вторник, 25 Сентября, 2018

Подробно

Нашествие хаоса

Игорь Хомутов
12.08.2018 - 16:34
Нашествие хаоса

Парады на площади и в лесу 

2 июля 2018 г. в городе Минске состоялся военный парад в честь независимости государства Белоруссия. Он проходил на шоссейной дороге на фоне молодых деревьев, как теперь говорят, в «зеленке». Может быть, в таком природном фоне парада выразилась ностальгия потомков партизан по славным дням Великой Отечественной Войны. Недоуменbе от происходящего возникло из-за того, что «зеленка» служит для сокрытия действия войск, а парад, наоборот, предназначен для их демонстрации.  

Государство праздновало суверенитет. Казалось бы, теперь оно стало свободным и от чужих, и от своих, то есть, и от Германии, и от России. Но до сих пор государство не обрело такого важного символа независимости, каким является административный центр столицы. Имеется в виду площадь, застроенная представительными правительственными зданиями, которая служила бы для демонстрации важнейших актов национального значения. Подобный ансамбль зданий, окружающих свободную от застройки территорию, служит материальным воплощением национальной культуры народа.  

Парад подобен театральному представлению. Действие, происходящее на сцене, окружают декорациями. Они переносят воображение зрителей в обстановку, в которой развертываются эпизоды пьесы.  

В общественной жизни зримый центр государства является основным объектом, который в случае угрозы вторжения иноземцев предстоит защищать всем народом. 

В отличие от главной площади столицы простую «зеленку», в которой проходил минский парад войск, невозможно представить себе в качестве важнейшей национальной ценности Белоруссии. 

Во время  Отечественной Войны в ноябре 1941 г. парад войск Красной Армии проходил в столице Союза на Красной Площади. Место проведения парада было выставлено напоказ. Даже из соображений скрытности во время войны его не попытались перенести в другое более незаметное место. Население страны должно было увидеть и проходящие войска и то, что им предстояло защищать. 

После распада Советского Союза в начале 90-х годов президент США Клинтон совместно с президентом России Ельциным  организовали праздник «День независимости» России. Место для проведения военного парада президенты перенесли с традиционного, отведенного для парадов места на Красной Площади, на новое место на Кутузовском проспекте за пределами городской застройки, практически в «зеленке». 

Мы далеки от мысли ставить знак равенства между целями Клинтона-Ельцина и целью президента Белоруссии Лукашенко, несмотря на то, что впечатление наблюдателей от внешне похожих друг на друга парадов совпадают. Причины выбора нейтрального природного фона для представления были различны. Первым нужно было стереть из памяти людей само существование русского народа, второму — подкрепить объявленную независимость государства демонстрацией его армии. Однако, без дополнительных пояснений разницу между целями глав правительств увидеть невозможно. Причина в том, что остается нерешенной задача создания такого монументального городского ансамбля, который в народном сознании представлялся бы в качестве главной зримой ценности государства. Выразительность памятника культуры предопределяет его долговечность. Она несопоставима со сроком годности реактивных установок.  

По прошествии нескольких быстротечных лет все новейшие технические устройства окажутся просто хламом. Кроме того, в них изначально отсутствует красота. «Красота — страшная сила», как справедливо утверждалось в кинофильме «Весна». Тут следует оговориться, каждый народ обладает своими национальными вкусами и поэтому ценит видимые только ему черты объекта, достойные восхищения. По этой причине национальные  архитектурные пейзажи города навсегда останутся тем щитом, который прикрывает общество от его поглощения «Мировым сообществом».  

Понятный народу облик застройки города представляет национальные вкусы, увековеченные в камне. Именно образы  главной площади столицы в сознании людей становятся их представлением о родине. 

Столкновение гармонии и амбиций 

У «Мирового сообщества», в отличие от коренных европейцев, имеются свои, присущие только ему качества. Мы узнаем их по торжеству прагматизма и логического мышления.  

Национальные предпочтения людей основаны только на чувствах. Они по своей природе бездоказательны и потому оказываются бессильны перед доводами расчета. Талант становится убедителен только после окончания работы. В то же время живая речь легко оттесняет талант потому, что словесные доводы сразу принимаются людьми за результат творчества. В конечном счете, под давлением бесплодных умственных соображений национальная культура перестала воплощаться в современных памятниках культуры.

Художественные образы спорить с логикой не в состоянии.  Наблюдаемое противостояние «современной» культуры к традиционному творчеству народа привело к появлению «народов-невидимок». С одной стороны, они реально живут на земле, а с другой, стороны следы их жизни не видимы. 

Подобная картина смерти искусства уже охватила Евросоюз. Современные постройки ни по выразительности, ни по гармонии с окружающей городской средой не идут ни в какое сравнение с памятниками культуры, созданными предками тех же народов. Гармония и красота застройки не могут возникнуть в результате произошедшей отмены, как самой гармонии, так и красоты ее элементов. 

Говорят, что архитектура — застывшая музыка. При нарушении правил гармонии в музыке возникает диссонанс. Он портит мелодию. Таким же диссонансом является безвкусная, вызывающая постройка среди городского пейзажа. Во втором случае воздействие диссонанса существеннее музыкальной дисгармонии. Плохую музыку можно не слушать, а несообразное здание приходиться видеть поневоле. В результате постоянного воздействия уродства на эстетические чувства человека у него притупляется ощущение прекрасного и портится вкус.  

Носители идеалов «современного» искусства намеренно создают диссонансы. Таковы их понятия о культуре. С помощью совмещения несовместимого они нарушают соподчиненность зданий на улицах и площадях города и тем самым порождают хаос. Возможно, таким оригинальным способом они попросту пытаются обозначить свое присутствие. 

Появление среди сложившейся городской застройки зданий, разрушающих городской ансамбль, говорит о смене вкуса проектировщиков. Такой эффект происходит исключительно по причине замены их национальности. Прежние строители, происходившие от одного и того же народа, всегда стремились поддержать и развить идеи своих предшественников.  

Возведение готических соборов в Европе иногда продолжалось около ста лет. За столь продолжительный срок на строительстве одного собора сменялось несколько поколений архитекторов. Тем не менее, законченное здание каждый раз оказывалось настолько единообразным, словно оно создавалось по замыслу одного человека. Такая преемственность свидетельствует об одинаковых представлениях авторов сооружения о красоте.  

Появление среди гармоничной городской среды здания непомерной высоты или причудливой формы производит такое же впечатление, как диссонанс в музыке. Такой градостроительный «компот» может возникнуть только по принуждению, исходящей от чужеродной воли.  

В Лондоне почти рядом с Вестминстерским дворцом и знаменитой башней Биг Бена современные архитекторы соорудили здание, по форме напоминающее невероятной величины огурец. Своим размером он совершенно подавил дворец. Это несчастье могло произойти только потому, что последователи «современной» культуры под красотой и гармонией понимают только размер здания. Поэтому в их представлении все то, что больше, то и красивее, а то, что блестит, то совершеннее. В отличие от прежних европейских мастеров, которые украшали здания архитектурными деталями, новые мастера «украшают» свои творения их отсутствием.  

Революционные представления о красоте породили Нью-Йорк. Его улицы вместо того, чтобы быть становым хребтом архитектурных ансамблей, представляют собой безликую транспортную связь, проложенную между основаниями небоскребов. Их владельцы стремились не к созданию городской среды, а просто организовали соревнование между претендентами на личную значительность. Она выражалась в количестве метров высоты построенного ими здания. Возможно, определенной категории американцев пришлась по душе такая замена выразительности композиции соображениями престижа застройщика.  

В отличие от них коренные европейцы по-прежнему предпочитают так видеть постройку, чтобы ее достоинства можно было оценить взглядом, не задирая при этом головы.  

В. Маяковский, посетивший Нью-Йорк, почувствовал себя униженным, «проходя у подножия их этажей». Далее поэт вспомнил про «собственную гордость» и обозвал владельцев небоскребов «буржуями». Впоследствии буржуи избавились от позорящей клички. Сначала они стали «Мировым сообществом», а затем скромно назвались «англосаксами». Не в обиду им будет сказано, мы больше доверяем делам людей, чем названиям, которыми они себя величают. Вызывает недоумение, каким образом, англосаксы из творцов культуры превратились в ее истребителей. Поэтому мы склонны думать, что новое название не более чем камуфляж старых революционеров.  

В результате успешного эксперимента с созданием современного городского пейзажа в Америке родился новый вид агрессивной культуры. Перешагнув через океан, она прижилась в Европе. Тем самым был запущен процесс обесценивания архитектурных достоинств европейских городов.  

Можно подумать, что Венеция сохранилась в первозданном виде только потому, что морское дно, на котором она стоит, не позволяет выстроить около Дворца Дожей стоэтажный огурец, как это было сделано в Лондоне.  

Корни революционного характера «современных» памятников культуры кроются во врожденных чертах характера того этноса, который принес эти идеи.  

Коренные народы Европы также отличаются друг от друга национальными характерами. Тем не менее, правила гармонии остались для них незыблемыми.  

Каждый городской архитектурный ансамбль по мере приближения к нему раскрывается перед зрителем тремя моментами выразительности своего облика. На дальней дистанции виден силуэт постройки. Он сам по себе должен был представлять уравновешенную композицию. На более близком расстоянии, равном высоте постройки, человек воспринимает сочетание отдельных объемов на его фасаде. Становится возможным оценить форму постройки в плане, рассмотреть портик или навес, лоджию, эркер и т.п.  

Наконец, подойдя вплотную, зритель оказывается во власти красоты деталей. Он получил возможность рассмотреть скульптуру, профили карнизов, материал стен, ограждения балконов, двери и прочее. 

Революционность «современных» требований к постройке привела к отмене двух правил из трех, по которым создавались памятники культуры. Были упразднены требования к силуэту городских ансамблей. Скульптурный облик деталей упростился до функционально необходимой конструкции.  

Двойственная природа человека 

Существует скрытая причина нашествия на Европу инородной культуры. Тайна кроется в двойственной природе человека, состоящей, как принято считать, из тела и души. Их сущности представляют собой две совершенно разные материи. Астрономы подтверждают, что космос также заполнен двумя материями. Каждая из них в теле человека выполняет свои задачи. 

Самой замечательной особенностью симбиоза тела и души является то обстоятельство, что пока они живы, то каждая из них обладает своим разумом и своей памятью. После земной жизни разум остается только у души. Подробнее об этом феномене говорится в работе автора «Исполненное пророчество». Черты характера души и ее память наследуются от предков при рождении человека. В то же время разум человеческого тела развивается в продолжении жизни посредством обучения и трудовой деятельности. 

Помимо названных различий следует помнить, что кроме разного происхождения двух разумов их формы мышления также различны. Как известно, существуют две формы мышления: образное и логическое. Мозг человека состоит из двух полушарий. Одно отвечает за образное, другое за логическое мышление. Душа такого разделения не имеет. Поэтому ее мышление либо только образное, либо только логическое.  

Однако душа сильнее мозга. Она распоряжается желаниями и, соответственно, развитием мозговой деятельности. Поэтому, если у души мышление образное, то человек окажется более способным для того, чтобы стать художником, если же у нее логическое мышление, то он будет лучше справляться с математическими дисциплинами, шахматами и т.п.    

Наши современники забыли о соподчинении работы мозга требованиям души. Похоже, что после нашествия научного атеизма вышли из употребления те представления о мире, которые были у наших предков. Вновь произошедшая замена неверия старой верой сопровождается неизбежными утратами некоторых религиозных истин.  

В частности, пропала известная христианская догма: «Как камень не может понять человека, так человек не может понять святого». Речь в этом случае идет о врожденных знаниях, которые человек получает до своего рождения на свет. Святой человек при обретении им Святого Духа овладевает представлениями о мире от Господа. Такие знания недоступны для людей, поскольку они наследуют врожденные знания от своих родителей.  

В свое время христианский философ Ориген доказывал существование врожденных знаний умением паука плести замысловатую паутину прямо с начала жизни. Поэт А. Пушкин в трагедии «Моцарт и Сальери» противопоставил врожденный талант Моцарта его современнику Сальери, мечтавшему сочинять мелодии на уровне Моцарта без его способностей. Он надеялся, что изучение правил гармонии позволит ему превзойти талант Моцарта. «Музыку я разъял, как труп», - сетовал Сальери на способ обретения им своих знаний. Поэт Батюшков ту же мысль выразил совсем просто: «О память сердца ты сильней рассудка памяти печальной». Так он противопоставил знания души знаниям мозга.  

Может показаться, что изложенные теории являются не то настоящим открытием, не то фантазией автора и небывальщиной. На самом деле они не являются ни тем, ни другим. Для наших предков все эти сокровенные тайны представлялись расхожей истиной. На основании сказанного были разработаны правила гармонии и в музыке и в архитектуре. Теория гармонии возникла на основании чувств. Они не требуют никакой доказательности. В отличие от логики, которая оперирует доводами и доказательствами, вкусы по своей природе бездоказательны. Поэтому теория гармонии ничего не поясняет, а просто диктует требования, обязательные к соблюдению. В ней нет места разговорам. Правила гармонии соответствуют чувствам образного мышления души.  

Сама по себе теория не способна заменить талант, но она помогает избежать ошибок при создании музыкальных композиций и архитектурных ансамблей. В отличие от музыки в письменном виде правил гармонии по архитектуре не существует. Они на протяжении веков передавались устно от мастера к ученику. Несмотря на такое устное распространение, законы красоты применялись во всей Европе. Они позволяли превратить отдельные сооружения композиции в единый ансамбль. 

Скажем, есть такое правило: для наилучшего восприятия красоты здания зрителю надо встать от него на расстояние, равным его высоте. Угол зрения, равный 45 градусам от глаза до крыши постройки, считается предельным углом, под которым можно охватить взглядом фасад сразу на всю высоту.  

Если отойти от дома дальше, то детали фасада окажутся мельче и станут хуже восприниматься зрителем. При увеличении расстояния от зрителя до постройки, она начнет терять свою выразительность. Если подойти к зданию ближе, то будет невозможно видеть фасад сразу на всю высоту.  

Таким местом, с которого наилучшим образом воспринимается главная площадь Венеции, оказалась набережная перед Дворцом Дожей. На нее попадает человек, приплывший на гондоле и вступивший на берег. Ближе всего по левую руку от прибывшего на площадь зрителя видна библиотека Святого Марка. Она была построена по проекту Якопа Сансовино в 1537-1580 годах. По сравнению с соседними сооружениями, стоящими на площади, библиотека расположена ближе всех к берегу. Расстояние от нее до края набережной равняется высоте библиотеки.  

Несколько дальше по правую руку от человека, вступающего на площадь, расположен Дворец Дожей. Он строился с середины XIV века по XVI век. Высота Дворца Дожей больше высоты библиотеки, но из-за того, что расстояние от него до берега опять равняется его высоте, то верха обоих зданий  в перспективе сравнялись.  

В глубине площади высится колокольня Кампанилла. Время ее постройки 1514 г. Расстояние от нее до берега опять равняется ее высоте. Поэтому с места стоящего на берегу зрителя все три здания в перспективе кажутся соразмерными. Так венецианцы понимали гармонию архитектурного ансамбля.  

Несмотря на то, что авторы трех зданий на площади Святого Марка жили в разные века и постройки оказались различны по стилю, они не спорят друг с другом, а только обогащают городскую среду.  

Требование гармонии к соразмерности возводимых сооружений городской среды неизменно выполнялось из века в век во всех краях Европы. По тому же правилу, которым руководствовались строители на площади Святого Марка в Венеции, возводилась на другом конце Европы Троице-Сергиева Лавра. Она была основана в XIV веке. Три главных объекта монастыря оказались взаимосвязаны между собой и площадью перед ними в полной аналогии с композицией в Венеции.  

Если встать перед входом в надвратную башню (XVII век) на расстоянии равном ее высоте, то с этой точки зрения расстояние до колокольни архитектора Ухтомского (1770 г.) также окажется равным ее высоте. С той же точки зрения расстояние до собора Успения Пресвятой Богородицы (1770 г.) опять соответствует его высоте. По примеру Венеции верха трех основных зданий Троице-Сергиевой Лавры не превышают уровень взгляда человека, направленного под 45 градусов к горизонту.  

При сравнении архитектурных ансамблей, созданных по канонам традиционной европейской культуры, с постройками «современной» школы обнаруживаются совершенно противоположные подходы к их возведению.  

В первом случае видно стремление строителей развивать выразительность городской среды. Второй случай выглядит только демонстрацией амбиций владельцев построек и выражением их открытого презрения ко вкусам населения. Демонстрация своего воображаемого превосходства выразилась в безнаказанном искажении исторически сложившегося облика городов. Местные достопримечательности нарочито подавляются новостройками такого размера, на фоне которых старый город выглядит творением лилипутов.  

Архитектурное наследие городов Европы по стилям не однородно. Пресытившись созерцанием однотипных эталонов красоты, люди меняли их на новые стили. Вместо ушедшей в прошлое классики пришло время расцветать готике, барокко, рококо и др. Постройки разных эпох и стилей стояли рядом. При этом они свидетельствовали не о превосходстве своего стиля, а только о времени их возведения. «Современная» архитектура в отличие от стилей прошлого не подхватила эстафету их смены потому, что она представляет собой не стиль, а убийцу памятников культуры. Здание, выполненное по требованиям «современной» архитектуры, вписывается в существующую застройку, как танк в огород.  

Виднейший основоположник левой эстетики Ле Корбюзье понимал ее как смену культуры прошлого «новым» видением. Во время своего пребывания в СССР, в 30-х годах XX века он принимал участие в проектировании генерального плана реконструкции г. Москвы. Ле Корбюзье предложил просто-напросто снести Москву и заменить ее постройкой своего сочинения. Таким решением он совершенно откровенно выразил свое желание стереть с лица земли всякое напоминание о существовании национальной культуры. Нам надлежит всегда вспоминать об этом случае, когда мы слышим слова «новая» или «современная» культура.

С чужого плеча кафтан

Бывшие республики Советского Союза стали национальным государствами. С обретением суверенитета перед всеми республиками возникла одинаковая проблема. Им стали необходимы свои национальные центры. Трудность заключалась в торжестве интернациональной идеологии во вновь возникших национальных государствах.      

При таких обстоятельствах президент Казахстана Назарбаев задумал выстроить помпезную столицу Астану на месте бывшего казацкого поселения Акмолинск. Вместо проверенного сталинского лозунга: «Кадры решают все» местная элита выдвинула свой лозунг: «Деньги решают все». За неимением своих национальных кадров для проектирования «современного» облика столицы ими были привлечены иностранцы. В том числе власти пригласили участвовать виднейшего могильщика национальных культур, мастера стиля хайт-эк архитектора Норманна Фостера.    

Как и следовало ожидать, от деятельности иностранных проектировщиков левого направления в городе выросли хаотично поставленные небоскребы. Парадная экспланада города замыкается сооружением под названием «Хан-Шатыр». В целях придания застройке национального колорита «Хан-Шатыр» выполнен в виде степной юрты, увеличенной в тысячу раз.   

Трудно представить себе, как бы выглядели главные площади российских столиц, если бы наши мастера таким же образом выразили национальную принадлежность Красной площади в Москве или Дворцовой площади в Петербурге. Им пришлось бы вместо Спасской башни или Александрийского столпа воздвигнуть деревенскую избу-пятистенку по размерам сопоставимую с огромным «Хан-Шатыр» в Астане.  

По одному этому примеру легко судить об уровне профессионального мышления мастеров стиля  хай-тэк. Оказалось, что все-таки Сталин оказался прав, когда говорил, что кадры решают все. За деньги можно присвоить чужой ум, но выдать его за родной не удастся.     

Для того, чтобы отразить национальную культуру, сначала требуется заронить ее в сознание народа, для чего надо учредить специальные учебные заведения, институты и академии художественного направления. Когда у людей появится потребность в занятиях культурой, то сами собой возникнут ее национальные черты.   

Пока в Астане возведен город с обликом интернациональной культуры, сколько бы ни говорили об ее достоинствах, казахам трудно будет признать его своим национальным сокровищем.  

Предназначение культуры 

В «Толковом словаре» В. Даля сказано, что культурой считается «образование умственное и нравственное», а также «обработка и уход». Поэтому «культура» означает занятие по развитию души. Побочные продукты подобной деятельности со временем становятся тем, что мы называем «памятниками культуры. Они несут на себе следы национальных вкусов своих создателей. Поэтому смешение культур разных народов в «мультикультуре», о котором хлопочут англосаксы, в принципе невозможно. Речь может идти только о смешении между собой самих народов, которая означает уничтожение наций и соответственно ликвидация их культуры.     

В настоящее время обе названные цели претворяются в жизнь одновременно. В 2012 г. президент США Обама заявил, что XXI век будет веком формирования новых наций. В то же время канцлерина Германии Меркель объявила, что к середине XXI века немцев вовсе не будет. Они превратятся в общеевропейцев, иначе говоря, станут метисами.  

По свидетельству глав правительств США и Германии процесс истребления наций в Европе вошел в стадию завершения. Если бы было иначе, то организаторы преступления против человечества не посмели бы объявить о нем во всеуслышание. Значит, процесс стал необратим. Повторение Нюрнбергского трибунала над фашистскими преступниками не может состояться и обернуться против новых человеконенавистников. Его некому будет осуществлять. Европейские народы обречены на исчезновение с лица земли и на замену их метисами и пришлыми народами.    

Перед кем и каким образом политики ответят за ликвидацию европейских национальностей, можно только догадываться. Судьба борцов с культурой Европы вырисовывается более определенно. Она зависит от природы самого человека.   

Все люди строят планы на свою жизнь и действуют ради будущего.  Главным препятствием для исполнения, задуманного людьми, является их смертность. По этой причине у человеческого тела будущего нет. Все знания, понятия и образы, накопленные в голове за целую жизнь, пропадают вместе с мозгом. Получается, что человеческое тело живет только для того, чтобы родить душу. В свою очередь, духовное тело складывается из образов действительности. Абстрактные понятия душе недоступны. Поэтому, чем больше и точнее она культивирует в себе образы земной жизни, тем больше разрастается сама душа.    

Наукой установлено, что человек в возрасте около 50-ти лет начинает терять интеллект. С годами процесс становится заметен окружающим. Дегенерация происходит по причине исчезновения врожденных знаний души, происходящей из-за их ненужности для исполнения профессиональной работы. Как правило, для такой деятельности достаточна активность одного мозга.   

Только занятия культурой предотвращают прижизненный распад души. Для них следует уделять время на протяжении всей жизни, чтобы несчастье не свалилось на голову внезапно. В этом случае интеллектуальные способности растут до самой смерти. Кроме того,  в объеме и массе растет сама душа. О таком образе жизни думал В. Маяковский, когда писал: 

«На земле папаши,

Каждый хитр,

Землю попащет,

Попишет стихи».   

Все сказанное вполне соответствует действительности. Мощность души легко определяется одаренными людьми. Методике телепатических контактов давно обучают в школах экстрасенсов. В первую очередь указанная опасность угрожает англосаксам. Им присуще логическое мышление. В ином мире такого мышления не существует.   

Самые сложные логические умозаключения всегда строятся на одном единственном исходном постулате. При этом истинность исходного положения, послужившего основанием для дальнейших рассуждений, остается недоказанной. Она берется на веру. Однако, на самом деле одному Богу известна «Истина». Ложный фундамент человеческих рассуждений слишком часто превращает их в пустую болтовню. Она несовместима с миром истины, где нет места для лжи.   

Произведения искусства, созданные творцами художественных образов, обогащают память тех людей, которые сами не способны породить что-либо прекрасное. Интеллект почитателей таланта растет при взаимопроникновении готовых художественных образов в их сознание. В результате в ином мире обыкновенные люди оказываются равными творцам. В этом заключается главное предназначение культуры.   

Становится понятно, почему война, которую развязали англосаксы против народов Европы, лишает содержания их собственные души. Успехи в этой области выглядят разновидностью самоубийства. Еще Спаситель говорил, что нет смысла в том, чтобы завоевать весь мир, если душе своей повредишь. В нашем случае речь идет не о вреде душе, а о ликвидации ее самой.   

С гибелью европейской культуры у самих победителей пропадает душа. Как все другие логически мыслящие народы, они также могли бы насытить свой интеллект теми образами, которые создаются для них творческими личностями. С победой над культурой победители лишаются такой возможности и тем самым теряют свой шанс остаться в вечности.      

Кавалерист-девицы из Ставропольской кадетки покоряли небо
Игорь Погосов
В какую сторону смотрит "Родина-мать" над Днепром
Руслан Устраханов
Ватикан и униаты поклоняются союзникам фюрера
Анатолий Агранин
Сегодня православные отмечают Рождество Пресвятой Богородицы
Отдел информации
Церковь и проблема останков
Андрей Мановцев
На расторжение российско-украинского Договора
Дмитрий Цыбаков
В 45-м полку ВДВ России оценили «захват» американцев бойцами ВСУ
Борис Джерелиевский
Почему нет расследования версии о том что наш самолет в Сирии сбили израильтяне?
Отдел информации
Президент Молдовы Игорь Додон бросил вызов содомитам
Отдел информации
Дипломатия кончилась, наступает время действий
Отдел информации
Константин Щемелинин
Отдел информации
Борис Алексеев
30% сограждан останутся без работы
Ирина Антонова
Депутаты готовят уголовные статьи для "черных ростовщиков"
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования