вторник, 20 Августа, 2019

Подробно

Неделя в Карабахе

Александр Скобенников
25.01.2005 - 19:32
В январе 2005г. исполнилось 15 лет с начала армяно-азербайджанского вооруженного конфликта, или как его называют иначе - Карабахской войны. Войны приостановленной, но все еще незавершенной, ибо мирный договор не подписан, и территориальные претензии не разрешены. Тишина, которая стоит над разделительной линией, время от времени разрывается выстрелами… Как и все подобные конфликты, где в друг-друга стреляли те, кто еще вчера сидели за одной партой или работали вместе, карабахская война отличалась особым ожесточением обоих сторон. И уже с трудом можно выяснить, кто был прав и кто виновен в этой братоубийственной бойне. Вот только один из эпизодов этой трагедии, который стал доступен для читателя, благодаря дневниковым записям русского офицера - добровольца воевавшего в карабахской (армянской) армии. На позициях …Сидим на позициях. Тоска зеленная… Димка с Олегом с утра уползли на "нейтралку" и что-то там вынюхивают. Ох, и "понюхает" им Саныч! Сегодня за обедом возник первый конфликт между Санычем и ребятами. Сидим - жуем, и вдруг Димка изрекает: "Командир! У "азеров" на левом посту на ночь остается человек шесть-семь". Саныч головой кивает - знаю, мол. "У них за постом "Шилка" и "двойка" (БМП - 2)", - влезает в разговор Олег-мелкий. "Командир, надо пост брать!", - гнет свое Димка. "Вот я тебе возьму, - отвечает, - сиди и смотри". Чувствую, сейчас схлестнуться. Хорошо с поста наблюдатель заорал: "Саныч! На пост два "Урала" ползут!". Выскочили из палатки, вверх летим, а Саныч на ходу командует: "Дима - по головной, Мелкий - по замыкающей! Пуск по команде! Я страхую!". Влетел я в траншею к "Фаготу" (установка ПТУР), смотрю в визир - километрах в двух по дороге два "Урала" пылят. Справа от поста люки захлопали - Димон с Мелким в башнях заперлись. Следом Петрович на "Козленке" (Боевая машина ПТУР "Малютка", оборудованная на базе спортивного автомобиля багги). "Фух! Фух!», - у Мелкого ракета как по нитке идет, а у Димона рыскает, как дворняга на поводке. Вдруг слева - "Фух!" - Петрович с "Козленка" пустил. Зачем? Не уверен видно, что ребята попадут. И точно - у Мелкого ракета в небо ушла, а Димка свою в дорогу "зарыл". Саныч же "Малютку" прямо под тент первого "Урала" пристроил, и тут же пустил вторую. Секунды через две как рванул второй "Урал". В ответ – выстрел по нам. Ощущение такое, что снаряд волосы причесал. Танк! Откуда? Из-за кустов, в полутора километрах от нас. Мы накрыли и его. "Семьдесят-двойка" ( Танк Т - 72) у кустов торчит, дымится. Отвоевалась. … Заканчиваем обед с литровой банкой коньяка. Даже Саныч принял 50 гр. Танк-то оказался десятым, значит, юбилейным. Димка снова за свое: "Пойдем пост брать". "Я те пойду!", - смеется Саныч. Димка в амбицию: "Ты технику бьешь, авторитет зарабатываешь, а мы у тебя заряжающими, что ли?". Тут уж я не выдержал: "А вы, куда ракеты загнали?". Саныч молча встал и из палатки вышел. … Вторые сутки брюхом траву утюжим. Димка "забодал" всех. Но, в общем, его можно понять. Его знание и умение разведчика-диверсанта расходуются на "заряжай-разряжай". А пост "азера" на славу укрепили: в 1,5 км от нас небольшой бугор - окопы полного профиля, блиндаж, за бугром капониры для БМП-2 и "Шилки". Отсюда бьют по нашим соседям справа. Смена поста в 19.00. Днем там взвод, на ночь остается отделение. Так что вшестером их вполне можно "сделать". Выход …Сегодня приезжали боссы. Саныч взял у них "добро" на выход. Обговорили сигналы отхода по двум вариантам: первый - уходим при трофеях, второй - уходим с "хвостом" (то есть с преследованием – А.С.). Выход - в 19.00, начало работы - в 21.00. Перед обедом Саныч устроил "театр одного актера". Мимо "нашего" поста (куда мы в гости собирались) пылил БМП-1 по дороге к нам. Командир - за "Фагот", но не стреляет. Механик-водитель сдуру в нашу сторону метров четыреста катил. Потом, видно, сообразил - развернулся на месте, и назад, к посту. Все орут: "Саныч! Огонь!". А он в визир уперся, палец на пусковой скобе и молчит. И когда БМП уже к посту подошла, влепил ей в корму. Рванули дополнительные баки. Командир объяснил: "Я ее специально до поста отпустил - ночью-то темно, вот мы по кабелю от "Фагота" и пойдем". Через час Серж приехал, привез категорический приказ «Аво» (Монте Мелконян - командующий Мартунинским укрепрайоном – А.С.) Санычу: руководить операцией с поста. …Вышли с опозданием. Обошли пост сзади и обомлели - там толпа. Должно же быть всего отделение, а их полным-полно. Но возвращаться стыдно. Мы разбились на две группы: слева - Димка, Андрюха и я, а справа - Мелкий, Илья и Миро. Начали: Илья из РПГ по блиндажу, а мы гранатами, хорошо хоть "эфок" по пять штук набрали. Рвануло в блиндаже, захлопали гранаты. У противника - вопли, хаотичная пальба, справа, слева - автоматные очереди, я на бруствер выскочил и из ПК, ору чего-то. Ленту выпустил, слышу, Димка кричит: "Кончай палить, дохлые все. Вдоль пройди, в траншею не лезь, сверху, с бруствера - контрольную". Я коробку заменил и пошел, еще одну ленту по дну - все, тишина. Блиндаж дымит, а Илюхи с ребятами нигде нет. Бегу назад - Димка с Андреем с фонарями по траншее лазят, документы убитых собирают. Что-то многовато трупов. Спрашиваю: "Дим, где Илюха?" Димка на бруствер влез и орет: "Илья! Миро! Ко мне!". Вдруг метров с трех пулеметная очередь полоснула ему по груди. Андрей из по "азеру" очередь дал, а я в траншею спрыгнул, у Димки изо рта хлещет кровь, хрипит: "Кранты мне…". Вытаскиваю индивидуальный пакет, а у него голова на грудь упала, пульс - ноль. Отвоевался старший лейтенант Дмитрий М. - морская пехота Тихоокеанского Флота. Отход Гляжу - метрах в 400 фары: одни, вторые, третьи. Идут на нас. Лихорадочно сую ленту в приемник и говорю Андрею: "Димку тащи, я прикрою". Он взвалил на себя тело, вскочил на бруствер и вниз. Вдруг слышу голос Мелкого: "Ребята! Вы где?", - и через минуту он сам в траншею валится. Спрашиваю его: "Где Миро с Ильей? "Как где? За "азерами" погнались". Идиоты. Тут впереди, слева автоматы ударили - фары погасли, "азера" орут. Много их. "Давай, - говорю, - ноги делай, я прикрою ". Земля сзади посыпалась - появился Андрей: "Я Димку в кустах спрятал, а кабель найти не смог. Ничего не видно". И тут как взорвалось все - стволов полста палят, не меньше. Пора уходить. Метров через сто мы потеряли ориентировку… Димку не нашли. Единственное освещение - трассеры неприятеля. Бродили пять часов. Темень - в двух шагах ничего не видно. Наконец, заметили костер. Подползли. Наши. А Саныч, оказывается, четыре часа трассерами в сторону противника стрелял. Вдруг, мол, заблудились? Мелкий первым лезет: "Командир, не вышло с техникой, не смогли угнать. Зато я три трофея принес". Вдруг Андрей: "Командир, Димку кончили". "Ты что? Как? Илюха, Миро где?". Когда мы закончили свой рассказ, Петрович, не говоря ни слова, развернулся и ушел. Минут через десять ребята говорят: "Пойди, посмотри, что командир делает". Иду, вижу: сидит в "Козленке", курит. Услышал шаги и заорал: "Какого…! Пошел на…!". А голос такой, будто неделю пиво холодное глотал. Обмен Под утро на пост приехали Аво и Серж. Они выслушали наш рапорт и рассказали, что, по данным радиоперехвата, противник усилил посты, на "нашем" сидел целый взвод. Утром они готовились нанести удар. Мы им всю обедню испортили - двадцать три трупа на посту плюс девять покойников из тех, кто шел им на выручку. Словом, отбой их наступлению. Саныч с Аво в сторонку отошли. Интересно, о чем они говорят, если Аво по-русски только материться умеет? Вернувшись к нам, Саныч сказал, что неприятель вышел на связь и сообщил о наличии у него трех трупов русских офицеров (у одного из них обнаружен личный знак офицера ВС СССР). Сошлись на цифрах 1:6 - за одного нашего шесть их трупов. Где же мы восемнадцать трупов достанем? Аво решил показать какой-то иностранной журналистке вражеские позиции и припряг на это дело наш отряд. Проехали километров шесть, и дальше катим в самое пекло. Через полтора километра - в низине стоит "УАЗик", а рядом на бугорке Аво что-то в бинокль высматривает. Подхожу, а он рукой машет, ложись, мол. Глянул в бинокль - а там настоящий муравейник - человек четыреста землю роют, два экскаватора, бульдозеры, с десяток машин. Стройбат, да и только. Подошла журналистка, стоит в полный рост и снимает это "безобразие". Аво ей знаками - ложись, мол, а она: "Ноу, ноу!" Покрутилась с видео, и что-то Аво объясняет. Тот Санычу: "Машина немножко стрелять надо". Решил сукин сын спектакль для мадам устроить! Подогнал Командир "Козленка", мы разлеглись - "К бою!", "Пуск!" - ГАЗ-66 - готов! "Пуск!", ЗИЛ-131 - готов! "Пуск!". Ребята из автоматов стрекочут, я ПК "включил". Отогнал Саныч "Козленка" пониже, взял ствол и тоже "пулять" улегся. Минут через пять слева, справа по нам тоже постреливать начали. Обходят! Аво сообразил, рукой машет - отходим! И ведь действительно чуть не "отошли" - минуты две я "Козленка" уговаривал, завести не мог. Мелкий с Андреем толкнули - на скорости завелся. Выскочил на бугор - пулеметный огонь, а "УАЗика" не видеть. Проехали немного - справа два танка. Я машину в кусты, ребята без команды две ракеты направляющую воткнули. Тут из-за бугра "УАЗик" Аво выскакивает. Оказывается, следом за нами шли две наши "коробки" с разведчиками на броне. Разведка спешилась, а танки Аво на противника "натравил". Возвращаемся к нашей бывшей позиции. Один танк за нею на бугре встал и постреливает, второй - на дороге возле вражеских машин. Смотрю - четыре трупа лежат, плоские какие-то, танком утюженные. Когда до дороги оставалось метров двадцать, в кустах слева я заметил вражеского солдата - лежит и целится в меня из автомата. Одновременно со мной его Саныч заметил - руль влево, машину в канаву. Очередь. Я за стойку уцепился и из ПК молочу незнамо куда. Потом упал. Смотрю, командир слева от машины растянулся, матерится, журналистка на сиденьях лежит, улыбается. Сзади Аво и другие бегут, орут что-то. Поднимаюсь, смотрю - все живы. "А где этот гад?" - спрашиваю. Мелкий ошалело улыбается: «Нет его». Он метрах в пяти лежит, полголовы отсутствует. Рядом противотанковая граната разбитая лежит, гексоген розовый - малинкой попахивает. Аво подбежал, журналистке помогает, у той кровь на лице - осколками стекла поцарапало. Подхожу к убитому. Мозги метров на пять разнесло. Рядом АКМ лежит. Перевернул на спину - пацан, лет двадцать, форма новая, не обмятая еще. Из одного кармана документы достал, во второй полез. Тугая пачка "полтинников", резинкой стянутая, - "лимонов" пять, не меньше. Я таких денег и в глаза не видел. Открыл я рот убитому, деньги туда вставил и объясняю мадам: "Пришел на чужую землю с мечом, так пусть грязными деньгами подавится!". Переводчик с умным лицом перевел - мадам так и расцвела: "Рашен Рэмбо!". Вдруг мимо нас с топотом "табун" пробежал. Разведчики. Пролетели и мадам с переводчиком с собою унесли. Я к трупу. А там ни денег, ни автомата! Ну, артисты разведчики! Ну что ж, за жест пришлось заплатить. … Вытолкали мы "Козленка", подъезжаем к палаткам, а там форменный Вавилон. В машины трофейные все, что можно грузят: матрасы, одеяла, подушки. Мелкий "Беларусь" с прицепом завел и спрашивает: "Командир, что делать будем?" "Поехали трупы для обмена собирать", - отвечает Саныч. … Утром начальник РОВД приехал, неприятельские трупы забрал и укатил обменивать. Через день, поздно вечером, привезли Илью, Миро и Димку. Приехали мы в морг. Глаза у ребят выколоты, уши отрезаны. У Димки все лицо ножами истыкано. У Ильи нет левой руки, и левый бок разворотило, у Миро - правый. Старик, что на обмен ездил, рассказал, что Миро с Ильей напоролись на тех, что в машине ехали на пост. Отбивались до конца, а последней гранатой - себя.
Мошенники уже не спрашивают персональные данные
Отдел информации
ВСУ грабят мирных жителей из-за нехватки продовольствия
Отдел информации
Почему промышленный гигант ХКБМ оказался под угрозой закрытия
Анна Пономарева
РФ заняла вторую позицию в списке поставщиков СПГ в Европу
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования