того, чтобы убедиться, что приговор был «пропорциональным» и дискриминация отсутствовала. Подобные пересмотры (если они вообще проводятся) часто делаются поверхностным образом. В Аризоне не существует пересмотров, проводимых верховным судом штата для того, чтобы «убедиться, что смертная казнь выносится лишь в случае самых серьезных преступлений самым худшим преступникам», говорит Ханлон. Судьи часто поддаются избирательному давлению. Судья Морис Овестрит говорит: «Вы не будете избраны, в случае, если будут считать, что вы проявляете мягкость по отношению к преступлениям». «Некоторые судьи даже используют дела, которые недавно проходили или они вели, в избирательных буклетах, - говорит Овестрит, бывший судья из Техаса. - Когда судьи обсуждают или говорят о своем взгляде на смертную казнь, это может нанести ущерб их судебной непредвзятости». Во всех изученных штатах была выявлена серьезная расовая диспропорция при вынесении смертных приговоров. В штатах, которые признают существование этой проблемы, было, однако мало что сделано для ее решения. «В Огайо в четыре раза выше вероятность вынесения смертного приговора для чернокожего, убившего белого человека», - говорит Ханлон. «В четырех изученных штатах (Индиана, Теннеси, Джорджия и Огайо) в период 1981-2000 гг. - обычно самая высокая вероятность вынесения смертного приговора для белого, убившего белого. Однако такая вероятность сравнительно ниже для чернокожего, убившего чернокожего», - говорит Рей Патерностер, профессор криминологии при университете Мэриленда. Согласно решению верховного суду, казнь людей с умственной отсталостью противоречит Конституции, однако в их отношении продолжают выносить смертные приговоры. «От 2 до 5% обвиняемых в преступлениях, наказуемых высшей мерой наказания страдают от серьезных психических заболеваний, таких как шизофрения или психоз, или умственная отсталость», - говорит Крис Слобогин из юридической школы университета Флориды. Несмотря на то, что психически больные люди очень часто поддаются внушению, полиция при допросе зачастую ведет себя с ними так же как с обычными преступниками, что может привести к фальшивым признаниям. В большинстве штатов присяжных заседателей не инструктируют должным образом о разнице при защите умственно отсталых, как смягчающем факторе при вынесении приговора. «В Пенсильвании почти все присяжные заседатели (98,6%) не понимают некоторые из инструкций», - говорит Ханлон. «Судьи часто ошибочно отождествляют умственную отсталость с опасностью, и в этом случае психические отклонения при вынесении приговора становятся скорее отягощающим, нежели смягчающим фактором», - утверждает профессор Слободин. Подобные мнения присутствуют не только в адвакатской среде. За новое обсуждение вопроса о смертной казни высказываются судьи, в том числе Верховного суда. Судья Верховного суда Сандра Дэй О'Коннор признала наличие серьезной проблемы в отношении справедливого применения этой меры наказания. Она заявила: "Мы не можем не признать, к сожалению, что бывают случаи, когда приговаривают к смертной казни и казнят невиновных". Судья Верховного суда Рут Бадер Гинзбург полностью поддержала мораторий на смертные приговоры, объявленный штатом Мериленд; кроме того, она подчеркивает, что причиной несправедливого правосудия зачастую становится неравенство финансовых возможностей подсудимых. Бывший судья из штата Аризона Рудольф Гербер выдвигает еще один аргумент: как показывает статистика, крайняя мера наказания непропорционально часто применяется к меньшинствам. Многие судьи потверждают, что вероятность вынесения смертного приговора тем больше, чем более высоким социально-экономическим статусом обладает жертва преступления. Очевидны признаки расовой дискриминации при вынесении смертных приговоров - они чаще выносятся в отношении тех, чьими жертвами были белые (а не афроамериканцы, к примеру). Выявлен большой процент случаев, когда защитник обвиняемого, которому может быть вынесен смертный приговор, в прошлом сам проходил по уголовному делу как подозреваемый или находился под арестом. В любом случае, защитники подобных обвиняемых чаще всего имеют не самую высокую квалификацию. Подводя итоги можно констатировать следующее: - институт смертной казни, по крайней мере, в том виде, в каком он существует в Америке, не оправдывает своего существования как средства сдерживания и предупреждения преступлений. - Существующая в США практика вынесения смертных приговоров, не выдерживает никакой критики по причине своей тенденциозности, ангажированности и вопиющей несправедливости. - Порядок исполнения приговоров обрекает смертников на многолетние, ничем не обоснованные мучения. - Даже в популистских целях использование смертной казни не оправдывает себя, поскольку ее применение не одобряется большинством американцев. Исходя из всего вышеизложенного, приходится признать, что, имея такие грандиозные проблемы как юридического, так и морально-нравственного характера, США едва ли могут претендовать на статус правового государства. www.politsvoboda.ru
Постоянный адрес: http://www.segodnia.ru/content/20556