четверг, 21 Ноября, 2019

Подробно

"Barel AS" в Мурманске

Руслан Устраханов
13.10.2019 - 22:49
"Barel AS" в Мурманске

Как угроза национальной безопасности 

Представим на мгновенье, и не более, что в норвежском Ставангере или британском Ливерпуле откроется дочернее предприятие российской оборонной компании. Оно же начнёт производить радиоэлектронную, электромеханическую и кабельную продукцию для объектов стран НАТО и Министерства обороны Российской Федерации. Конечно, такое невозможно ни сегодня — на фоне бушующей антироссийской истерии — и никогда, тем более в Норвегии. В стране троллей и фьордов с приходом правых с Эрной Сульберг Россия внесена в число главных угроз (читай — противников). 

Но это там, у них, а что у нас? А у нас, как говорят в народе, в квартире газ. Но если серьёзно, то для начала обратим взор на губернию (фюльке) Финнмарк "маленькой, но агрессивной" Норвегии. Просматривая на днях в интернете страницы "Норвежской вещательной корпорации" (NRK), я обратил внимание на одну фотографию. На ней запечатлены премьер-министр Норвегии и госсекретарь министерства обороны Тоне Скоген (Tone Skogen) в рабочем помещении компании "Barel AS" в Киркенесе. Рядом с высокопоставленными персонами — глава компании Гейр Торбьёрнсен (Geir Torbjørnsen). 

Визит, разумеется, деловой и адресный, исходя из профиля деятельности компании и лиц её посетивших, отнюдь не из праздного любопытства. Профильность в том, что "Barel AS" — структура норвежского военно-промышленного комплекса. Данное обстоятельство и обусловило появление в цехах "Barel AS" Тоне Скоген. 

Небольшая справка о Тоне Скоген, госсекретаре норвежского министерства обороны. Формально она — второе лицо в министерстве, после руководителя ведомства Франка Бакке-Енсена. Но фактически даму следует считать главной фигурой министерства. Политики в ранге министра приходят и уходят, а госсекретарь — "категория" постоянная. За Скоген — организационно-исполнительная составляющая работы министерства обороны. Бюджетные поступления проходят исключительно через неё. Вооружение, техническое оснащение армии, авиации и флота — всё за Тоне Скоген. 

Соответственно Скоген курирует предприятия норвежского ВПК. За госсекретарем практическая реализация программ НАТО и прочих программ военных антироссийских союзов. Вспомним только одну из последних встреч госпожи Скоген на авиабазе британских ВВС Лоссимут (Шотландия) с министром по военным закупкам Великобритании Анн-Мари Тревельян. 

Встречу дамы посвятили совместному патрулированию у российских морских границ британо-норвежских противолодочных самолетов "Boeing Poseidon P-8A", их закупке. Отсюда визит Скоген в Киркенес на предприятие "Barel AS" является абсолютно деловым, инспекционным. Госсекретарь посещала "своё" предприятие — предприятие норвежской оборонной промышленности. 

Для пояснения того, какое нам вообще дело до этого визита и "Barel AS", обратимся к сайту компании (barel.no). Вот что "Barel AS" говорит о себе: 

— С 1993 года мы изготовляем электронику для клиентов OEM. Мы производим радиоэлектронную, электромеханическую и кабельную продукцию мирового класса. Сегодня наши изделия можно увидеть во всем мире: на нефтяных платформах, нефтеперерабатывающих и химических заводах и в других экстремальных зонах, а также в аэропортах и самолётах, в общественных зданиях и частных домах.  

Основным направлением деятельности нашего предприятия является производство электронных балластов и аварийных инверторов, предназначенных для использования в осветительных устройствах, в т.ч. в устройствах аварийного освещения, установленных во взрывоопасных зонах. Сборка продукции производится на одной из наших двух фабрик. В Киркенесе мы собираем прототипы и небольшие объёмы, в то время как наша дочерняя компания в Мурманске, "ООО BR electronics" обрабатывает большие объемы и трудоёмкую продукцию. 

Детальное описание сферы деятельности "Barel AS" разъясняет, насколько значима для норвежской оборонки и специальных служб "радиоэлектронная, электромеханическая и кабельная продукция мирового класса" компании. Но декларировать на сайте свои связи с силовыми структурами Норвегии и стран НАТО "Barel AS" явно не желает. 

Причина очевидна — наличие "ООО BR electronics" в Мурманске. Заявить о себе как о части ВПК Норвегии — поставить крест на работе дочернего предприятия на Кольском полуострове. Ибо продукция "ООО BR electronics" реализуема и в Российской Федерации. Она "внедряется" в важные объекты и объектам жизнеобеспечения (возьмем те же аэропорта). "Проникает" в них со всеми вытекающими последствиями обнаружения и фиксации как прямого, так и косвенного действия. 

О чём речь? Речь о государственной безопасности — насколько подобное допустимо. Насколько вообще позволительно функционирование натовской военной промышленной структуры в Мурманске? Ведь её сфера деятельности — не восстановление численности лососевых, а предметы серьезнеё, напрямую имеющие отношение к обороне и безопасности. 

Между прочим, Североатлантический альянс автор статьи упомянул не для красного словца и нагнетания жути, отнюдь! Совсем недавно "Barel AS" осуществила очередную поставку оборудования для взрывоопасных зон с 1 по 3 класс на объекты НАТО. Канадскому ВМФ и чешским силам обороны осуществлялись поставки на их подземные узлы связи и управления, на командные бункеры и боевые корабли. Однако об этом на сайте компании — ни слова! 

Есть ещё одна прелюбопытная деталь, каковая позиционирует "Barel AS" как компанию норвежского ВПК, финансируемую государством. Она чётко выражена в бухгалтерской отчетности "Barel AS". Её мы находим на соответствующем норвежском сайте (proff.no Barel AS - Kirkenes - Regnskap). Там есть две строки за отчётный период в пять лет. Они ставят всё на свои места, показывая кто перед нами. 

Итак, отчетные периоды 2018, 2017, 2016, 2015, 2014 годов: общий долг (в кронах) -- 16 811, 15 508, 17 960, 21 735, 12 601; чистая прибыль — 185 (тыс.крон), 2 766, 4 903, 8 691, 5 092. 

Цифры свидетельствуют: за 2014 год чистая прибыль — 5 млн. 092 тыс. крон, общий долг — 12 601 млн крон; за 2015 год прибыль — 8 млн 691 тыс. крон, общий долг — 21 млн. 735 тыс. крон; за 2016 год прибыль — 4 млн. 903 тыс. крон, общий долг — 17 млн. 960 тыс. крон; за 2017 год прибыль — 2 млн. 766 тыс. крон, общий долг — 15 млн. 508 тыс. крон; за 2018 год прибыль — 185 тыс. крон, общий долг — 16 млн. 811 тыс. крон. 

На сайте статданные за пять лет. Но уверены — статистика более ранняя ничем принципиально не отличается и это естественно. Предприятия ВПК, как правило, субсидируются государством. Продукция военного назначения, идущая на экспорт, может лишь частично покрывать затраты на внутреннюю оборонку. К тому же Норвегия не из тех государств, какое производит в значительных суммах экспортную продукцию военного назначения. 

А теперь вернемся с того, с чего начали — к функционированию в Мурманске дочерней компании "Barel AS" — "ООО BR electronics". Дочерняя компания, как указывается на сайте "Barel AS", "обрабатывает большие объёмы и трудоемкую продукцию". Существование такой компании в Мурманске — ни недоразумение, а угроза национальной безопасности России. Назовём вещи своими именами. 

Сегодня если мы скажем, что "на границе тучи ходят хмуро" — так это туда, на границу России с Норвегией. "Инициативы НАТО 4 x 30", учения альянса "Trident Juncture 2018", норвежско-британские "инициативы" по нейтрализации российских стратегических сил сдерживания — перечислять можно до бесконечности. Отсюда наличие "троянских лошадей" НАТО внутри России под вывеской "Barel AS" или "ООО BR electronics" недопустимо. Дело за выводами.

Почему публикация записей в Донбассе от 2014 г. не стала сенсацией
Юрий Котенок
Три твердые опоры любого государства
Константин Щемелинин
Россия потеряла в Отечественной войне 1812 г. 250 тыс. жизней
Игорь Рудченков
КС разрешил конфискацию имущества у друзей и знакомых взяточников
Отдел информации
готовность железной дороги с тоннелями к новым поездам
Отдел информации
Мигранты претендуют на более высокую зарплату, чем россияне
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования