среда, 27 Октября, 2021

Подробно

По дорогам времени

Алексей Сокольский
14.10.2021 - 15:28
По дорогам времени

На статью В.Ю. Суркова «Безлюдная демократия…»

 

Известный политик, бывший помощник президента Российской Федерации Владислав Юрьевич Сурков, наверное, является самым интересным представителем российского истеблишмента. Сейчас он отошел в тень и официальных должностей в Кремле или Белом доме на берегу Москвы-реки не занимает. Но 11 октября 2021 года г-н Сурков привлек вновь внимание к себе, опубликовав статью «Безлюдная демократия и другие политические чудеса 2121 года», которая фактически продолжает два его других материала: «Одиночество полукровки» и «Долгое государство Путина».

 

Если рассуждать упрощенно, то в первой статье Сурков как бы обращается к прошлому, во второй — больше уделяет внимания настоящему, в третьей же — заглядывает в будущее. Таким образом, формируется единый цикл, в котором можно четко проследить воззрения на развитие мира, человеческого рода и нашей державы важного слоя российской элиты (этаких «либеральных консерваторов»), придерживающегося идеи «суверенной демократии» (по тому же В. Суркову).

 

«Либеральный консерватизм», в данном случае, отнюдь нельзя считать оксюмороном, как и «безлюдную демократию».

 

В постмодернистском обществе стимпанка, где укоренился сугубо определенный позитивистский и материалистический взгляд на все протекающее вокруг человека, рассматриваемого в качестве исторически нагой личности вне традиции, консерватизм и может быть только либеральным, охраняющим положение дел, сложившееся после всеобщей победы либеральных ценностей в умах людей из «цивилизованного пространства».

 

Либеральные консерваторы — это не столько государственные мужи, сколько игроки на политическом поле. Разница между ними заключается лишь в масштабах игры. Маленький кораблик вертится внутри лужи, «большому кораблю — большое плавание». «Маленькие дяди» играют в шахматы, а «большие дяди» — в политику внутригосударственную или международную.

 

Однако обратимся к «Безлюдной демократии» г-на Суркова. В самом начале статьи Владислав Юрьевич обесценивает само значение слова «факт», а также низводит влияние на настоящее прошлого и будущего примерно на один уровень.

 

Ход достаточно оригинальный, хотя и не абсолютно новый. В русской истории это уже было, когда будущее скушало настоящее, заодно проглотив и прошлое. Футуристическое мировоззрение товарищей большевиков дожевало Российскую Империю и задало то будущее, которое из естественного хода событий никак не вытекало. Справедливости ради отметим, что футуризм и похоть конструирования будущего были присущи и их предшественникам, сотворившим отстранение Царя Николая Александровича от власти в злосчастном феврале 1917 года.

 

Царское правительство, даже и при всех глупостях им совершаемых, жило настоящим, ориентируясь на прошлое, многовековую традицию и не ломало жизненные устои, быт и язык народов страны. Революционеры, придумывая факты будущего (большинство из которых оказалось элементарной чушью), отринули прошлое и исковеркали настоящее, даже совершая благодеяния. 

 

Впрочем, и само понимание времени у революционеров и их противников (настоящих, а не мнимых!) различалось категорически. 


«Прогрессивные» материалисты разглядывали будущее впереди, а прошлое — за спиной, а сугубые идеалисты обозревали прошлое, настоящее и будущее как дороги, раскрывающиеся перед ними (идешь по настоящему, так слева — прошлое, справа — будущее). В первом случае — прошлое не изведано, раз не жил при царе Горохе, будущее эфемерно — в нем тебе не бегать по тропинкам судьбы. Во втором случае — рядом с тобою по дорогам идут твои предки и твои потомки. Отсюда и возникает совершенно отличное отношение к настоящему. При первом варианте — им хочется играть (что не видишь, то не жалко), при втором же — нельзя.

 

Но какое же будущее Владислав Юрьевич предсказывает человечеству? Процитируем: «В результате неизбежной цифровизации и роботизации политической системы возникнет высокотехнологичное государство — безлюдная демократия.


Главной особенностью безлюдной демократии станет резкое снижение роли человеческого фактора в политическом процессе. Вожди и толпы постепенно покинут историческую сцену. А выйдут на нее машины…

Как человек «произошел от обезьяны», так и машина «происходит от человека» и занимает его место на вершине эволюции.

Человеческое, «слишком человеческое» государство веками развивалось как постоянно расширяющаяся семья (семья-род-народ-нация...), в которой находилось место отцам отечества и его сынам и дочерям, и родине-матери, и любви, и насилию. Ему на смену придет техногенное государство, в котором иерархия машин и алгоритмов будет преследовать цели, недоступные пониманию обслуживающих ее людей.

Железная логика машинного мира неуклонно стремится исключить человеческий фактор (понятие, давно ставшее синонимом фатальной ошибки) ради эффективности систем управления. Биологические граждане будут иметь все больше комфорта и все меньше значения.

Безлюдная демократия станет высшей и финальной формой человеческой государственности в преддверии эры машин. На ее платформе выстроится линейка вторичных и промежуточных моделей политического существования — карликовая сверхдержава, экологическая диктатура, постпатриотическое сообщество, виртуальная республика…».

 

Занятно, не правда ли? Реально? Вполне. К этому все клонится и сейчас. Только вот мнение о господстве машин — просто отменная фикция, не более и не менее.

 

Сурков ранее этого места в статье пишет: «Конечно, политический класс полностью не исчезнет. Ведь у алгоритмов есть владельцы. По К. Марксу, кто владеет средствами производства, тот обладает и решающим влиянием. В цифровую эпоху это IT-гиганты, которые поворачиваются передом (дружественным интерфейсом) к народным массам, а задом (гостеприимно распахнутым бэкдором) — к спецслужбам. Цифровики и силовики, таким образом, останутся в игре».

 

«Владельцы алгоритмов» будут управлять через «машины» людьми. «Цифровики и силовики», оставшиеся в игре — это слуги, наемники, младшие сотоварищи Великого инквизитора, которого так хорошо показал в «Братьях Карамазовых» «архискверный» Федор Михайлович Достоевский.

 

Достоевский описал Великого инквизитора и его власть, а г-н Сурков же выявил каким образом новые «инквизиторы» станут управлять массой. Все же эти «виртуальные республики» и «экологические диктатуры» в реальной реальности ничего значить не смогут. Создаете вы «гретатунбергскую диктатуру» одним кликом мышки, а вас отключают от «всемирной паутины». И ваша «диктатура» загибается. 

 

Автономного виртуального пространства вам никто не позволит создать. Причем с этим борьба пойдет не в Сети, а в той реальности, из которой вы столь недальновидно изволили выпасть. Могут и банально пристрелить. А по виртуальному миру останется гулять ваша цифровая копия, отлично редактируемая и изменяемая совсем не по воле того, с кого ее и «клонировали».

 

Владислав Сурков фактически показал надвигающуюся эпоху, как царство антихриста и вавилонской блудницы. Это любой христианин отлично понимает. Но вряд ли развернется в этом будущем сюжет Апокалипсиса Апостола Иоанна Богослова. В человеческой истории уже неоднократно набегали и антихристы, и блудницы вавилонского типа, но все заканчивалось пшиком. Чтобы господство цифровых «великих инквизиторов» не состоялось, достаточно отключить электричество. И тогда: «Добро пожаловать в человечество, господа», - как говаривал «Змей» Плискин из ныне почти забытого кинобоевика.

Борис Джерелиевский
Алексей Сокольский
Денис Григорюк
Отдел информации
Анна Пономарева
Владлен Татарский
Россия собирает информацию о геноциде народов СССР
Ирина Антонова
Почему в Южной Корее осудили японского премьера за поездку в синтоистский храм Ясукуни
Ирина Антонова
В Forbes рассказали о причинах газового кризиса в Европе
Отдел информации
Яценюк рассказал, как нужно вести себя с Россией
Алексей Зотьев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования