Рысаки и эдипы Укролэнда

Александр Гончаров
26.10.2014 - 12:12
Рысаки и эдипы Укролэнда

Багровые пламена войны и полностью безумные события на Руине разворачиваются на протяжении всех десяти последних месяцев.

Преступления хунты в Новороссии и Одессе не могут не волновать ни одного просто нормального и вменяемого человека. И на фоне всей этой фантасмагории в стиле художника-психопата-баталиста невольно возникала целая вереница вопросов: «Почему сие стало возможным? Отчего Европа и Пиндостан так возлюбили нацистов из Львова и Киева? Почему либеральные политические садомазохисты на своих шествиях-шабашах в Москве отчаянно поддерживали откровенных убийц из ВСУ, старавшихся утопить Донбасс в кровавом море?»

Впрочем, на этом остановимся потому, что и вопросов накопилось слишком много, и долгое время ответа не мог найти. Но помогло то, что натолкнулся на замечательную статью православного русского философа Александра Панарина, опубликованную еще, в теперь уже далеком, 2003 году. Она была посвящена 50-летию со дня смерти И.В. Сталина и называлась − «О Державнике-Отце и либеральных носителях «эдипова комплекса».

Александр Сергеевич Панарин – уроженец славной Горловки, был, пожалуй, самым значительным философом конца XX – начала XXI веках в России. С момента его кончины прошло 11 лет. Память о нем хранят профессионалы, а вот широкой читательской публике он известен чрезвычайно плохо: слишком мы привыкли искать добротный анализ и историко-философский синтез на Западе или на Востоке, не обращая внимания на свою родную мудрую мысль.

Однако вернемся к вышеупомянутой статье. Полностью ее пересказывать не имеет смысла, но вот процитировать достаточно изрядный кусок является делом необходимым и архиважным. Итак, предоставим слово русскому философу: «Специфическая психоаналитическая «проницательность»… проявляется в утверждении того, что Эдип убил своего отца вовсе не по неведению; он не жертва трагического заблуждения, а бесстрашный революционер-тираноборец, устранивший с дороги мрачно-архаическую фигуру, мешающую всем нам сполна, ни на кого не оглядываясь, наслаждаться жизнью, отпустив на волю все наши инстинкты. Таким образом, левый неофрейдизм интерпретирует главный для всего европейского модерна вопрос об эмансипации личности в духе биологизма − как право на инфантильность, упорно не желающую взрослеть и подчиняться общественной норме. Здесь-то и лежит настоящий камень преткновения: во-первых, кто же больше, верхи или низы общества, склоняются к сбрасыванию бремени долга и нормы, к торжеству «принципа удовольствия»; и, во-вторых, кому выгодна эта подмена эмансипации личности эмансипацией инстинкта…

История нового времени постоянно пытает человека: чего он в самом деле хочет — расширения реальных прав, сочетающихся с возрастанием социальной ответственности и соответствующего нравственно-волевого напряжения, или — права на безответственное неучастие, на дезертирство от всех трудных общественных обязанностей…

Кажется, мы до сих пор еще недостаточно прониклись мыслью о том, что весь постмодернизм, философия «игрового» отношения к действительности - есть философия привилегированных − учение о том, в чем состоит истинная привилегированность. Она состоит как раз в праве избранных на иронически отстраненное отношение к окружающей действительности и к ролям, идущим от «принципа реальности». Иными словами, откровение постмодерна состоит в том, что реальность вовсе не всеобъемлюща, в ней имеются лазейки для особо посвященных. Юридический и моральный закон, ответственность за содеянное, непреложность нормы и безальтернативность обязательств, налагаемых реальностью, − все это из универсального, касающегося всех. Постмодернистская философия привилегированных превращает в нечто, в принципе «обходимое», подлежащее «деконструкции» со стороны тех, кто находится наверху и кого меньше донимают тяготы реальности. Можно, пожалуй, уточнить различия между теми, кто остался в плену «принципа реальности», и теми, кто осваивает «принцип удовольствия» с помощью дополнительного признака, указывающего на «черту оседлости». Юноша Эдип не связан чертой оседлости − он выступает как вечный мигрант и дезертир, покидающий трудные пространства и трудные роли. Его специфическая хронополитика состоит в том, что он явочным порядком, не спрашивая общественного согласия, мигрирует из сферы непреложных обязанностей (трудовых, бытовых, гражданских, политических) в сферу игровой «факультативной» активности, в которой границы между обязательным и необязательным размываются. Его специфическая геополитика реализуется в его новой экстерриториальности — праве менять Отечество и покидать трудное российское пространство ради более «удобных для жизни».

Кто же стоит на пути этих свободных миграций «юноши Эдипа» в пространстве и во времени, кто по-прежнему воплощает запретительную «отцовскую» инстанцию? Ответ на этот вопрос готов: это российская государственность как таковая. В ней все постмодернисты, все несущие в себе черты вольнолюбивого «юноши Эдипа», все «вольно играющие» угадывают ненавистный традиционалистский образ − несущего репрессию Отца. Мы ничего не поймем в установках и доминантах новой либеральной политики, во всех этих лозунгах «минимального государства», умывающего руки, не вмешивающегося, только разрешающего, но не запрещающего, если не уясним себе «эдипову» ненависть к государственности со стороны сынков номенклатуры, сегодня захвативших все общественные позиции и привыкших к вседозволенности…»

Вот Панарин и дал ответы на вопросы, которые мне пришлось поставить в начале статьи. Но попробуем раскассовать все по порядку.

Во-первых, в евробантустане Укропленд не только элита, но и масса оказались поражены «эдиповщиной». На Украине за весь срок «независимости» не сформировалось сильное государство, которое могло бы остановить «юношей эдипов», мечтающих о легкой жизни и игре во власть. В Белоруссии народ оказался мудрее великих укров, призвав «Отца» − батьку Лукашенко к управлению. В России «эдипы» порезвились на полную катушку, да вот войны в Чечне объективно затормозили развитие «Эдипова комплекса» и, в конце концов, именно из-за них и был призван к рулю страной В. В. Путин, который первоначально уж никак не вписывался в образ «патриархального родителя», но под влиянием реальной реальности вынужден был им стать. Экономико-политические кланы Российской Федерации ощутили прикус акул западного бизнеса и пришлось им возвращаться к традиционной системе управления и идеологическому обеспечению ее же. Впрочем, «эдипы» в правящей верхушке России нашли свой уголок и в некоторых случаях весьма серьезно влияют на политическую обстановку.

Укропленд, привыкший во времена Советского Союза к амплуа капризного младшего брата по отношению к РСФСР, совершенно не был готов найти персонального «Державник-Отца». Кравчук, Кучма, Ющенко и Янукович совершенно не подходили к сей роли. Укропская элита вместо действительного строительства государственной машины занялась разграблением и переделом всего и вся.

Чтобы народ не мешал, одновременно раскрутилась пропаганда вымышленной «могучей» истории и ненависти к России, ибо наша страна по отношению к Руине и представляла все того же ненавистного укропам-эдипам старшего брата, как прямого и подлинного наследника Отца. Даже героев себе УкроРуина избрала «эдиповских»: Бандеру, Шухевича, Мазепу и Тараса Шевченко. Бандера и Шухевич никогда не создавали государств, не считались даже организаторами «бандеровского движения» (за них постарались иные люди и немецко-фашистские спецслужбы»). Типичные «эдипы», а не «отцы». Мазепа тоже мыслил «эдиповскими» категориями: присвоил земли, украл деньги и перебежал от Петра Первого к Карлу XII, шведскому королю. Мазепа искал убежища при армии короля, предпочитая, чтобы шведы защитили и его самоуправство и «незалежность». Тарас Шевченко отличился тем, что сумел по-эдиповски плюнуть в руку его кормящую. К нему более чем благожелательно относилась русская императрица, так он сумел в стихотворении откровенно по-хамски «ославить» государыню, за что и пострадал. «Эдипы» ведь верят в свою абсолютную безнаказанность.

Укропленду совершенно не пригодились ни У. Кармелюк (руководитель восстания), ни Нестор Махно (анархист, но прекрасный организатор!), ни тот же Богдан Хмельницкий. Ненавистные «отцы» − они не могли радовать сердце гордого укра, предки которого выкопали Черное море и коптили сало стегозавров в египетских пирамидах.

Все потуги украинских идиотов изощренно вредить России нашли понимание у части европейской и американской элиты, примкнувшей к наднациональной когорте «эдипов» − глобтроттеров («глобальных рысаков») по терминологии З. Баумана. Глобтроттеры или «номады» (по классификации Ж. Аттали) являются наичистейшими носителями «эдиповщины», отринувшие все «репрессии» в виде морали, нравственности, нации, народной культуры, государства и т.д.

Жак Аттали, рассуждая о будущем, в конце XX столетия писал: «Покончив с любой национальной «привязкой», порвав семейные узы, заменив все это миниатюрными микропроцессорами, которые предоставят людям возможность решать многие проблемы, связанные с сохранением здоровья, образованием и личной безопасностью, такие граждане–потребители из привилегированных регионов мира превратятся в «богатых номадов». Они смогут принимать участие в освоении либеральной рыночной культуры, руководствуясь при этом своим политическим или экономическим выбором, они будут странствовать по планете в поисках путей использования свободного времени, покупать информацию, приобретать за деньги острые ощущения и такие товары, которые только они могут себе позволить, хотя и будут испытывать тягу к человеческому участию, тоску по уютной домашней обстановке и сообществу людей – тем ценностям, которые прекратили свое существование, так как их функции устарели».

Мечты Аттали воплотились в XXI веке. Украинские же «эдипы» потребовались глобтроттерам для окончательной фиксации своей всемирной виктории. Россия – «Отец» ведь никуда не исчезла с лика планеты Земля, а посему опасность (даже примера антиэдиповщины!) для «рысаков» сохранилась…

«Привилегированные регионы мира» (по Ж. Аттали) – это Европейский Союз, США и другие развитые страны мира. Их элиты (за исключением государств Азии) сформировались в своем большинстве за счет англосаксонского элемента, выдвинувшегося на передовые позиции в международной экономике и политике после XVI в. Ни для кого не является секретом, что реальной силой, поспособствовавшей экономическому развитию Англии, было флибустьерство.

Менталитет английского флибустьера или корсара во многом схож с менталитетом древнего эгейского пирата (если рассматривать его через призму теории философа и историка М.К. Петрова).

Пират самодостаточен и только свои интересы ставит во главу угла. По отношению к чужим территориям он выступает в четырех лицах: воина, посла, торговца или же собственно пирата – все зависит от конкретной ситуации. Поэтому пират живет настоящим, редко думая о прошлом и заботится только о своем личном будущем.

Пират – это профессиональный экономический оборотень. Впрочем, таким же оборотнем является и номад. Если отбросить ряд деталей, то оказывается, что номад – это флибустьер суши. И для пирата, и для номада присущ кочевой образ жизни и кочевое же понимание-освоение окружающего мира. Номаду важнее его кибитка, погонщики и скот, чем дом и поле ржи соседа-земледельца. Пирату важнее его корабль, команда и запасы питьевой воды, чем строения и имущество «сухопутных крыс». Из сего вытекают и способы ведения войны, когда нет резона сохранять собственность и жизнь противника (даже и из чисто корыстных побуждений, за исключением возможности получить выкуп). Но пират и номад – это «эдипы» раннего периода, передавшие традиции новым «эдипам».

Наученные глобтроттерами великие укры, науськанные на Новороссию, ведут себя на Донбассе подобно номадам и пиратам. Отсюда и варварские обстрелы городов и резня мирных граждан. Тем более за спинами ДНР и ЛНР встает лик «Отца» и угроза достойного наказания. «Отца» же укропейцы идентифицировали с Путиным, отсюда и вездесущий «Путлер», конечно же виноватый во всех бедах несчастных «эдипов»…

Московские «теффтельки» устроили «марш мира» не только для отработки денежек американского посольства, но и из-за «Эдипова комплекса» (Путин, ой-ой-ой, возрожденный «Отец»!) и из-за солидарности с «эдипами» Руины (ворон ворону глаз не выклюнет!).

Но хуже всего, на мой непросвещенный взгляд, кажутся «эдипы» в правительственных и административных кругах России, устроившие отставки Стрелкова в Донецке и Болотова в Луганске. Российские «эдипы» испугались «отцовства» Стрелкова и Болотова. Это психологический аспект переворотов в ДНР и ЛНР, который не заметили аналитики и эксперты, полностью сосредоточившись на политике и экономике.

«Юноши Эдипы», частенько далеко не молодого возраста, из элиты Российской Федерации совершенно бессознательно вредят Новороссии иногда больше, чем укры или пиндосы…

Выборы в Раду Укропленда – это вакханалия «эдипов». На депутатские места претендуют и заведомые дураки, и преуспевающие гомосексуалисты. Ну, дураков отсеют, а содомиты останутся, как близкие к «эдипам». Бегство от нормального понимания пола и семьи – это совсем по-эдиповски…

И в заключение хочется сказать - кому нужен Укропленд с засилием толп «эдипов» и во власти и на улицах? Да, никому! Даже «эдипы»-глобтроттеры готовы лишь временно пользоваться услугами низших «эдипов». Похоже, что после использования Украина будет выброшена, как негодный дырявый котелок.

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте, в Одноклассниках и в Твиттере

Постоянный адрес: http://www.segodnia.ru/content/150141