воскресенье, 21 Октября, 2018

Подробно

Грузия проиграла

Юрий Котенок
07.08.2018 - 20:03
Грузия проиграла

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года армия Грузии, применив по спящему Цхинвалу РСЗО «Град» и тяжелую гаубичную артиллерию, пошла на приступ города. Началась «пятидневная война», которая завершилась разгромом Вооруженных сил Грузии. Грузинские военные были выбиты из Цхинвала осетинским ополчением и российской армией, бежали в направление Гори. За сутки с лишним ВС Грузии перестали существовать. Российские войска завершили операцию «по принуждению к миру», остановившись на подступах к Тбилиси. Юрий Котенок, военный корреспондент Федерального агентства новостей, рассказал о мгновениях этой искрометной войны. 

Войны в Южной Осетии, а точнее — грузинского нападения на Кавказе — ждали все, но по закону жанра все началось внезапно. На город обрушился огненный шквал. Пакеты реактивных систем залпового огня накрыли спящий город. Оставшиеся жители — те, кто не успел покинуть Цхинвал (уже неделю город интенсивно обстреливался с севера и юга, женщин и детей вывозили в Северную Осетию), укрылись в подвалах. Главной целью грузинской армии были расположения российского батальона миротворцев на юге города и штаб миротворческой миссии неподалеку от гостиницы «Алан». От снарядов и ракет заполыхали дома в округе. Начался ад. В небе господствовала грузинская авиация, по Цхинвалу работали штурмовики Су-25.  

Грузинские штурмовые колонны, каждая — до полуроты, при поддержке бронетехники зашли на улицы города, расстреливая дома и закидывая гранатами подвалы. Действовали точь-в-точь по уставам сухопутных войск армии США. Для удара по столице Южной Осетии Грузией была собрана группировка в 12 тысяч человек, незначительная часть этих военных имела опыт операции в Ираке. 

Расположение батальона российских миротворцев на юге города было окружено — десятки российских военных убиты, раненые добиты. В моем распоряжении есть фото- и видеоматериалы, собранные сотрудниками российской военной прокуратуры, указывающие на зверства военнослужащих ВС Грузии. О тела российских солдат и офицеров тушили окурки, у некоторых были отрезаны уши. 

Вклинившись в улицы небольшого по площади Цхинвала, грузинская армия остановилась. Казалось бы, цель достигнута — город взят, грузинские танки с юга разрезали кварталы, выйдя к Тамарашени (бывшее село грузинского анклава севернее Цхинвала. — Прим. автора). Но со всех сторон на агрессора полетели пули. Около трехсот бойцов осетинского ополчения, действуя тройкам и пятерками, отсекали штурмовые колонны от техники, уничтожали танки и бронетранспортеры тандемными боеприпасами из РПГ-7. Закупленные Грузией у Турции бронемашины «Кобра» оказались никудышными — крупный калибр пулемета пробивал их насквозь.   

Ключевой момент обороны Цхинвала — когда из города вышло руководство Южной Осетии, пример личными действиями подал секретарь Совета Безопасности РЮО Анатолий Баранкевич, который удачными выстрелами из РПГ подбил грузинский танк. Сопротивление вспыхнуло с новой силой. Заняв большую часть города, грузинские военные фактически так и не смогли взять его полностью под контроль, оказавшись заложниками непродуманных решений своих генералов и авантюриста Михаила Саакашвили. Зачищать каждый дом у военных Грузии не было ни желания, ни времени. Операция зашла в тупик. Местные жители, вооружившись автоматами и гранатометами, постоянно наносили урон деморализованному противнику. «Победа» Грузии, объявленная Саакашвили, оказалась фикцией — идти в Джавский район, куда из Рокского тоннеля выдвигались российские войска, грузины не посмели. 

Добраться до Владикавказа мне удалось только днем 9 августа. Самолет «висел» над взлетной полосой, пропуская военные транспортники. Выезд к Рокскому тоннелю 10 августа в Северной Осетии занял несколько часов — колонны 58-й армии и 76-й псковской дивизии ВДВ медленно продвигались на юг, пропуская через себя поток беженцев. Мимо нас тек ручей автобусов и машин. Люди измучены войной, на их лицах — страх и боль за родной город, за близких, за мужчин, оставшихся оборонять кварталы. 

  

  

Небольшой затор — из машины выходит пожилая пара. Женщине плохо, она рыдает навзрыд. Муж — пожилой Сулико Плиев тоже не скрывает слез. Двое суток они не могли забрать тело сына Тамаза Плиева с улицы города — грузинские военные стреляли им под ноги. Тамаз — сотрудник милиции Южной Осетии — погиб в первые часы нападения на Цхинвал. Только утром 10 августа его тело удалось отбить от захватчиков. Родители везли его, чтобы похоронить во Владикавказе.

 

Полумрак Рокского тоннеля, который гудел от рокота двигателей боевых машин, и мы в Южной Осетии. Прямой подъезд к Цхинвалу закрыт — российские войска и ополченцы зачищали села северного анклава. Двигаем в город по объездной Зарской дороге. Везде следы боев и прохода наших колонн. На обочинах — перевернутая и брошенная техника. 

  

В роще на въезде в город — следы апокалипсиса, разгром одной из штурмовых колонн грузинской армии. Снимать останки тел и сожжение техники было очень трудно, мешал трупный запах. Я насчитал 25 убитых и прекратил это занятие… Чуть дальше — пост осетинских бойцов. У разрушенной автозаправки на нас вылетела БМП. На борту белой краской выведено: «Чечня. Восток. Ямадаевцы». Свои! 

    

Город встречает разрушенными зданиями и срезанными во время обстрелов деревьями. Большинство административных зданий повреждены огнем артиллерии и танковых орудий. ВС Грузии прямой наводкой били по домам, выделяющимся на фоне частной застройки. Впрочем, досталось и одноэтажкам. 

  

В этой фотографии вся суть осетинской войны. Зачем грузинские военные воевали с памятниками? 8 августа 2008 года в центре Цхинвала они выстрелили в голову скульптуры Васо Абаеву — выдающемуся филологу с мировым именем, между прочим, действительному члену Королевского азиатского общества Великобритании и Ирландии. Грузия напала не только на живых, но и на мертвых, а потому проиграла. 

Останки танка, уничтоженного Анатолием Баранкевичем. Сдетонировал боекомплект, башня, подпрыгнув и перевернувшись, упала на платформу бронемашины. 

  

10 августа — первый день, когда на улицы Цхинвала вышло на свет Божий уцелевшее население. Всего, по данным Общественной комиссии по расследованию военных преступлений в Южной Осетии и помощи пострадавшему гражданскому населению, при нападении на Цхинвал погибло 311 местных жителей. Людям, изображенным на снимках, повезло. И мирные, и ополченцы начеку, мир здесь — понятие условное, война не закончена, противник отошел от города, но мало ли что у него на уме. 

Натыкаемся на перевернутую взрывом турецкую «Кобру». Рядом — тела убитых грузинских военнослужащих. Но вот незадача — некоторые из них явно не грузинской и вообще не кавказской внешности. Как объяснил один из ополченцев, документы указали, что в экипаже этой бронемашины были наемники из Украины. Убитых грузинских военных в городе немало, их еще не успели убрать, но запах уже дает о себе знать. 

  

По знакомой в горячих точках традиции сотрудники ОБСЕ начинают массовый и быстрый исход из населенного пункта перед тем, как там начнутся боевые действия. Очевидцы рассказывают, что Цхинвал не стал исключением. ОБСЕшники бежали, в спешке побросав имущество и даже служебный транспорт. Спасались, заранее зная, что будет удар. А по брошенным машинам ВС Грузии отработали исправно. 

 

В городе — масса осколков от ракет и снарядов. Подарки грузинской армии встречаются на каждом шагу. Ловлю себя на мысли, что впереди разминирование, но думать об этом рано — из окрестных сел по Цхинвалу продолжают работу грузинские минометы.

В том, что до мира далеко, убеждаюсь тут же, через несколько метров, когда знакомый ополченец из оптики снайперской винтовки рассматривает грузинские позиции на южной части Цхинвала. Вчера оттуда шел плотный огонь. После «ответки» противник замолчал. Надолго ли? 

  

10 августа, вторая половина дня. Центральная часть Цхинвала. На наших глазах в здание метрах в ста от нас попадает мина. Моментально начинается пожар, к дому уже спешит расчет МЧС. Но факт остается фактом — весь периметр столицы Южной Осетии до сих пор в зоне досягаемости грузинских расчетов.

Это подтвердил и мой сеанс с Москвой. Во время передачи материала из правительственного здания по мобильному телефону (работал грузинский роуминг Magti) начался новый обстрел города. 

Падало рядом. Пришлось прятаться. Страха не было. В этом калейдоскопе все воспринималось тогда как квест.

К слову, грузинские военные при помощи израильской аппаратуры имели возможность прослушивать телефоны абонентов, прибывших через Рокский тоннель. Технические возможности противника позволяли сканировать IP-номера телефонов и включать в них видео трансляцию и микрофоны.    

11-го утром быстро сформирована сводная колонна из псковских десантников, моздокского полка и батальона «Восток» ГРУ ГШ для рейда южнее Цхинвала. Объявлена операция по принуждению к миру. Бойцы шутят по поводу того, как будут ее выполнять на практике, призывая грузинскую армию к миролюбию. Разумеется, непечатными формулировками.

Во время выдвижения южнее Цхинвала в небе над нами сбит самолет. Чей? Наш или противника? Неизвестно? Купол парашюта хорошо различим в синеве. Пилота относит в предгорья.

Вышли на окраину Хетагурово — вчера с этих рубежей противник пытался снова атаковать Цхинвал. Мы выдвигаемся вперед. Окраины села зачищает осетинское ополчение. 

 

Стык грузинских сел, примыкающих к Цхинвалу с юга, — Земо-Никози и Квемо-Хвити. Выходим в поле перед селом. Левее над постройками в пыли виден грузинский флаг, провисел недолго — был сбит огнем орудий САУ. 

Наша колонна втягивается в село и попадает в засаду — одна БМП подбита, вторая, поврежден танк. Головная часть колонны из десантников и бронегруппы моздокского полка прорывается вперед, «Восток» вместе с частью мотострелков защищает село. Командуют полковник Сулим Ямадаев и военный разведчик «Снег» — человек-война, который не обращает внимания на фон во время боя, а сосредоточен на боевом управлении. Оказываясь с таким людьми рядом, понимаешь — русских победить нельзя. Немцы пытались, но выдохлись. Остальным — далеко.

 

В Земо-Никози уничтожен корректировщик огня, взят трофей — американская спутниковая аппаратура корректировки огня артиллерии, по виду — увесистый чемодан. Двое пленных на вид — не бойцы, но приходится их оберегать от обозленных осетинских ополченцев. Пленных потом отправят в тыл на вертолете. 

Площадку перед селом начинает обрабатывать грузинская артиллерия. Очень неуютно, укрыться негде. Вокруг жужжат «стрекозы» — осколки, большие и маленькие, падают у ног и сразу не даются в руки — горячо!

Мы укрываемся от обстрела в подвале, где полно компотов, варенья и солений. Бойцы спецназа вежливы — утолив жажду компотом, оставляют хозяевам под пустой банкой сторублевку. Российская армия — не варвары!   

На батарее САУ, которая стоит левее и дальше от арыка, потери — осколком в голову убит офицер. Огонь прекращается, и командиры принимают решение остаться на месте. 

 

Ночью на нас вышла часть колонны заблудившихся мотострелков. Вернулись, значит, к своим. Рассказывают, что после боя в селе пристроились в хвост колонны — вроде как идут на юг, в сторону Тбилиси. Через метров пятьсот увидели кресты на броне, поняли — грузины, стали наводить на них орудие. В свете фары на коленях стоял грузинский офицер и крестился. Колонна противника разбежалась, а наши сдали назад, развернулись и рванули обратно.  

12-го августа мы двинулись дальше. Враг бежал. Бросок по Горийскому району и поиск противника результатов не дал — грузинская армия больше не появилась. Вчера ее резервы разметали десантники. Села пусты — на каждой улице осталось, максимум, по дедушке или бабушке. Население, опасаясь мести осетин, поголовно покинуло дома. А мести нет, есть только задача идти вперед к Тбилиси. В районе Шиндиси встречаем следы работы головной части нашей колонны — грузинское подразделение, спешившее атаковать Цхинвал, уничтожено на марше. Десантники шли встречным курсом, с ходу вступили в бой и разгромили врага. Остовы машин, пепел, мясо на кустах и под ногами, запах сожженной плоти… Жуткое зрелище… Еще одна колонна резервистов просто разбежалась, услышав шум моторов…

  

Мы тормозим в Вариани, на бывшей базе пехотной бригады Грузии. Вторая ночь под открытым небом. «Восток» хорошо работает по ночам — до утра идет отлов ползающих в канавах грузинских военных. Запомнился пленный капрал, повторявший: «Мама, мама, не убивайте!». Он с ходу переключался на иностранный, когда «Снег» стал задавать вопросы по-английски. Капралу дали попить и поесть, отправили в штаб. Никто никого не убивал.

12-го августа я постирал камуфляж, потому что заходить в Тбилиси нужно было как положено — чистым и опрятным, а утром, 13-го, пришло известие — операция завершена, дан приказ возвращаться в Цхинвал. Война закончена. Вернувшись, спецназ предъявил командованию добытые трофеи.

Источник

Сирийское христианство спасено Россией
Олег Горностаев
Русскую Церковь и Русский мир атакуют силы Запада
Игорь Друзь
Православный монах об попытках насадить автокефалию на Украине
Юрий Котенок
Решится ли Синод РПЦ выйти за рамки решений Совета Безопасности РФ?
Отдел информации
Православные готовятся защищать святыни
Отдел информации
Кличко с центральным отоплением — это атавизм
Николай Телепнев
СМИ: в России фактически стартовала дедолларизация экономики
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования