среда, 3 Марта, 2021

Подробно

Как работает горная пехота в Чечне

Олег Петровский
11.05.2005 - 14:21
Как работает горная пехота в Чечне

Из дневника командира чеченского спецназа

Беслана Элимханова стали называть “Че Геварой” несколько лет назад благодаря военному коменданту Чечни Сергею Кизюну. На одном из построений генерал то ли шутя, то ли всерьез таким образом выделил офицера из общей массы спецназовцев, собравшихся перед выполнением боевой задачи. Как часто бывает в армии, второе имя превратилось в позывной. Хотя против “Че Гевары” Беслан и не возражал. Разве можно офицеру спецназа отказаться от позывного - имени человека-легенды? Человека, который еще 50 лет назад говорил: “В этой многообразной походной жизни самое значительное событие - бой. Он вызывает у людей бурную радость и удваивает их силы. Бой - это кульминационный пункт всей жизни”…

О командире подразделения спецназа из батальона “Запад” 42-й дивизии Министерства обороны России “Че Геваре” заговорили в республике после серии удачных спецопераций в горах, когда “басаевская гвардия”, включая профессиональных наемников, бежала после кровопролитных стычек с батальоном.

Спецназовцы штурмовали укрепления боевиков, проводили рейды, ведя поиск и уничтожая группы террористов в горных ущельях, в тех местах, где человек считается редким гостем. Офицер спецназа начал вести дневник во время нынешней антитеррористической кампании.

Сегодня мы предлагаем читателю некоторые из записей Беслана Элимханова - чеченского “Че Гевары”, который воюет против экстремистов на Северном Кавказе уже больше десяти лет. В этой борьбе, по его словам, существует только один приказ: “Стоять насмерть!” Но при этом нужно сохранить жизни бойцов…

О Масхадове, Басаеве и наемниках

Март 2005 г. Наконец-то уничтожили Масхадова… Все правильно, сделан шаг в борьбе с терроризмом в реальности. Ничего так не улучшает настроения, как неудачи врага. Мы стали больше работать по уничтожению и захвату членов НВФ. В Грозном достигли неплохих результатов. Уже после смерти Масхадова на окраине города “вычислили” и уничтожили машину с четырьмя взрывниками - людьми “амира” Хусейна Мадаева. Они - звено в террористической сети полевого командира Доку Умарова. По большому счету у всех нас, если можно так сказать, наступил духовный прилив, и работать мы стали лучше. А вот сам стиль работы изменился мало. И до и после ликвидации Масхадова находимся в постоянном поиске боевиков.

Что бы ни говорили, но у них подавленное состояние, упадок сил. И это очень большой плюс для нас. Сейчас их верхушка заметно поредела. Это не 99-й год, когда “бригадных генералов” ловили косяками.

После Масхадова остались Басаев, Доку Умаров и преемник - Абдул-Халим. У меня есть запись одного из недавних выступлений Умарова, в котором он повторяет, что война будет продолжаться до победного конца и никто из них не сдастся.

…У нас нет никакой эйфории. Кто сказал, что с гибелью Масхадова все закончится? Для нас война продолжается и закончится не скоро.

Батальон “Запад” несет потери. Три дня назад на дороге в пригороде Грозного мы блокировали трех бандитов. Боевики открыли огонь прямо из машины, и наш боец погиб на месте. Еще двое получили ранения. Террористов уничтожили. Погибший разведчик представлен к ордену Мужества посмертно. Но с 99-го года мы потеряли меньше полусотни человек убитыми. Эти потери одни из самых низких во всей группировке в Чечне.

Февраль 2005 г. …Работали в Ингушетии. Вместе с ФСБ качественно реализовали оперативную информацию - взяли “амира”, который принимал участие в акции 21-го августа прошлого года в Грозном. Еще он должен ответить за сбитую “корову” (вертолет Ми-26. - Ред.), что упала с людьми на борту на минное поле в районе Ханкалы в августе 2002 года.

…В последнее время все задают один и тот же вопрос - почему до сих пор не поймали или не уничтожили Басаева? Если честно, то я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Басаев чувствует погоню, стал подозрительным до крайности. Когда к нему ходил посыльный от Масхадова, то перед встречей с Басаевым его на сутки бросали в яму голым - проверяли. Доступ “к телу” давали только после этого. Кое-какая информация на этот счет у нас есть. Басаев и его люди проявляют максимальную осторожность. Но время работает на нас…

…В Н-м районе должна была пройти сходка их главарей. Согласовали с Ханкалой, что перехватим их радиопереговоры. По этому месту артиллерия собиралась нанести огневой удар. Но операцию пришлось отложить - террористы хранили в эфире полное молчание.

Январь 2005 г. В Чечне и соседних республиках остаются серьезные арабские главари, имеющие солидный опыт боевых действий в Афганистане, Ираке и на Балканах. Но в основном это так называемые “афганские” арабы. Сейчас наемники - арабы, турки и другие - не то чтобы бездействуют, но ушли в тень. На них развернута настоящая охота в Чечне, Дагестане и Ингушетии. Их проще вычислить, и сейчас наемники пытаются залечь на дно и руководить на расстоянии.

Я сбился со счета, сколько раз мы вступали в боестолкновения против наемников. Среди тех, кто противостоит нам, есть и рядовые боевики, и фигуры повыше. Но сейчас наемников уничтожают или берут в основном не в горах, а когда те выходят отдышаться на равнину или в предгорные села. Люди нас информируют. В ста случаях из ста наемники оказывают сопротивление.

“Можно считать, что наилучший возраст бойца 25 - 30 лет. В этом возрасте человек уже достаточно созрел и определился. Приняв решение оставить свой домашний очаг, детей и хозяйство, он полностью сознает свою ответственность и делает это с твердой решимостью, не отступая от своего решения ни на шаг. Были отдельные случаи, когда и подростки становились бойцами и достигали высоких званий. Но это отнюдь не обычное явление. На одного такого подростка, проявившего высокие боевые качества, приходились десятки юнцов, которых пришлось отправить домой”. Эрнесто Че Гевара

О добродушных солдатах

Декабрь 2004 г. Мы (батальон “Запад”) входим в состав 42-й дивизии Минобороны России. С обеспечением боеприпасами и техникой, можно сказать, проблем немного - получаем все положенное по штату. Да, техника изношена, устарела морально, но ее ремонтируют. Спасибо комдиву Сергею Суровикину, который идет навстречу по всем вопросам. У этого человека действительно болит за нас душа. Вот сейчас, когда возникли проблемы с базой (место, где дислоцируемся, нам не принадлежит), командование дивизии решает проблему обустройства. …

Наш командир Герой России Саид-Магомед Какиев. Бойцы считают его примером поведения и готовности к самопожертвованию. Многие ребята имеют по два ордена Мужества. До первой войны в Чечне они были школьниками и студентами, а сейчас превратились в профессиональных воинов. Есть бойцы, у которых боевики расстреляли близких. Вот служит парень Ахмед, у которого во время штурма Грозного 26 ноября 1994 года погиб брат. Сам Ахмед, которому тогда только стукнуло 17, был ранен. В эту кампанию он снова был сильно ранен при подрыве фугаса. Имеет массу правительственных наград.

…За что мы воюем? За мир в Чечне. Да, есть и те, кто вышел на эту тропу из чувства мести. Когда-то многие из нас руководствовались этим чувством. Но сейчас мы повзрослели. И мысли типа кровь за кровь отошли на второй план. Мы воюем, но республика входит в правовое поле. Мы не приемлем беззаконие. И когда берем боевика, который, по нашей информации, участвовал в расстреле наших ребят в августе 96-го, все равно передаем его в органы ФСБ или прокуратуры. Потому что время беспредела ушло.

Я могу составить некий обобщенный портрет бойца батальона “Запад”. В среднем это молодой чеченец в возрасте 23 - 25 лет, у которого, скажем так, пока не все сложилось в жизни. Но это очень добропорядочный и даже добродушный боец, который на боевом задании не прячется за спиной товарища. А в жизни он, может, даже мухи не обидит. Он не обладает сверхъестественными способностями, а честно выполняет долг и всегда готов прийти на помощь. Хороший солдат в жизни - обычно тих, скромен и незаметен. Этот человек мало чем выделяется на фоне сверстников. У наших бойцов нет понтов…

О друзьях и лжедрузьях

Октябрь 2004 г. …Нас называют горной пехотой. Наверное, так оно и есть - мы уничтожаем лагеря и базы врага в горной части республики, работаем по всей Чечне, устраиваем засады и проводим розыскную работу. Батальон вместе с сотрудниками МВД и ФСБ действует и за пределами республики. География обширна - от Аргунского ущелья до окраин Ингушетии. У нас есть на это официальные полномочия. Пристальное внимание вызывают четыре района Чечни - Ножай-Юртовский, Веденский, Итум-Калинский и Шаройский. Были проблемы в Шатое, но людям боевики встали поперек горла.

Мы стараемся помогать жителям и имеем там много друзей. Нас обеспечивают проводниками и информацией. И отсюда высокий результат на спецоперациях.

Больше всего работаем с ФСБ. Тут всякое бывает, приятные моменты и не очень. Активно взаимодействуем с республиканским ОМОНом. С командованием отряда любую проблему решаем “на ты”. Нормально взаимодействуем с Сунженским, Ачхой-Мартановским, Ленинским и другими райотделами милиции.

…Батальон может быть переброшен в любую точку за относительно небольшой срок и приступить к выполнению боевой задачи. Например, обнаружили крупную базу наемников в Аргунском ущелье. За сколько долетим в нужное место, зависит от мастерства летчиков и погоды.

Август 2004 г. В Чечне много говорят об “оборотнях” - боевиках, которые в форме сотрудников милиции или военнослужащих нападают в Грозном и окрестностях. Часть из них действительно внедрилась в структуры. Когда мы проводили спецоперацию по обезвреживанию террористов и погиб наш боец, один из уничтоженных боевиков оказался рядовым сотрудником МВД Чечни. Мы установили это по документам. “Пробили” его и выяснили, что он действительно состоит на службе. Не буду говорить, в каком подразделении. Когда разрабатывали его связи и знакомства, оказалось, что “оборотень” пытался вербовать других милиционеров для перевозки и сопровождения боевиков по территории Чечни.

…На следующий день после 21 августа 2004 года, когда боевики расстреливали милиционеров на улицах Грозного, нам стало известно, что в одном из домов в Октябрьском районе находятся бандиты, участвовавшие в вылазке. Мы быстро прибыли по адресу, но “клиентов” уже не было. На блокпосту по соседству сообщили, что в этот дом приехали четыре человека в форме сотрудников милиции. Они-то и вывезли боевиков.

Июль 2004 г. …У бандформирований ощущается нехватка оружия и боеприпасов. Не случайно они захватили склады в Ингушетии.

На Кавказе время от времени всплывают факты, когда боевики приобретают необходимое за деньги. В этом плане мы - исключение. Со дня создания батальона у нас не было ни одного случая хищения оружия и боеприпасов, ни одного патрона не ушло “налево”. Вот сейчас у меня на столе лежат боеприпасы, которые мы изъяли у бандитов. Продемонстрируем их начальству - может, по серии, нумерации узнают, каким образом они попали на “ту сторону”.

В батальоне “Запад” также не было ни одного случая, чтобы боец оказался “оборотнем”. У нас масса кандидатов, которым мы, к сожалению, вынуждены отказать в приеме на службу - штаты не позволяют. Но при желании батальон “Запад” можно быстро превратить в полк.

«На марше должна соблюдаться абсолютная тишина. Команда передается жестами или шепотом от человека к человеку, пока не достигнет последнего бойца. Если отряд передвигается по незнакомым местам, самостоятельно находя дорогу или следуя за каким-нибудь проводником, то в этом случае авангард движется в ста-двухстах метрах и более впереди колонны, в зависимости от условий местности. В местах, где легко сбиться с пути, при каждом изменении направления движения нужно оставлять человека, который дожидался бы следующей колонны, и так до тех пор, пока не подойдет последний человек арьергарда. Арьергард движется на некотором удалении от остальной части колонны, наблюдая за дорогой и по возможности уничтожая следы колонны. Если на пути движения колонны встречаются боковые дороги, откуда может грозить опасность нападения, необходимо выделить боковой дозор, ведущий наблюдение за ней до тех пор, пока не пройдет последний боец». Эрнесто Че Гевара

О тактике полумесяца

Май 2004 г. “Познай самого себя и своего противника, и ты сможешь провести сто битв без единого поражения”, - говорили в древнем Китае. Не так давно в Чечне действовали целые группы наемников - турок, арабов, выходцев из российских регионов. Основной метод наемников - закладка фугасов и выставление засад. Многие из них являются инструкторами по минно-взрывному делу. Они смелеют, когда уверены, что сумеют прокачать ситуацию по максимуму и крупно нам насолить. Иначе в бой не ввязываются и отходят. Если они по количеству превосходят нашу группу, то навязывают огневой контакт.

Их тактика известна - высаживаются полумесяцем и открывают перекрестный огонь. В первую очередь бьют по головному дозору, а потом пытаются блокировать основные силы. Окружать же, как правило, не пытаются. Во время отхода они всегда высаживают двух-трех снайперов, которые не дают подойти, отстреливаются минут 10 - 20, а затем уходят по кустам в горы. Многие боевики выросли в горах, знают каждую тропку.

Нам, как равнинным людям, там чуть сложнее. Но последние пять лет мы провели в горах, узнали многое. На тактику противника отвечаем своими контрмерами. В основном мы пытаемся обойти их с флангов. Волей-неволей приходится так поступать. Это приводит к меньшим потерям и к положительному результату в целом. Противник рассчитывает, что мы попрем в лобовую атаку сломя голову, а мы поступаем иначе. Против снайперов сажаем несколько человек, которые завязывают бой и не дают им поднять головы. В это время наши группы обходят их с двух сторон.

…Ярким примером тактики арабских наемников можно назвать разгром боевиками Хаттаба полковой колонны в горах у Ярыш-Марды в 96-м году. Это стало одним из трагичных эпизодов всей первой кампании. Главной ошибкой тогда стало то, что колонна выдвигалась в Ярыш-Марды без боевого охранения. С другой стороны, духи очень грамотно выбрали место для засады. Если подбить головную машину, то деваться колонне уже некуда. Она оказалась беззащитной на узкой ленточке дороги и была расстреляна. Непонятно одно - это была колонна центроподвоза, и боевое охранение там просто обязано быть и на земле, и с воздуха. А получилось, что в машины сели по одному-два человека и двинулись в путь.

Мы действуем по-другому - вообще не передвигаемся по республике большими колоннами, максимум по 20 - 30 человек. Идем с разных направлений и стыкуемся в одной определенной точке. Две машины малозаметны для наблюдателей противника.

…Выдвигаемся на двух “таблетках” или “Уралах”. Транспорт оставляем в ближайшем расположении федеральных сил и оттуда идем пешком в конкретную точку. Туда же с другой стороны следует еще одна группа. Обмениваемся опознавательными знаками, так что знаем, кто идет на место сбора. Затем решаем боевую задачу. Так, пешком, оптимальнее всего можно незаметно подобраться к базе противника. А “вертушки” или же движение колонной нам не на руку. Если летят вертолеты или идет бронетехника, духи ждут появления войск.

Март 2004 г.

…Духи ставят растяжки, “МОНки” и всякого рода самоделки. Если рядом село, то обычное ведро или кусок жести могут таить опасность. Был момент, когда противник заминировал лавочку, на которой до этого отдыхали наши бойцы. Слава Богу, тогда погибших не было. Это произошло, когда мы работали вместе с Сулимом (батальон “Восток” Сулима Ямадаева. - Ред.) в Веденском районе. Открываешь дверь в каком-то доме - взрыв, берешь кастрюлю со стола или передвигаешь стул - взрыв. Ухищрений у них очень много. Так что нам надо быть осторожными до крайности, иначе не выжить.

Среди наемников, заброшенных в Чечню, есть инструкторы по ведению партизанской войны, связники, через которых идет обмен информацией с зарубежными структурами, наконец, профессиональные разведчики.

Об экзаменах на поле боя

Январь 2005 г. Боевые уставы пишутся кровью. Опыт горной войны накапливался еще в Афганистане, ценой немалых потерь. В боях с душманами узнали, что в горах побеждает тот, кто находится выше. В целом это верно, ведь тот, кто находится выше, обладает преимуществом. Хотя это не значит, что он же всегда выходит победителем. Побеждает тот, кто действует грамотнее.

Был момент под Ведено, когда сверху нас закидывали гранатами. Напоролись мы там на духов неожиданно, но и нас тоже не ждали. У боевиков был хорошо укрепленный участок, окопы вырыты грамотно. До вершины добрались ползком, головной дозор наткнулся на духовское охранение. Боевик стрелял в упор, нашего бойца спасла реакция - вовремя нагнулся. Мы ответили гранатами, из базы полетели гранаты в нас. Может, боевиков было меньше, но по какой-то причине они отошли оттуда. Мы взяли эту высоту. Духи отошли, забрав убитых и раненых с собой. На высоте нашли пятна крови, бинты, брошенные боеприпасы.

Через несколько дней новое боестолкновение с басаевской бандой. Тогда мы получили задачу зачистить два неблагополучных села в Веденском районе - Белгатой и Тазен-Кала. Работали с батальоном “Восток”, группу от которого возглавлял Хумейд. Тогда в Тазен-Кале проживали 2-3 семьи. Это сейчас там уже вообще никого нет и строения разрушены.

…Когда наша группа поднялась на пригорок, духи как раз готовили себе обед. До врага было каких-то 50 метров. Их было 15 человек. Они сразу открыли огонь из пулемета. Мы получили двух “трехсотых” (раненых. - Ред.). Мы вели огонь лицом к лицу - уничтожили двоих духов, разделились на четыре группы и начали охватывать их по флангам, но они ушли очень быстро, оставив горячий плов. Когда они оторвались, то высадили снайперов и не подпускали нас близко. А потом, как назло, местность быстро накрыл туман, и духи потерялись…

Нам приходилось держать экзамен на поле боя. Сколько бы человек ни учился на практике, ему все равно нужно постоянно вести подготовку к самым разным ситуациям. Как ни стараешься все предусмотреть, на месте обстановка может сложиться непредсказуемо. Тогда возникает экспромт, тогда понимаешь, что где-то когда-то ты что-то упустил в подготовке, что в следующий раз нужно учитывать. Поэтому независимо от звания и должности человек в погонах и с оружием в руках должен всегда учиться, совершенствоваться и трезво оценивать свои плюсы и минусы.

«Нужно готовить людей к ведению суровой борьбы, людей, воспитанных в строжайшей дисциплине, морально выдержанных, ясно представляющих себе задачу, которую нужно осуществить. Это должны быть скромные люди, а не прожектеры, рассчитывающие на легкую победу. Им предстоит суровая и длительная борьба, будут неудачи… И только высокий моральный дух, железная дисциплина, вера в окончательную победу помогут преодолеть все трудности и преграды…» Эрнесто Че Гевара (1928 - 1967)

Ноябрь 2004 г. На войне зачастую происходят необъяснимые вещи, когда жизнь отделяют от смерти какие-то неуловимые частицы времени, доли секунды, а человек непостижимым образом выходит победителем в этой дуэли со смертью.

Ровно десять лет назад - 26 ноября 1994 года, в составе отрядов оппозиции мы участвовали в неудачном штурме Грозного. Один из наших бойцов - Рамзан - выскочил за угол дома и напоролся на группу боевиков. Дудаевцы моментально сориентировались и открыли огонь по парню. Он был виден как на ладони, хорошо выделялся на фоне глухой стены здания. По нему били из окон дома и двора человек семь-восемь духов. Стреляли в упор метров с 40. Рамзан отстреливался, а в уме считал последние секунды своей жизни. Наверное, его спасло что-то или кто-то свыше.

Через несколько дней мы вернулись на это место. Вся стена была изрешечена, а там, где он стоял, четко просматривался человеческий трафарет - пули ложились в стену вокруг тела, не причинив ему ни единой царапины. Рамзан продолжает служить в батальоне. Такие дела…

Слава Создателю, что Родина нас не забывает. Орденами Мужества у нас награждены больше шестидесяти человек. Десять человек являются дважды кавалерами этого ордена. А медали есть почти у всех.

Почему Украине было важно запретить День защитника Отечества
Даниил Безсонов
Как будет оправдываться Зеленский за 2014-й год?
Даниил Безсонов
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования