пятница, 6 Декабря, 2019

Подробно

Турция может захватить Ирак до Мосула

Ярослав Таманцев
26.10.2007 - 10:02
Турция может захватить Ирак до Мосула

В конфликте турок с курдами не обошлось без США и Великобритании

Эксклюзивное интервью со старшим научным сотрудником Института востоковедения Российской Академии наук (РАН) Владимиром Ахмедовым

- Турция ввела войска в северный Ирак. Чем мотивирована вспышка конфликта?

Владимир Ахмедов: Рабочая партия Курдистана (РПК) всегда выступала против турецких властей и неоднократно вступала в вооруженную конфронтацию с Вооруженными Силами Турции, пытаясь радикализовать курдскую часть турецкого населения. Конфликт с иракскими курдами носит застарелый характер, уходящий корнями в начало прошлого века и колониальную политику, которую проводила Великобритания при распаде Османской империи и дележе региона. Новая мотивация определяется ситуацией, складывающейся ныне на Ближнем Востоке. Без регионального контекста рассматривать эскалацию напряженности на турецко-иракской границе, неверно, потому что тогда теряются моменты, способные объяснить поведение сторон.

Ближний Восток переживает очень неспокойный период: на смену конфликтам старого поколения приходят новые и очень опасные конфликты на этнической и религиозной почве, которые угрожают подрывом целостности государств, их дезинтеграцией. Это сопровождается политикой Вашингтона, теми решениями, принимаемыми законодательными органами США по разделу Ирака, которые идут вразрез с общими усилиями по сохранению стабильности и достижению мира в регионе.

С одной стороны, американская дипломатия активно пытается созвать мирную конференцию по Ближнему Востоку в Аннаполисе в конце ноября – начале декабря, а с другой – принимаются резолюции по разделу Ирака. Две проблемы: арабо-израильского конфликта и проблему Ирака разделить невозможно, по крайней мере в арабском сознании. Так что напряженность растет, и острые проблемы не решаются. В этом котле и межпалестинский диалог, и палестино-израильский конфликт, и ситуация в Ливане, и возрастание напряженности на линиях противостояния Сирии и Израиля, и проблема Ирака, и ядерное досье Ирана.

Еще при Саддаме Хусейне после войны 1991г. курды в Ираке получили определенную автономию, а после свержения режима Саддама курдский район стал фактически самостоятельным. На недавних парламентских выборах в Курдистане именно представители и сочувствующие РПК получили поддержку 60% населения этого района. Казалось, при таких показателях можно было бы заниматься созидательным трудом, что пошло бы на пользу как укреплению автономии Курдистана, так и созданию позитивного имиджа этой части Ирака. Ведь автономию курдов на севере Ирака американцы преподносят как одну из моделей анклава относительной стабильности и спокойствия. И вдруг такие разногласия!

С другой стороны, этот район полностью зависит от поставок продовольствия, промышленных товаров и стройматериалов из Турции. Ежегодный товарооборот между приграничными территориями Турции и этим районом составляет от $3 до 5 млрд. При масштабном вооруженном столкновении пострадает налаженная схема торговли, что ударит по рядовым гражданам иракского Курдистана и Турции, которые живут торговлей. Но, возникшая ситуация опасна в первую очередь для Ирака, потому что эскалация конфликта станет шагом к расколу страны.

- Разве официальный Багдад не согласился с разделением Ирака?

- Нынешние власти Ирака, включая иракского президента Д. Талабани, кстати, этнического курда, и одного из курдских лидеров Барзани, фактически расписались в бессилии контролировать действия РПК и поэтому отвергли требование Турции о выдаче зачинщиков столкновений и боевиков. По версии Анкары, именно РПК является инициатором беспорядков и убийств турецких военнослужащих, что и послужило причиной эскалации. Багдадские власти с трудом контролируют ситуацию и реально могут действовать только в т.н. «зеленой зоне», которая окружает столицу Ирака, и не более того, не говоря уже о севере страны.

Конечно, военные действия нанесли серьезный удар по престижу США, которые несут прямую ответственность за развитие этой ситуации. Поэтому Госдеп США и просил Анкару отложить проведение широкомасштабной операции и дать время на поиск политического решения конфликта. Опасность заключается в том, что с началом крупномасштабного конфликта, сопровождающегося расколом страны, в него могут быть втянуты и соседние Иран с Сирией, где присутствует курдский компонент, и, возможно, Саудовская Аравия. Та стена на границе с Ираком, которую сейчас собрались возводить саудовские власти по типу израильской, им не поможет. Там кочуют крупнейшие анклавы старинных племен, которые не признают никаких границ.

Война станет испытанием для Турции, где в результате очень непростых выборов через преодоление политического кризиса к власти пришло руководство, ассоциирующееся с умеренным исламом. Фактически оно сегодня контролирует исполнительную и законодательную ветви власти. Референдум по изменению конституции, который недавно состоялся в Турции, свидетельствует о том, что новые власти стремятся в перспективе изменить характер и модель государственного устройства страны, как и модель взаимоотношения власти с обществом и модель управления. Как говорится, дьявол кроется в деталях: референдум и последующие шаги предопределяют совершенно иную схему военно-гражданских взаимоотношений в Турции. Армия здесь, как и в других странах Ближнего Востока, традиционно играла решающую роль в политике. Снизить эту роль и поставить армию под полный контроль гражданских властей требуют от Анкары европейские страны в качестве одного из условий ее вступления в ЕС. В период правительства Р.Т. Эрдогана законодательным путем многое было сделано для изменения схемы военно-гражданских отношений. В частности, если раньше военный бюджет формировали сами военные, как это происходит, например, в большинстве стран арабского мира, то в Турции теперь это в большей степени делают гражданские власти.

В этой ситуации использование армии в широкомасштабной операции может иметь неоднозначное значение для планов нового турецкого руководства. Тем более, что избрание нового президента Турции проходило в условиях конфронтации парламента и гражданских властей с военными. На церемонию чествования Абдаллы Гюля в качестве нового президента начальник Генштаба Турции так и не явился и поздравил его только через две недели. Достаточно показательный фактор: армия и генералитет достаточно настороженно восприняли тот факт, что власть в стране взяли представители т.н. исламской партии.

- Означает ли война против курдов то, что в Анкаре наконец-то поняли, что вступление в ЕС ей не светит?

- Пока точку в вопросе принятия Турции в ЕС я бы не стал ставить потому, что она только начала проходить длительную процедуру, в ходе которой ей необходимо выполнить целый ряд шагов и мер, после которых будет решаться вопрос. Это дело не одного года, а нескольких лет, что турки прекрасно понимают. Другое дело, что Турция пытается играть более активную роль в делах Ближнего Востока и, прежде всего, арабского мира. В прошлом году она получила статус наблюдателя в Лиге арабских государств. У Анкары есть очень серьезные экономические, энергетические проекты, распространяющиеся именно на арабский регион. Достаточно вспомнить строительство плотины Ататюрка. В этом случае Турция будет контролировать верховья Тигра и Евфрата, и, соответственно, водоспуски и водопотоки на территорию Ирака, Сирии и т.д.

Нынешнее турецкое руководство – прагматики, которые прекрасно понимают, что значительная часть населения проголосовала за них в надежде эффективного управления страной, достижения высоких темпов экономического развития. Если вооруженный конфликт с курдами будет расширяться, это скажется, в первую очередь, на приграничных районах, где население испытает трудности. Турецкое руководство, на мой взгляд, понимает и не хочет этого допустить. Новая Конституция Турции предполагает все больший уход армии под контроль гражданских властей. При этом руководство Турции заинтересовано в том, чтобы никто не претендовал на роль армии как исключительного органа, способного обеспечить сохранение территориальной целостности и безопасности страны, особенно, в условиях новых задач по борьбе с терроризмом. Это способна сделать только мощная армия и ее офицерский корпус с давними традициями.

- Может ли стать война с курдами началом новых тектонических процессов в регионе, которые принесут непредсказуемые негативные последствия, вплоть до распада Турции?

- Это крепкое государство, и в настоящий момент это не укладывается в сознании. Но в некоторых «воспаленных» умах по-прежнему существуют планы создания государства по этническому - тюркскому – принципу с огромным населением, переваливающим за 100 млн. человек и захватывающим огромную территорию, включая Азербайджан, часть Ирана и государства Средней Азии с тюркским элементом. Правда, в таких процессах сегодня не заинтересованы, прежде всего, государства Средней Азии и Закавказья, а также Россия, для которой это направление в политике является ключевым.

Возвращаясь к столкновению турок с курдами, можно обратиться к столетней практике истории Ближнего Востока. Конфликт, в основе которого лежат религиозные и этнические причины, силовым путем разрешен быть не может. Окончательное решение может быть достигнуто исключительно политическими средствами.

- 100-тысячной турецкой группировке противостоят разрозненные отряды курдских формирований. О чем свидетельствует этот расклад сил?

- В военном отношении турецкая армия значительно превосходит Пешмаргу. Учитывая горы и приближающуюся зиму, турецкие военные напомнили, что ставили вопрос о военной операции еще в апреле. Но если турецкая армия втянется в конфликт в полном масштабе, то район до Мосула может быть спокойно ей оккупирован, для чего у турецких военных хватит и воли и силы. Но тогда актуален вопрос боестолкновений с американцами и арабами. Как бы арабские государства не относились к курдской проблеме, Ирак все равно является арабской страной. А Турция как раз стремится укрепить свою роль в арабском мире.

При этом, в Турции у части населения, слава Богу малочисленной, еще живы реваншистские настроения, что по всем договорам англичане обманули турок, несправедливо поделив землю, и что все эти территории (включая Курдистан) исконно принадлежат Турции со времен Османской империи. Эти реваншистские настроения, если их не притушить, будут только усиливаться. Но в любом случае Пешмарга не прекратит партизанскую борьбу в горах. Одно дело сражаться с регулярными частями противника, другое дело бороться с партизанами.

Ливанская война 2006г. наглядно показала, что против чисто партизанских действий ливанской Хизбаллы израильская - четвертая в мире в соотношении численности и боеспособности – армия ничего не смогла сделать, кроме продвижения в глубь территории на несколько километров. Тем более, в этом столкновении найдется масса сил, которые захотят помочь той или другой стороне. Это бесконечный конфликт, ведущий к расколу Ирака. Кстати, союзничество Анкары и Вашингтона по НАТО делает ситуацию еще более странной и непредсказуемой, потому что ни американцы, ни багдадские власти не смогли локализовать Рабочую партию Курдистана (РПК). А раз так, то они фактически дали возможность конфликту развиться.

- Каков худший вариант для курдской стороны и что устроит Турцию?

- Ситуация очень горячая. Первые сообщения об окружении турецких военных, которые сражались с курдскими повстанцами, только подтверждают это. В Турции считают, что оптимальные действия в регионе заключаются в использовании авиации и средств артиллерии для создания некой буферной зоны, ограничивающей возможные действия курдских боевиков из РПК и предотвращающей их проникновение на территорию Турции. В ходе боев возможны очень неприятные последствия для иракского Курдистана. Если он претендует на полноценную автономию в рамках федеративного устройства Ирака, о чем сегодня говорят, то должен демонстрировать иную модель поведения.

Курды даже в иракском Курдистане - это не только Рабочая партия Курдистана. Многие люди там хотят нормально жить и работать, получать доход, тем более что это благодатная территория с точки зрения природных запасов и развития сельского хозяйства. Экстремизм лишний раз ставит вопрос, можно ли доверять широкую автономию курдскому району, где расцвели экстремисты, против которых бессильно багдадское правительство, США и все мировое сообщество. Радикалы подставляют остальных курдов и политические силы, которые есть в Курдистане.

К слову, часть курдского населения Турции голосовала за партию Р. Т. Эрдогана в расчете на изменения в конституции, в которой будут заложены новые статус и положение этнических и религиозных меньшинств, проживающих на территории Турции. Война ставит большой вопрос, стоит ли менять этот статус. Так что ни в Турции, ни в Ираке стороны, которая получила бы дивиденды от расширения этого конфликта, на самом деле нет.

- Разве создание единого Курдистана не позволит США управлять процессами на огромной территории, включая Иран, Ирак, Турцию, Сирию? 

- Такой план не нов. К сожалению, курды – самый большой разделенный народ. И в этом их несчастье, но не их вина. До 40 млн. курдов проживают в мире, не имея своей территории. Курдов и их стремление к обретению собственной государственности успешно использовали в свое время англичане, реализовывая свои планы на Ближнем Востоке. Ни к чему хорошему для региона и для самих курдов это не привело.

Вряд ли США смогут создать курдское государство. Это возможно лишь гипотетически через огромную кровь, длительную войну, нестабильность, куда будет втянут весь регион с соседями, то, что в Америке называют Большим Ближним Востоком. Это не выгодно ни Европе, ни России, ни самим США. В накладе останутся и ТНК, так как будет создана масса границ и барьеров, что нарушит естественный ход событий. Тем же американским нефтяным корпорациям, например, по большому счету не так уж важно сегодня, кто находится у власти, например, в Эр-Рияде, потому что эти компании настолько высокопрофессиональны, и так хорошо себя зарекомендовали, что с ними будут готовы и вынуждены иметь дело любые власти нефтедобывающих арабских стран. С другой стороны они заинтересованы хотя бы в относительной стабильности. Чтобы обеспечивать бесперебойность потоков энергоресурсов из этого региона. В Ираке и так находятся американские войска. Если их попытаются оставить в Курдистане, сохраняя, таким образом, военное присутствие США в регионе, вряд ли они будут себя чувствовать в большей безопасности и стабильности в этом курдском образовании.

Создание Курдистана из частей Ирака, Ирана, Турции и Сирии – очень опасный прецедент, ведь территориальные захваты вооруженным путем противоречат уставу ООН. За незначительным исключением, ни один подобный захват после Второй мировой войны так и не был признан. Пока существует нынешняя конструкция международных отношений, утрачивается смысл ведения войны ради территорий потому, что это также не будет признано международным сообществом.

- Каким образом, боевые действия в районе проживания курдов отразятся на Иране?

- Если военные действия получат развитие, в них может быть втянут Иран. Тогда, возможно, определенные силы в США попытаются использовать ситуацию, чтобы ангажировать политическое руководство для нанесения ударов по Ирану.

Но изменилась позиция Израиля. Недавно Э. Ольмерт заявил о том, что Израиль не будет наносить удар по Ирану, по крайней мере, до тех пор, пока этого не сделают США. Часть американского военного истеблишмента пытается использовать Израиль именно с это точки зрения, как страну, которая могла бы нанести первый удар по иранским ядерным объектам, а потом уже подключились бы США. Но Израиль, надо отдать ему должное, в этом случае проявил мудрость и дальновидность, отказываясь от этой авантюры, учитывая опыт второй ливанской войны. Для Израиля предлагаемый сценарий очень опасен и неконструктивен.

- Грозит ли обострение ситуации в регионе для России осложнением отношений с Турцией и приостановке реализации энергетических проектов?

- У нас существует тесное экономическое сотрудничество с Турцией, которое доходит до $20 млрд. ежегодно. За последние годы качественно изменились политические отношения между нашими странами. Позиции России и Турции сходятся по многим вопросам политической ситуации на Ближнем Востоке. Встречи на высшем уровне российского и турецкого руководства вносят только позитив в развитие наших отношений. Но общая нестабильность в регионе очень опасна и для российских интересов в Средней Азии и Закавказье, потому что «дуга нестабильности» распространяется на весь регион.

Нестабильность на российских границах абсолютно не отвечает нашим интересам с точки зрения безопасности и борьбы с терроризмом. С другой стороны, могут пострадать наши интересы на Ближнем Востоке и те крупные энергетические проекты, которые мы разрабатываем с Турцией и странами арабского мира. Дестабилизация ситуации просто может подорвать многие инициативы, находящиеся в стадии начинания. С этой точки зрения, Россия заинтересована, прежде всего, в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, решении конфликтов путем диалога и создания благоприятного политического фона для реализации энергетических проектов.

- Спасибо за беседу.

Больше материалов по теме

03.12 - 12:29 Блоги
и призывают фальсифировать результаты обсуждения на сайте Совета Федерации
28.11 - 23:08 Блоги
Матвиенко путается в показаниях о семейном насилии
25.11 - 16:35 Блоги
Звезды шоу бизнеса и политики разделились на два лагеря из-за законопроекта о насилии над семьей
Отдел информации
Отдел информации
В войска поступят защитные комплекты для урбанизированной местности
Петр Иванченко
В России зафиксировано рекордное число предложений по трудоустройству
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования