среда, 28 Октября, 2020

Подробно

Басаев в Абхазии

Андрей Московский
13.10.2004 - 19:44
Некоторые подробности действий Басаева в Абхазии и на Северном Кавказе в начале 90-х годов прошлого века. «Мансур», участник боевых действий во время грузино-абхазского конфликта в начале 90-х годов. «В июне, примерно месяца за полтора до начала войны, я познакомился там с Шамилем, и еще с ним была группа чеченцев. Они приехали в Абхазию с ясной для них целью, то есть они понимали, что вопрос начала военных действий в Абхазии – это вопрос ближайшего времени и они собирались активно участвовать в этой войне и проводили своего рода рекогносцировку. То есть буквально пешком он прошел путь от Пицунды до Псоу, тот путь, по которому потом уже, в конце сентября, начале октября 92-го года, грузины отступали и абхазские части брали Гагру, Гонтиади, Акселидзе, вот эти места. Когда началось грузинское вторжение, Басаев с группой чеченцев приехал в Абхазию через Карачаево-Черкессию, в пешем порядке перешли через границу горной части и появились в Гудауте. Через некоторое время Шамиль был назначен 1-м заместителем министра обороны Абхазии. Министром обороны тогда был Султан Сасланиев, тогда еще полковник Советской Армии, а Шамиль стал его замом. Одновременно он командовал чеченским батальоном, который реально был больше чем батальон, хотя численность была переменной, но иногда доходила до полковой численности. В то же время там очень много было лиц не чеченской национальности, с других регионов Северного Кавказа, а так же из всех мест бывшего Советского Союза. Что касается участия Шамиля Басаева в боевых действиях, то можно сказать, что вклад, который внес он и чеченский батальон, был достаточно большой, и без него Абхазии было бы выстоять значительно сложнее в этой войне. Еще можно сказать, что когда Басаев и другие чеченцы приехали, они имели определенную подготовку, а в плане ведения боевых действий уровень изначально высокий. К окончанию боевых действий они уже были опытными профессионалами и достаточно квалифицированными военными и диверсантами. Я занимался тем, что с ним часто общался и по различным аспектам ведения боевых действий и других мероприятий, связанных с действиями типа разведки, получения информации, планирования. То есть, выступал консультантом или советником, можно так сказать. Про Басаева можно сказать, что он – человек достаточно пассионарный. Нельзя было сказать, на тот момент, что он был каким-то ортодоксальным мусульманином, ваххабитом – этого ничего не было. Он был в тот момент вполне советским человеком… В политическом плане он себя, безусловно видел одним из первых людей на Кавказе. Он высказывал идеи о том, что хорошо было бы создать некую конфедерацию на Кавказе, которая была бы от Абхазии, проходила бы через Чечню, Ингушетию, Кабардино- Балкарию, Карачаево-Черкесию, Адыгею, часть Краснодарского края, что должна быть некая конфедерация, напоминающая бы Турцию. Вот такие были политические воззрения. Деятельность турецких спецслужб открыто не велась, безусловно, там турецкое разведывательное присутствие было. Но если турки там если и были, я имею в виду разведку, то как-то открыто, нахраписто, нагло они себя не вели. …С Гамсахурдией было так. В конце 91-го года, начале 92-го, он был свергнут и перебрался в Армению, а оттуда перелетел в Чечню. Потом из Чечни эвакуирован в Литву по инициативе Ландсбергиса. Этим тогда занимался тогдашний министр обороны Адрис Буткявичус. Потом Гамсахурдия вернулся через Чечню в Грузию, в район Зугдиди, где и началось вооруженное сопротивление тому режиму, который уже тогда установился в лице Шеварнадзе, Иоселиани, Китовани и Сигуа. …Как рассказывал Басаев, он действительно приезжал в Карабах, еще до грузино-абхазской войны. Но его поездка, вместе с еще одной группой чеченцев, она свелась к тому, что они приехали, посмотрели, увидели. У них сложилось впечатление, с его слов, что там война в чистом виде куплена. Поэтому они посмотрели на все то, что там происходит, и очень быстро оттуда уехали. Мои поездки в Чечню сильно отличались от того, зачем я ездил в Абхазию, и были краткосрочные, по два-три дня и носили, в основном, информационный характер. То есть, я приезжал туда посмотреть, что происходит, чтобы затем здесь в Москве рассказать. У меня впечатление сложилось по Чечне, что там царит полный бардак, как в стане Дудаева, так и в стане оппозиции. Что абсолютно было понятно – оппозиция не могла в тот момент свергнуть Дудаева. С другой стороны было совершенно понятно, что у федерального центра вообще не было никакой политики. То есть действовало много людей, много структур, в том числе и силовых и политических и каждый имел свою линию, причем эта линия постоянно менялась. Очень быстро причем менялась. Не было никакой согласованности, не было никакой координации. Потом чеченские полевые командиры включились в контрабанду наркотиков. То есть были рейсы в район Кандагара, везли из Кандагара опий. И это было вплоть до того, как талибы заняли Кандагар - до середины лета 94-го года. Перерабатывали в героин и дальше отправляли через Россию, Прибалтики в Европу. Переработка наркотиков производилась в Шалинском районе Чечни на территории заброшенного пионерского лагеря советских времен, куда привезли специальное оборудование. Оружие продолжало в Чечню прибывать в основном из России, в основном со складов. Кое-какая амуниция поступала из дальнего зарубежья. Были операции связанные с контрабандой оружия. Например, в мае-июне 1994 года шла гражданская война в Йемене, и войска Северного Йемена наступали на Аден. И через Чечню поставлялось туда оружие из России. Было несколько бортов, как минимум, из Грозного в Аден. Откуда-то из России сначала самолеты прилетали в Грозный, там перегружались ящики на другие самолеты, и осуществлялись рейсы в Аден. Это происходило по личному поручению Дудаева - покойный Радуев за это направление отвечал. Во время осетино-ингушского конфликта, российская армия вышла на границы Чечни и Ингушетии. А так как граница не была четко определена, то вышли, в том числе, и в те места, которые Дудаев считал чеченскими. И тогда было противостояние, и оно было как-то сглажено благодаря встрече Грачева с Дудаевым. В моем понимании, Чечня изначально была неким местом, которое использовалось, в том числе, и для внутримосковских разборок. На тот период, который я застал, было очевидно совершенное отсутствие координации между различными силовыми структурами. Внутри каждой из силовых структур очень сильно ощущалась межведомственная конкуренция, и было такое ощущение, что, действительно, вот импульсы всего этого бардака идут с самого верха. Практически не скрывалось, что существовали серьезные противоречия между Грачевым и Коржаковым. То, что была внутриведомственная и межведомственная грызня – это факт. Распространена точка зрения есть, что Шамиль Басаев является или, по крайней мере, являлся агентом ГРУ. Помню, даже Руслан Аушев озвучил это в СМИ. По моим представлениям, он в прямом смысле слова, агентом ни одной из российских спецслужб не является. То есть он согласие на вербовку не подписывал и, как агент, ни в одной из картотек не фигурирует. Другое дело, что он, находясь в Абхазии, безусловно, контактировал с сотрудниками российских спецслужб, но в прямом смысле слова агентом не являлся.
На Украине готовят репрессии для учителей за упоминание Великой Отечественной войны
Отдел информации
Эксперты спрогнозировали спад заболеваемости коронавирусной инфекцией в России
Отдел информации
В России начался первый процесс о геноциде народов СССР
Николай Севостьянов
Отдел информации
В Москве оценили уничтожение российских аппаратов ИВЛ в США
Отдел информации
Предвыборные сюрпризы: в США волнуются из-за прогнозов астрофизика Тайсона
Отдел информации
Страны запасаются продовольствием из-за COVID-19
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования