среда, 11 Декабря, 2019

Подробно

Вопросы без ответов или о демагогии следователя Соловьева

Алексей Оболенский
23.06.2019 - 11:48
Вопросы без ответов или о демагогии следователя Соловьева

Мне, как и большей части вменяемой читательской аудитории, после прошлогодних заявлений, сделанных Святейшим Патриархом, представителями его пресс-службы и секретарем церковной комиссии по так называемым «екатеринбургским останкам» — митрополитом Тихоном — стало ясно: ни о каком «признании» останков, найденных в Поросенковом Логу, в ближайшее время и речи быть не может. Церковь ни в коей мере не настроена торопить события и ввергать свою паству в грех почитания лжемощей. Все же результаты исследований, проведенных многочисленными экспертами, прежде чем будут вынесены на рассмотрение Патриарха и Архиерейского Собора должны быть опубликованы в рецензируемых научных изданиях и пройти тем самым серьезную проверку на свою состоятельность со стороны коллег экспертов, допущенных к проведению экспертиз. Только после публикаций, широкого обсуждения в научных кругах — и никак иначе! 

Тем более странными видятся мне попытки со стороны сторонников «святости» останков из Поросенкова Лога выдать желаемое за действительное и навязать всеми правдами и неправдами читателям свое мнение, многократно оспоренное за минувшие годы и юристами, и историками, и антропологами, и генетиками. 

Особенно преуспел в деле защиты «святости» человек, которому по долгу службы положено аппелировать лишь к четко и безусловно доказанным фактам — руководитель былого следствия, следователь Владимир Соловьев. 

Невзирая на то, что для Православной Церкви принципиальным во все времена существовало лишь одно свидетельство — признание подлинности мощей самой Церковью через решения церковных соборов и народное почитание, Владимир Николаевич с упорством, достойным лучшего применения, продолжает из раза в раз называть неизвестные косточки из Поросенкова Лога «Честными Мощами», «Царскими Мощами», толковать об «упокоении Царских Детей», попутно, обвиняя во всех мыслимых и немыслимых грехах и подлогах исследователей, чьи выводы противоречат его умозаключениям. Прекрасной иллюстрацией такой «юридической дискуссии» служит статья, опубликованная одним из Интернет-ресурсов около полугода назад. 

Поскольку в упомянутой статье в один ряд поставлены и лжеученый из Екатеринбурга некий Винер, и вдова племянника Императора Ольга Николаевна Куликовская-Романова, и уважаемая профессура в лице В.Н. Попова, Л.А. Животовского, Тацуо Нагаи (Япония) и Алека Найта (США), и мои коллеги по исследованиям последних лет — кандидат медицинских наук судмедэксперт Ю.А. Григорьев, историк Л.Е. Болотин и врач-стоматолог Э.Г. Агаджанян, постараюсь вкратце продемонстрировать всю лживость отстаиваемой В.Н. Соловьевым версии с отсылкой читателей к многочисленным публикациям моих коллег, доступных как в Интернете, так и в светских СМИ. Напомню, что их выводы были переданы и в церковную комиссию, и в Следственный комитет России, и не были за полтора года опровергнуты ни одним из оппонентов и противников. 

Поскольку и Ольга Николаевна, и уважаемые Виктор Николаевич, Лев Анатольевич, а тем паче их зарубежные коллеги, в состоянии сами решить, нуждается ли в ответе с их стороны трескучая демагогия бывшего руководителя следствия по делу о «екатеринбургских останках», в этой статье я обращу внимание читателей лишь на грубейшие передергивания, допускаемые В.Н. Соловьевым в отношении исследований, осуществляемых мной и моими коллегами. 

Опуская утверждения судмедэксперта Ю.А. Григорьева о недопустимости проведения корректной экспертизы ДНК с материалом, подвергшимся торфяному дублению и не упоминая о десятках (!) грубейших нестыковок и откровенных подлогов, выявленных в ходе, проведенных мной совместно с Э.Г. Агаджаняном комплексных историко-стоматологических исследований, г-н Соловьев в который раз толкует лишь о том, что судить о стоматологическом статусе Государя сегодня не представляется возможным, а единственными объективными данными о нем являются записанные 60 лет спустя воспоминания 10-летнего сына врача-дантиста из Тобольска М. Рендель и утверждения генерал-майора А.И. Спиридовича о том, что Государь платил немалые деньги своему лейб-доктору Кострицкому лишь за удовольствие «посидеть» в его кресле. 

Ну и, разумеется, Владимир Николаевич в который уже раз повторяет «доказательную» базу проведенного им следствия: «Принадлежность останков Царю убедительно доказана многочисленными антропологическими исследованиями, портретной экспертизой по фотоснимкам, скульптурной реконструкцией и, наконец, беспрецедентными генетическими исследованиями, в том числе по зубу Императора и фрагментам его черепа. Принадлежность останков Царской Семье также подтверждается и важными историческими источниками – подробными воспоминаниями участников убийства и захоронения Царской Семьи и лиц из свиты». 

Но в том-то и дело, что наши исследования касались именно этих вопросов, а отнюдь не выяснением того, чем занимался Император в кабинете своего стоматолога! Хотя, и этому моменту мне пришлось посвятить отдельный очерк. 

Не обошел я вниманием и «объективность» воспоминаний сына Рендель, записанные более полустолетия после описываемых в них событий и состоящих на 1/3 из компиляций книг Быкова и Касвинова, на 1/3 из откровенных фантазий автора о наградах и генеральстве его отца, а на оставшуюся треть — из семейных историй о славном революционном прошлом тетушки автора и ее многочисленных мужей.  

Рассмотрим теперь вкратце, какие же именно нестыковки между выводами официального следствия и реальным положением вещей удалось выявить нашей рабочей группе? 

Как заметил В.Н. Соловьев, весь корпус «доказательной» базы следствия условно можно разделить на три части:

  1. Антропологические исследования, в т.ч. портретная экспертиза по фотоснимкам и скульптурная реконструкция;
  2. Генетические исследования 
  3. Исторические источники — «подробные воспоминания участников убийства и захоронения». 

Думаю, читателям будет удобнее проследить нашу аргументацию (впрочем, многократно уже опубликованную) в той же последовательности. 

Итак, что касается антропологических исследований. Главными и первоочередными доказательствами, опровергающими принадлежность останков из Поросенкова Лога Императорской Семье и ее приближенным, служат вовсе не споры о занятиях в кабинете Кострицкого,и не «гнилые зубы» в воспоминаниях младшего Ренделя, а четко установленные не только мной, но и официальными экспертами факты. 

Прежде же, чем перейти к перечислению аргументов нашей рабочей группы, я хотел бы еще раз напомнить г-ну Соловьеву, и его коллеге Мироненко, что в ГА РФ всё же имеется предостаточно информации о лечении Императором зубов. И содержится эта информация не в неких секретных файлах, а в дневниковых записях Цесаревича, а впоследствии Императора: 

Жорж Шарль де Марини
1882г.
24/6 июня. Marini приехал осматривать зубы и нашел их в порядке. 
1884г.
2/14 июля. Марини страшно надоедал мне, ковыряя у меня во рту (я бы его отправил к чорту, чтобы ему там ковыряли в зубах, пока он не поймет, что он другим делал). 
Марини-зубогубец заткнул мне вату между зубами, чтобы их отделить. Самого-бы его отделить от головы мерзляка.
4/16 июля. Марини окончил ковыряние в зубах. 
22/3 октября. Между третьим и четвертым уроком Марини ковырял у меня в зубах, но этот раз ничего не нашел и отпустил меня полчаса спустя. 
1885г.
8/20 апреля. Между уроками Марини работал и ковырял в зубах, но боли мне никакой не причинил. 
22/4 апреля. Марини целый час копался у меня во рту. 
17/29 июня. Марини меня только осмотрел, но ничего не сделал. 
27/9 ноября. Приехал Марини делать визиты зубам. После завтрака была моя очередь, но к счастью он недолго продержал меня. 
1887г.
21/3. Приехал Марини и каждого занимал впродолжение часа. 
28/10 апреля. Опять приехал Марини и преисправно ковырял у всех в зубах. 
3/15 июня. Вместо второго урока у меня был Марини, который вовсе не надоедал. 
8/20 декабря. После первого урока провозился с зубочистом Марини, который впрочем вреда мне никакого не причинил. 
1888г. 
Февраль
25/8. Весь день ходил дураком с флюсом, но без всякой боли; совсем не выходил на воздух. 
Март
12/24. Сегодня у меня щека немного припухла. 
...У меня целый час копался Марини. 
1890г.
20/2 апреля. Все утро пожертвовал Марини и к счастью окончил с ним счеты. 
22/3 октября. Был порядочно занят утром: Марини и приемом. 
Генрих В. Воллисон
1899г. 
30 июля. С 2-х до 4-х час. у меня был зубной врач Wollison, благодаря усиленной просьбе Аликс. 
2 августа. У меня опять был зубочист с 2 1/2 до 4 3/4. 
10 августа. У меня долго был зубочист. 
1900г. 
16 июня. После чаю меня долго работал зубочист Wollison. 
19 июня. Wollison меня опять работал полтора часа. 
1 июля. У меня опять был Wollison. 
2 июля. С утра у меня разболелось во рту, и правую щеку заметно выпучило. При этом болела голова, кажется, было легкое лихорадочное состояние, вообще самочувствие унылое. 
3 июля. Щека болела, и шея тоже; чувствовал себя отвратительно, к тому же спал плохо. 
...После 6 час. я сразу почувствовал облегчение; Гирш мне массировал шею, и это помогло. Обедал с аппетитом и совершенно ожил к вечеру. 
4 июля. Спал отлично и проснулся без опухоли. 
1910г.
26 марта. От 2 1/2 до 4 1/4 у меня был зубной врач Wollison.
28 марта. У меня снова занимался Wollison. 
30 марта. Меня снова работал Wollison. 
2 апреля. От 2 до 4 ч. меня работал Wollison. 
6 апреля. С 2 до 4 час. меня опять работал Wollison. 
16 апреля. От 5 1/2 до 7 час. у меня был Wollison. 
Кострицкий Сергей Сергеевич

1917 г.
3 января. После завтрака просидел полтора часа наверху у зуб. врача Кострицкого, приехавшего из Ялты. 
4 января. После завтрака провел полтора часа у Кострицкого. 
5 января. После завтрака опять посидел у зуб. врача. 
6 января. После завтрака был у Кострицкого долго. 
7 января. От 2 до 3 1/2 сидел у Кострицкого. 
9 января. С 2 до 3 ч. посидел у Кострицкого. 
В Тобольске: 

1917 г.
17 октября. Узнали о приезде Кострицкого из Крыма. 
19 октября. Перед завтраком посидел внизу у Кострицкого. 
21 октября. До чая сидел у Кострицкого. 
25 октября. Утром показывали Кострицкому все наши комнаты. 
26 октября. От 10 до 11 час. утра сидел у Кострицкого. Вечером простился с ним. 
Рендель Мария Лазаревна (Лейзеровна) 
1917г.
10 декабря. До завтрака сидел у зубного врача г-жи Рендль. 
11 декабря. После завтрака снова сидел полчаса у той же Рендль. 
15 декабря. После завтрака сидел у дантистки. 
17 декабря. До завтрака сидел у дантистки. 
24 декабря. Утром сидел полчаса у дантистки.
1918г. 
18 февраля (3 марта). Сидел у Рендель.
 
(
Дневники Цесаревича Николая Александровича. ГА РФ. Ф.601. Оп.1. Д.217 - 231; Дневники императора Николая II (1894 - 1918)/Отв. ред. С.В. Мироненко, 2011г.)

После этого небольшого архивного отступления, наглядно иллюстрирующего лукавство гг. Соловьева и Мироненко, перейду к собственно, выводам, полученным мной и моими коллегами. 

1. Документально абсолютно точно подтверждено, что Государь лечил зубы только за последние полтора года минимум 14 раз. При такой интенсивности лечения нет никаких оснований считать, что Царь страдал дентофобией и совершенно не ясно, почему череп № 4, имеющий множество стоматологических проблем, низкое качество лечения, и достаточно низкое качество тех двух пломб, которые у него обнаружили, приписывают Николаю II.

2. Ортодонтический статус черепа № 4 никак не соответствует известным нам портретам и фотографиям Государя

3. Череп № 4 имеет два сложных удаления за 2-3 месяца до смерти. Мало того, у черепа № 2, который относят якобы доктору Боткину, та же команда экспертов, включая Трезубова, Попова и Пашиняна, обнаружила удаление двух зубов за 1,5-2 месяца и за 2-3 месяца до смерти. Однако, нет ни одного документального свидетельства ни этих удалений, ни зубной боли у Государя и Боткина в рассматриваемый отрезок времени.

4. Известно, что Императрицу лечил в Тобольске осенью 1917 г. вызванный туда из Ялты стоматолог Кострицкий. После его посещения ни одной жалобы на зубную боль у Государыни не было. Это доказывается документально. В то же время череп № 7 имеет сильно пораженные кариесом и пульпитом зубы, не подвергавшиеся лечению на протяжении нескольких лет, и неминуемо приносящие их обладателю жестокие острые боли! 

5. Записями из архива придворной медицинской части четко зафиксировано число посещений Царскими дочерями стоматолога. Однако, состояние зубов черепов, приписываемых Великим Княжнам никак не соотносится с тем минимальным лечением, которое зафиксировано официальными данными. Более того, посетивший осенью 1917 года в Тобольске Императорскую Семью Кострицкий не оказывал никакой помощи детям, несмотря на якобы удручающее состояние их зубов.

6. Согласно официальной экспертизе у скелета № 4 был прижизненный сросшийся перелом второго правого ребра (Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения: Сборник документов. - М.: Русский издательский центр, 2018. - 508 с., илл.).  

Исторически ничем не подтверждается перелом второго ребра, кроме того сломать только одно второе ребро очень сложно. Это должен быть либо какой-то точечный удар, копье, сабля, шпага. Но упасть и сломать невозможно. А если бы было такое повреждение, оно бы нашло подтверждение в разного рода источниках.

7. Следы сабельных ударов, полученных Цесаверичем в Оцу, указаны экспертами неверно. 

8. Эксперты на конференции в Сретенском монастыре в качестве доказательства того, что это Государь привели тот факт, что Государь имеет асимметрию, и что правый подбородочный выступ у черепа № 4 длиннее левого. Это действительно так. Однако, у Государя, в действительности, асимметрия лица была диаметрально противоположной. 

9. Результаты совмещения фотографии черепа и фотографии Государя явно не совпадают. Более того, есть все основания полагать, что экспертами для достижения требуемого результата использовался фоторедактор.

И это всё — только антропология!

По поводу невозможности (априори!) проводить экспертизу ДНК подробно говорил Ю.А. Григорьев на страницах своего исследования.

(Григорьев Ю.А. Заключение специалиста / Труды научных собраний (конференций) по «екатеринбургским останкам» 2015-2018 годов. Три экспертных заключения независимых специалистов, доказывающих, что «екатеринбургские останки» не могут быть честными останками Царской Семьи. - М.: Русский издательский центр, 2018. - С. 268-326.).

Я же добавлю, что сохранность тел Великого князя Георгия Александровича и Императора Александра III в некрополе Петропавловского собора, фрагменты которых использовались для сравнения при проведении экспертиз ДНК, еще в меньшей степени могли быть использованы для корректной работы, чем фрагменты костей из Поросенкова Лога, поскольку тела не только многократно подвергались воздействию воды при Ленинградских наводнениях, но и были после смерти подвергнуты бальзамированию с использованием агрессивных реактивов, разрушающих ДНК

Ну и наконец, об исторических источниках.

Этой проблематике я и мои коллеги посвятили целый ряд своих статей и выступлений 

1. Наиболее серьезной проблемой видится как раз таки полное отсутствие свидетельских показаний, рассказывающих об убийстве и последующей судьбе тел погибших. 

Ни белогвардейское следствие 1918-1920 годов, ни следствие 1991-2019 годов так и не сумело найти ни одного документа, безоговорочно и четко подтверждающего выводы следователей. Как не удалось им найти и ни одного свидетеля, давшего объективные показания. Даже арест и допрос якобы непосредственного участника событий Медведева вызывает ряд серьезнейших сомнений. Не было фотографии арестованного, его отпечатков пальцев и образцов почерка. Вскоре после допроса он умер в тюрьме при невыясненных обстоятельствах. При этом нет свидетельства о смерти, заверенного тюремным врачом и начальником тюрьмы.

2. До сих пор не установлено происхождение написанной академиком Покровским «Записки Юровского». Однако, Ю.А. Григорьевым и А.А. Мановцевым убедительно доказано, что события, описанные в ней, противоречат реальным событиям. 

Интереснее другое. В Российском государственном архиве социально-политической  истории (РГАСПИ), бывшем Центральном партийном архиве ЦК  КПСС хранится документ со следующим названием «Справка ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС «О расстреле Николая II и его семьи». Приложения: протокол заседания Совнаркома РСФСР № 159 пункт 3 - сообщение Я.М. Свердлова о казни бывшего царя Николая II по приговору Екатеринбургского Совета и об утверждении этого приговора Президиумом ВЦИК; схема захоронения Николая II и его семьи; запись воспоминаний Я.М. Юровского о расстреле Романовых, сделанная М.Н. Покровским; письмо заведующего Партархивом Свердловского обкома КПСС Грязнова заместителю заведующего ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС Р.А. Лаврову о подтверждении участия М.А. Медведева в расстреле Николая II и его семьи» (РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 2. Л. 2-21.).

В справке, написанной в мае 1964 года, приведен анализ архивных источников об обстоятельствах гибели Царской Семьи, а также приложена ссылка на статью Покровского об обстоятельствах гибели царской семьи, которая при перепечатке с легкой руки неизвестных стала всем известной «Запиской Юровского»: «На основе каких источников составлена статья М.Н. Покровского и дату ее написания установить по документам ЦПА (Центрального партийного архива — Прим. авт.) невозможно». 

3. Следствием и экспертами не установлено, и никогда не устанавливалось, с какой целью в 1945-1946 гг. НКГБ СССР проявлял интерес к событиям лета 1918 года и координатам «могилы» из «Записки Юровского». 

4. Что же касается мемуарных воспоминаний, якобы участников событий лета 1918 года, записанных полвека спустя на Гостелерадио, то они настолько не соответствуют одно другому и полны нестыковок, что логичным было бы предположить, что старые партийцы, записывая «воспоминания», руководствовались не собственной памятью, а неким сценарием, заранее им озвученным. Вымышленность этих «воспоминаний» мне без труда удалось доказать на примере эпизода с так называемым «убийством собаки Великой Княжны Анастасии» в своем недавнем докладе (см. стр. 42-48). 

Резюмируя все вышесказанное, нужно сказать, что к глубочайшему сожалению, при отсутствии открытых публикаций выполненных экспертиз, в том числе в научных рецензируемых изданиях и их публичного обсуждения в ходе научных дискуссий, доверия общественности, как к результатам и авторам самих экспертиз, так и к выводам, сделанным следствием, никогда не будет, несмотря на все заверения г-на Соловьева и его сторонников. 

Как уже было выше сказано, официально заявлялось и владыкой Тихоном и представителями СК России, что все материалы исследований будут опубликованы в серьезной рецензируемой научной периодике и доведены до широкого круга заинтересованной общественности.  

И что же мы видим? Ни одной публикации спустя годы так и нет. Есть только публикации ряда интервью для «Русской Народной Линии» и сайта «Православие.ру», взятых А.Д. Степановым. Заметьте, сами же интервьюируемые потом печатно заявляли о том, что их слова ни в коем случае нельзя воспринимать как официальные заявления. Это относится к экспертизам гг. Попова и Трезубова. 

Полтора года прошло с публикации экспертиз, проведенных мной совместно с Э.Г. Агаджаняном и Л.Е. Болотиным. Минул год, как завершил свою работу Ю.А. Григорьев. Итоги этих экспертиз были незамедлительно переданы и в Церковную комиссию, и в СК РФ, не говоря уже о многочисленных публикациях. 

Как мы все знаем ни одной мало-мальски аргументированной полемической публикации, выходящей за рамки аргументации «Сам дурак» за это время не последовало. Ни на один из вопросов не ответил и г-н Соловьев. Нет и ни одного официального ответа от упомянутых церковной и государственной структур. 

Ну, что же, молчание — знак согласия! Убежден, я не сильно погрешу против истины, сказав, что мы можем уже сегодня совершенно утвердительно заявить: «екатеринбургские останки» не имеют и никогда не имели никакого отношения к Семье последнего русского Императора.

Алексей Анатольевич Оболенский, историк

и призывают фальсифировать результаты обсуждения на сайте Совета Федерации
Отдел информации
Российские компании готовятся к повышению зарплат
Отдел информации
Путин подписал закон о федеральном бюджете России
Отдел информации
Президент РФ подписал закон об установке на гаджеты российского ПО
Отдел информации
На Украине «победили» Россию на мировом рынке вооружений
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования