воскресенье, 18 Августа, 2019

Подробно

М.Салих: "Акт о демократии в Узбекистане" был бы кстати

Искандер Алиев
27.01.2005 - 08:50
Интервью с председателем демократической партии Узбекистана «Эрк» Мухаммадом Салихом От редакции Segodnia.ru: Лидер узбекской оппозиционной партии "Эрк", поэт, писатель Мухаммад Салих был единственным соперником нынешнего президента Узбекистана на президентских выборах в 1991 году. В 1993 году Мухаммад Салих покинул Узбекистан, так как против него было возбуждено уголовное дело, которое, по мнению независимых правозащитников, было сфабриковано узбекскими властями. В ноябре 2000 года Верховный суд Узбекистана заочно приговорил Мухаммада Салиха к пятнадцати с половиной годам лишения свободы, признав его виновным по статьям "Посягательство на конституционный строй в Узбекистане" и "Посягательство на президента Узбекистана". Сейчас Мухаммад Салих проживает в Норвегии, имеет официальный статус политического эмигранта. Интервью у Мухаммада Салиха взято нашим собственным корреспондентом. Корреспондент: Здравствуйте. В российском обществе сегодня усиливается понимание необходимости знать более предметно о том, что все-таки действительно происходит в центральноазиатских государствах СНГ. Победные реляции оттуда о фантастических темпах роста экономик и видеокартинки помпезных дворцов мало дают представления о реальности. Этим и вызвано наше обращение к Вам с просьбой дать интервью. Первый вопрос: тринадцать лет Узбекистан является независимым государством. Вы и ваша партия все это время находитесь в оппозиции к власти. Как Вы оцениваете в целом процессы, происходящие в Узбекистане и в узбекистанском обществе в целом за годы независимости. К чему пришла сегодня действующая там власть? М.Салих: К моменту распада СССР, Узбекистан имел самую сильную экономическую базу во всём Центральноазиатском регионе и был более подготовленным к новой, рыночной экономике чем другие республики, что позволяло безболезненно проводить политические реформы. Но президент Каримов не смог использовать эти исторические реалии. Поскольку любые вероятные прогрессивные реформы угрожали ему потерей власти. Он боялся не только политических, но и экономических свобод, поскольку экономическая свобода могла способствовать появлению людей, свободных от властей материально. Такие независимые люди опасны для его диктаторского режима не менее диссидентов. Этот страх Президента Каримова углублялся из года в год параллельно кризису в экономике. Социально-политическая стабильность удерживается постоянным давлением на массы силовых структур и непрекращающимися волнами репрессий. В итоге этой политики Узбекистан оказался на последнем месте в мире по уровню жизни. Экономика страны сегодня находится на грани катострофы, враждебностъ между населением и государством дошла до критической точки. Корреспондент: Утверждают, что именно депутаты в то время от партии "Эрк" были авторами манифеста о независимости. Правда ли это? Для Вас лично день Независимости Узбекистана - праздник и по сей день? М.Салих: Для меня День принятия Независимости есть, самой Независимости нет. Следовательно, праздника для меня тоже нет. Но это не значит, что я жалею о том, что Узбекистан получил независимость. Моё изгнание и следующее затем беспрерывное преследование тоталитарного режима - это моя плата за политические убеждения, в которых я никогда не раскаивался и не сомневался в правильности избранного мною пути. Я предполагал, что может быть после получения независимости. В 1990 году, будучи членом Узбекского Парламента (Верховного Совета), я говорил с трибун следующее: "Давайте, сначала освободимся от ига Москвы, потом начнём освобождаться от местного ига". Тогда Каримов сидел в президиуме Парламента и посмеивался как представитель местного ига. В то время он не обладал полными диктаторскими полномочиями, а мы не были достаточно опытными, чтобы предотвратить его закулисные игры на пути увековечения личной власти. Каримов тогда обличал меня в том, что я веду народ в пропасть, призывая его к независимости. Когда Янаев совершил путч, Каримов послал ему поздравительную телеграмму с борта самолёта, летевшего из Дели. Прилетев в Ташкент, он распорядился выполнить все инструкции ГКЧП. Но через три дня Каримов с потрохами продал хунту и перешёл на сторону тех, кого он недавно обвинял в сепаратизме против СССР. Сегодня Каримов стал Героем независимости Узбекистана, я же - изменником родины. То есть каждому своё. Однако, народ повёл в пропасть всё-таки он - не я. Обвинять в сегодняшних бедах независимость и сторонников независимости Узбекистана могут только обыватели или же люди со злым умыслом. СССР не развалили сторонники независимости окраин Советской Империи. СССР развалился. Развалился потому, что он прожил свой исторический возраст. В бедах Узбекистана виноваты коммунистические лидеры. Независимость застала их врасплох и они не были готовы к ней. Они не были готовы самостоятельно управлять государством, потому что ментально оставались рабами Метрополии. Декларация о Независимости Узбекистана была принята Верховным Советом Узбекской СССР 20 июня 1990 года. Текст Декларации был подготовлен и представлен в Верховный Совет партией ЭРК (Свобода), которую возглавлял и до сих пор возглавляю я. Документ был принят подавляющим большинством голосов, русские голосовали тоже. Они тоже как граждане общей родины радовались своей возможной свободе. У людей была воля к свободе и никто не боялся её, никто не диктовал им голосовать за неё, никто не пугал их. Кстати, никто не кричал русским уехать в Россию, как теперь сплетничают. Мы не были против русских, мы были против шовинистической политики Москвы, которая ущемляла наши национальные права. Антирусское настроение в Узбекистане 90-годов это миф, выдуманный спецслужбами. Русофобия появилась теперь и подогревается она Исламом Абдуганиевичем Каримовым. Каждый здравомыслящий человек видел, что в новых демократических движениях нет никакой агрессии по отношению к этническим группам. Те русские, которые жили в Узбекистане долгие годы, знают что узбеки по своей природе самые терпимые и непредвзятые к инородцам люди. Корреспондент: Существует ли в Узбекистане угроза возникновения гражданского конфликта на почве бедности, социальной неустроенности, столкновения мировоззрений и т.д.? М.Салих: Угроза конфликта всегда существовала. Теперь она усилилась. Не на почве "столкновения мировоззрений", а на почве социальной. Нищета - первая и главная угроза режиму. Корреспондент: Как Вы оцениваете возможность создания единого оппозиционного движения Узбекистана? Были ли попытки к объединению? М.Салих: Объединиться в блоки можно, даже нужно на данном этапе. Но создать единую партию или движение невозможно. Различия в программах и в философии партий не следует толковать как разрозненность оппозиции. Это нормальное явление, потому что люди не мыслят одинаково. Однако, объединиться силам оппозиции в борьбе против тирана необходимо. Это объединение может быть в виде блоков, Форума Демократических сил или их Координационного Центра. Название не имеет значения, достаточно того, чтобы эти структуры эффективно работали. Очень важно соблюдать толерантность к воззрениям субъектов Объединения, не пытаться учить уму-разуму в политике друг-друга, а работать исключительно по программе Объединения по конкретному плану на каждый день. Опыт у нас есть. Мы в начале 1992 года по инициативе партии ЭРК создали Демократический Форум Узбекистана. К нам присоединились даже депутаты из партии Каримова. Бывший Премьер министр тоже вошёл в этот Форум. Нам удалось собрать сильных экономистов, они начали готовить экономическую карту страны и программу выхода из кризиса. Президент Каримов насмерть испугался этой инициативы и предложил партии ЭРК войти в правительство взамен роспуска Форума. Он предложил мне "самый высокий пост" в правительстве, а четырём членам ЭРК кресла министров. Это было 3 мая 1992 года, за несколько дней до второго Собрания Демократического Форума. Каримов пригласил меня во дворец и в "непринуждённой обстановке" уговаривал меня распустить Форум и войти правительство. Я поблагодарил его и отказался от предложения. Беседа состоялась за пловом приготовленным Зелимханом Хайдаровым(помощник Каримова)и продолжалась четыре с половиной часа. Всё это время президент доказывал мне ненужность оппозиции и полезность совместной работы. Я ему объяснял: "Узбекистан молодое государство и мы должны с самого начала заложить здоровые основы. Оппозиция должна присутствовать с самых первых дней нашего государства, чтобы традицией для наших детей стала демократическая смена власти, а не политические убийства, перевороты и хунты. Я предлагаю вам выступить перед Демфорумом. Ваше выступление продемонстрирует вас как демократического лидера. Это будет способствовать притоку иностранной инвестиции. Такой поступок укрепит ваш авторитет и мы, как оппозиция, тоже займём свое место в сознании народа. Позвольте нам делать оппозицию и критиковать вас время от времени, потому что оппозиция должна критиковать власти. Не обижайтесь на это, во всём мире так", я ему сказал. То есть я Каримову давал дружеские советы. Он же продолжал уговаривать меня войти в правительство. Тогда я окончательно сказал "нет". С тех пор прошло 13 лет и нет дня чтобы Каримов не мстил мне за этот отказ. После отставки из Парламента, власти открыли против меня уголовное дело, обвинив меня в создании некоего "Миллий меджлис", к которому я никакого отношения не имел. 1993 году я выехал за рубеж. Не прошло и двух месяцев, власти подкупили двух профессоров из ЭРК и с их помощью пытались сместить меня с поста председателя партии. Под давлением властей был назначен Съезд партии с целью сместить меня, расколоть партию и превратить её в куклу режима. Тогда же был заключен в тюрьму член партии ЭРК С.Бекжан "за присвоение исторической монеты". С.Бекжана обещали отпустить с условием что он согласится написать на меня письмо клеветнического содержания в Съезд партии с тем, чтобы моё имя "пришить к этому делу". Но С.Бекжан отказался это сделать и получил 3 года тюрьмы. Властям не удалось расколоть партию, Съезд партии вновь избрал меня. Тогда КГБ с целью подорвать доверие ко мне, пустил слух что М.Салих дескать сотрудничал с властями и получил от Каримова квартиру и машину. Эта ложь усиленно распространялась устами руководителя партии "Бирлик". Параллельно с этим, без суда и следствия были отобраны квартиры у меня и у моих двух братьев. Квартиры были нашей личной собственностью. Так началось тотальное преследование моей семьи. Корреспондент: Что Вы ждете от мирового сообщества в плане демократизации в Вашей стране? М.Салих: Я больше верю гражданским институтам Запада чем правительствам. Давление этих институтов заставляет правительства корректировать свою политику в русле принципов, провозглашенных западным обществом. Конечно, не все правительства меняют внешнюю политику под давлением общественности. Например, режим Каримова под сенью антитеррористического Союза значительно усилил свои репрессии против оппозиции и инакомыслия и это нисколько не помешало получать военную помощь от своих западных союзников. Мы не ждём чуда от мирового сообщества, оно не спасёт наш народ от деспотического режима. Спасти себя может и должен сам народ. Мы, как оппозиция, сделаем всё для того, чтобы избавиться от этого режима. Мы должны стать сильными, мы собираемся стать сильными. И хорошо знаем, с нами будут считаться лишь тогда, когда мы станем сильными. Очень много скептиков вокруг, как на уровне правительств так обывательском. Все, кому не лень, болтают о слабости оппозиции. Приходится работать вопреки им. Мы работаем, и мы надеемся на благополучный финал. Корреспондент: В этой связи, какой Вам видится роль России? М.Салих: К сожалению, Россия однозначно поддерживала и продолжает поддерживать диктаторские режимы Средней Азии. Эта особенность внешней политики России ещё раз ярко проявилась во время недавно прошедших выборах в Парламент Узбекистана. Глава наблюдательной Комиссии Рушайло так был доволен каримовскими "выборами", что даже не дожидаясь конца голосования дал высокую оценку выборам и улетел в Киев.Самое странное, когда речь касается Средней Азии, даже демократы России становятся на сторону диктатуры мотивируя свои позиции "объективными историко-социальными причинами". У Российских политиков - как у левых так и правых - явный двойной стандарт в подходе к так называемому "ближнему зарубежью". Между тем, некоммунистическое поколение политиков Центральной Азии искренне хотят сотрудничества с Россией. И они хотят истинной дружбы с Россией, не как меняющие каждый час свои позиции теперешные их друзья диктаторы. Но в данное время мы не видим никаких предпосылок для новой российской политики по отношению к Узбекистану. Но когда мы станем силънее, подход России по отношению к демократии в нашем регионе может измениться. Корреспондент: Недавно выступая на радиостанции "Эхо Москвы", председатель комитета по международным делам Госдумы России К.Косачев сказал буквально следующее: "нам нужно менять в нашей стратегии поведения на постсоветском пространстве. Я думаю, нам нужно прекращать ориентироваться на действующих лидеров, вне зависимости от того, какую политику они проводят, нам нужно ориентироваться на те силы, которые реально стремятся к партнерским отношениям с Россией, которые ценят наше общее прошлое, которые хотят сохранить в будущем то хорошее, что было в этом прошлом. Нам нужно начинать работать с пророссийскими силами в этих странах, нам нужно поддерживать эти силы, не стесняясь этого, но поддерживать демократическими, прозрачными политическими методами, как это делают любые другие государства. Нужно продолжать работать в этом направлении и в Молдавии, и в Киргизии, и в Узбекистане, и в Туркмении, не стесняясь говорить руководителям этих стран, когда они ошибаются, что они ошибаются." М.Салих: Я сразу скажу, наша партия не пророссийская партия. Она также и не является прозападной. Видимо, пришло время отказаться от таких "про" в соврменной политике. Мы хотим строить независимое и демократическое государство и на этом пути мы нуждаемся иметь больше друзей чем врагов. Мы в России хотим видеть друга, предсказуемого друга. На этом фоне Россия стремясь создать мировой баланс против однополюсной гегемонии Соединённых Штатов входит в тесный геополитический контакт с Китаем, который стратегически нацелен на расширение своих территорий на своем Западе - нашем тюркском востоке. Россия пока не даёт нам никакой гарантии от гипотетической экспансии с востока. Беспокойство перед возвышающимся Китаем вынуждает нас искать союзников в Европейском Союзе и в США. Видимо, в ближайшем будущем, Россия сама войдёт в сферу той же опасности если уже не вошла в неё. Гражданская экспансия уже началась, на Дальнем Востоке в виде нелегальных "Чайна тауны". Идёт соперничество мировых государств во влиянии на Центральную Азию. В нём победит не тот который самый хитрый, а тот который самый искренний. Мы будем защищать интересы тех, кто будет на деле способствовать нашему развитию как самостоятельное демократическое государство. Мы будем укреплять дружбу с теми, кто будет заинтересован в укреплении нашего государства. Умная Россия поможет не пророссийким силам, а демократическим силам. Потому что "пророссийские" или "прозападные" силы никогда не найдут достаточно широкую платформу у себя, чтобы защищать не то что союзника, но даже свои политические интересы. Только имеющие широкую поддержку всего населения "пронародные" силы могут рассчитывать на такую поддержку и стабильную власть в стране. Следовательно, только они могут проводить самостоятельную сильную внешнюю политику. В Узбекистане такую поддержку имеют именно эти силы, представителем которых является партия ЭРК. Вот почему нас боится Каримов. Корреспондент: Каким Вам видится состояние узбекско-российских отношений в перспективе в связи с возможным приходом во власть в Узбекистане светской оппозиции? Кем будет тогда Россия для Узбекистана, новой узбекской политической элиты, узбекистанского общества: просто партнером или союзником, близким союзником? Есть ли у узбекской оппозиции сегодня понимание того, что Россия имеет свои естественно объяснимые интересы в Центральной Азии, в Узбекистане? В первые годы независимости в Узбекистане чувствовалось настороженное отношение неузбекского населения страны к узбекской оппозиции? Сохранилось ли это сегодня? Есть в партии "Эрк" сегодня понимание необходимости гибкой национальной политики в общем-то многонациональном Узбекистане? М:Салих: В прошлом году партия ЭРК провела свой 5 съезд и я написал Обращение к участникам Съезда. Приведу отрывок из него, это наша официальная позиция: "В городах и регионах страны многие наши соотечественники причисляют себя к нацменьшинству. (Этот термин "нацменьшинство" я не люблю). Они не должны оставаться вне политики нашей партии. Они наши соотечественники, разделяющие нашу судьбу. Да, мы во время Перестройки выдвинули на передний план нашу национальную идентичность. Это нужно было для нас в качестве самоутверждения против коммунистического шовинизма. А теперь когда мы говорим "народ" или "нация", мы подразумеваем всех граждан, живущих в нашей стране и считающих своей родиной эту землю независимо от их национальности. Мы категорически отвергаем расизм и шовинизм от кого бы они ни исходили. Я надеюсь, этот принцип отчётливо будет выражен в Программе которая будет принята на Съезде Партии". Если мы придём к власти, Узбекистан будет союзником России в основных вопросах региональной безопасности и ближайшим экономическим партнером. Союзником равным в правах и дружественным в отношениях и более надёжным, чем сегодня. Корреспондент: Почему не были допущены к последним парламентским выборам в Узбекистане оппозиционные партии в лице "Эрка" и "Бирлика"? Это было запрещено в судебном порядке? Или партии не имеют регистрации в Узбекистане? М.Салих: Сначала несколько слов о предыстории статуса партии ЭРК. Партия создана 11 апреля 1990 года, зарегистрирована 5 сентября 1991 года, после провала Янаевского путча. То есть, после того как первый секретарь Компартии Узбекистана Ислам Каримов окончательно уверился о конце родной КПСС и переименовал её в "Народную Демократическую". Каримов тогда зарегистрировал и движения "Бирлик". Однако, легальное действие партии ЭРК продолжалось очень коротко. 16 января 1992 года власти жестоко подавили мирный студенческий митинг. ОМОНовцы стреляли в толпу и были убиты молодые люди. В подготовке манифестации молодёжи режим подозревал партию ЭРК и преследования членов партии остановившейся на несколько месяцев возобновились с новой силой. 2 июля 1992 года я подал в отставку из Верховного Совета Узбекистана в знак протеста против репрессии. Я бросил свое депутатское удостоверение в президиум, где сидел Каримов. Председатель Верховного Совета объявил перерыв, перекрыв мне микрофон на трибуне. Тем не менее, я успел сказать, что в Узбекистана вновь наступила диктатура. Так я покинул здание Верховного Совета. Фракция ЭРК в составе 13 человек всё ещё оставалось в Парламенте, но было очевидно, Каримов взял курс на тоталитарное правление. Власти приостановили издания наших газет, стали придумывать уголовные дела против видных деятелей и арестовывать их. Мне тоже приходилось немного посидеть в знаменитом подвале МВД, в одной камере с убийцами. Были заключёны в тюрьму генеральный секретарь партии Атаназар Ариф и ещё несколько активистов оппозиции. Но наша партия продолжала свою деятельность. Я выехал в Турцию и организовал там издание и транспортировку газеты "ЭРК" в Узбекистан. 1993 году Министерство Юстиции распространило некое Решение о приостановлении деятельности партии ЭРК. Этот инцидент был незаконным, потому что только Суд мог приостанавливать деятельность политических партий. Таким образом, наша партия до сих пор считается зарегистрированной, удостоверение о регистрации 1991 года находится у партии. Никто не аннулировал его на основании закона. По закону партия ЭРК должна была участвовать во всех выборах прошедших 13 лет. Не допуская к этим выборам нашу партию власти грубо попирали Конституцию Узбекистана. А что касается недавних декабрьских выборов в Парламент, могу сказать кратко: это были как всега выборы властей, не народа. Народ вновь был использован, как фон для избрания кукол режима. Все 5 партий, участвовавших в этих "выборах" принадлежат президенту Узбекистана Каримову и все они служат ему же, а не народу. Корреспондент: Какова социальная база Вашей партии? Достаточно ли сегодня в партии "Эрк" образованных и опытных людей, способных повести Узбекистан к модернизации, становлению в нем действительно гражданского развитого общества? М.Салих: Партия ЭРК была создана на базе интеллигенции Узбекистана. У нас много учёных и преподавателей. Интеллектуальный потенциал большой. На нашей стороне было и есть немало профессиональных бюрократов, которые работают в госструктурах. При нормальной ситуации все они придут к нам, потому что мы 1990-1992 годах показали свою готовность работать со всеми кому небезразлично благосостояние нашего народа. Корреспондент: На Ваш взгляд, может ли действующая в Ташкенте власть пойти на диалог с реальной оппозицией? М.Салих: Власти в данное время не способны пойти на диалог с оппозицией. Режим может пойти на такой шаг в двух случаях: под давлением народа, в Украине и Грузии. Или под давлением крупных государств, от которых Узбекистан экономически и политически зависим. Давление народа мы подготовим. Кроме того, мы недавно написали подробное письмо сенаторам США о полезности давления на Каримова, какое оказал Сенат на режим Лукашенко. Как вы знаете в конце прошлого года Палата представителей Конгресса приняла важный документ под названием "Акт о демократии в Белоруссии". А ведь режим Каримова в сравнении с режимом Лукашенко много раз деспотичнее. "Акт о демократии в Узбекистане" был бы очень кстати.
Мошенники уже не спрашивают персональные данные
Отдел информации
ВСУ грабят мирных жителей из-за нехватки продовольствия
Отдел информации
Почему промышленный гигант ХКБМ оказался под угрозой закрытия
Анна Пономарева
РФ заняла вторую позицию в списке поставщиков СПГ в Европу
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования