воскресенье, 19 Сентября, 2021

Подробно

Новосибирский инцидент

Дмитрий Цыбаков
07.06.2021 - 09:17
Новосибирский инцидент

В России замалчивается проблема этнических мафий

 

Одной из угроз национальной безопасности современной России официально признана деятельность транснациональных преступных группировок и международной организованной преступности. О необходимости противодействия таковым прямым текстом повествуется и во всех редакциях Стратегии национальной безопасности страны, и в Военной доктрине РФ. Несмотря на это, к настоящему времени в российских властных институтах так и не выработано эффективных мер противодействия таким формам активности международной преступности, как «этнические мафии». Подобный феномен хорошо известен за рубежом, получив развитие в условиях утверждения рыночной экономики и выхода таковой за национальные границы на глобальный уровень. 

 

В такой ситуации этнические сообщества и группы, по своему общественному и культурному состоянию не способные вписаться в индустриальный социум и жить по его законам, делают ставку на клановую сплоченность и криминальные промыслы. В последнем им весьма способствуют коррумпированные чиновники и продажные правоохранители, о чем свидетельствует опыт и сицилийской мафии, и неаполитанской каморры, и албанских группировок: все они давно и прочно обосновались вдалеке от своих родных пенатов, ведя паразитическое существование за тысячи верст от своей исторической Родины.

 

Проблема этнической преступности в современной России носит особенно острый характер. Причина этого в том, что деятельность этнических гангстеров имеет несомненный политический подтекст. В отличие от своих зарубежных коллег в Европе и Новом свете, закавказские, северо-кавказские и среднеазиатские клановые сообщества, прежде всего, проникают в органы власти, правоохранительные органы и суды, многочисленные квазиобщественные организации, не только получая там своих «агентов влияния», но и делегируя в их состав своих соплеменников.

 

Примером тому может служить трагедия под Новосибирском. Речь здесь идет не столько о нелепой гибели юноши-азербайджанца, сколько о той вакханалии, что была устроена его соотечественниками под явным воздействием явных или теневых лидеров одного из закавказских кланов, давно обосновавшихся в столице Сибири. Согласимся, что блокирование районного отдела внутренних дел, давление на работников больницы, несанкционированное шествие на центральных улицах крупнейшего российского города, как и угрозы родственникам обвиняемого полицейского могут себе позволить только люди, не привыкшие считаться ни с буквой, ни с духом закона, но имеющие устойчивую организацию и клановую сплоченность. То же самое касается поспешных действий органов следствия, буквально напоказ принявших точку зрения одной из сторон конфликта и странным образом не обративших внимания на вызывающее и противоправное поведение дорожных лихачей, которых пытались задержать офицеры Букин и Гусев.   

 

Только вмешательство непосредственно главы Следственного комитета РФ А.Бастрыкина из далекой Москвы немного успокоило закипающие страсти. Однако полиция и следствие занялись пока только дорожными хулиганами и теми из коллег, кто поспешно поволок в узилище старшего лейтенанта Александра Гусева. При этом ничего не слышно о разбирательстве относительно куда более опасных действий — спланированных, публичных и организованных, чем и вызвавших у российского общества обоснованные сомнение в эффективности всех тех, кто сегодня олицетворяет собой в нашей стране государственную политическую власть. 

 

Особенно тревожно, что в отличие от ситуации 10-15-летней давности вопиющий произвол одного из этнических мафиозных сообществ вызвал весьма посредственную реакцию общественного мнения. По сути, первые дни после инцидента восстановить справедливость пытался только один имеющий какие-никакие полномочия человек — депутат Новосибирского городского совета Ростислав Антонов, еще раньше получивший известность благодаря оказанию всесторонней помощи народу восставшего Донбасса. 

 

Многочисленные организации ветеранов правоохранительных органов и военных действий, профсоюзное движение сотрудников органов внутренних дел, национал-патриотические сетевые сообщества региона сначала обошли вниманием конфликтный эпизод, требующий их настоятельного внимания. То же самое касается и позиции такой организации как Сибирское войсковое казачье общество, к компетенции которой помимо прочего официально отнесено и «участие в обеспечении общественного порядка совместно с органами внутренних дел». 

 

Впрочем, относительно отсутствия собственного мнения у руководства реестровых казаков не должно никого удивлять. После того, как в 2020 г. войсковые общества в регионах подчинили непосредственно градоначальникам и губернаторам, а в руководстве отделов и станичных обществ стали преобладать не имеющие никакого отношения к возрождению военно-служилого сословия многочисленные отставные чиновники, местечковые магнаты и псевдоученые с неизвестно/известно как полученными учеными степенями, это движение все более отдалилось от тех, кто стоял у истоков новейшей истории казачества и имел смелость открыто высказывать свою гражданскую позицию. Почему же до настоящего времени отмалчивается новосибирская организация крупнейшего общественного объединения потомков казаков — Союз казаков-воинов России и Зарубежья, вроде бы еще не готовых слиться в едином порыве с региональной бюрократической средой, остается загадкой. 

 

На примере событий в Новосибирске, включая и тех, что еще предстоит увидеть жителям этого города, перед властями и обществом в полной мере возникает проблема противодействия этническим мафиям. На пути простых обычных российских граждан — в погонах или без, в другой раз окажутся  выходцы из любого другого околокриминального или сугубо криминального сообщества, замешанного и испеченного на этнической почве. И дело не только в беззащитности обыкновенного человека из народа перед нахрапистыми пришельцами. Наличие национальных и клановых авторитетов в российской провинции, да и столичных городах тоже, служит дурную службу, прежде всего, самим их соотечественникам. Монополизируя за собой вопросы покровительства и опеки соплеменников, и будучи легализованы в формате т.н. «диаспор», неформальные лидеры по сути сами являются ярмом для тех, кто им доверился. Именно клановая верхушка получает наибольшую прибыль от деятельности нелегальных и полулегальных финансово-торговых корпораций, которыми теперь охвачены все крупные российские города, будучи совсем не заинтересованными в цивилизованной и бесконфликтной интеграции сородичей в российское общество. Меры по противодействию новоявленным хозяевам жизни и их коррумпированным покровителям в нашей стране еще только предстоит выработать ответственным политикам и экспертам.

Украинская история движется по кругу
Владлен Татарский
Не пора ли Латвии и Эстонии погасить долги?
Алексей Сокольский
Межнациональные отношения в дореволюционном Донбассе
Владлен Татарский
День освобождения Донбасса в контексте неоконченной войны
Даниил Безсонов
Украина требует международных гарантий
Алексей Зотьев
На Украине разрешили криптовалюту, которой заранее запаслись депутаты и чиновники
Анна Пономарева
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования