понедельник, 20 Августа, 2018

Подробно

Из союзников в предатели

Дмитрий Цыбаков
23.07.2018 - 09:07
Из союзников в предатели

На фоне очевидного дистанцирования официальных союзников России из числа новых независимых государств СНГ от поддержки ее внешнеполитической стратегии, что особенно ярко проявилось в событиях вокруг «Русской весны» и Новороссии, Организация Североатлантического договора предпринимает все новые усилия по закреплению своих позиций в ближнем зарубежье России.  

Экспансию НАТО  в постсоветском регионе следует рассматривать как стратегию транснациональной элитной группы, которая оказалась способна контролировать формирование внешнеполитического курса США и их младших союзников. Упомянутую неформальную корпорацию принято именовать сообществом «евроатлантистов». Оно включает представителей «политического класса» Соединенных Штатов, связанных с европейским континентом своими этническими корнями и экономическими интересами. Также к нему относят европейских политических деятелей, бюрократов из управленческих структур НАТО, русофобов из правящих кругов государств  бывшего «социалистического лагеря». 

Стратегия интеграции Российской Федерации с ее ближайшими соседями не учитывает всей полноты вызовов и опасностей национальным интересам России на постимперском/постсоветском пространстве. Последние формируются в том числе из-за «официально-нейтрального» способа единения с государствами ближнего зарубежья.  

Суть его в том, что, сделав ставку на расширение экономического и коммерческого сотрудничества с Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Арменией, российское руководство не установило обратной связи между своими преференциями в указанных областях и внешнеполитическим курсом своих  ближайших соседей. Равным образом между Россией и постсоветскими государствами все отчетливее исчезает единство в гуманитарной, культурной областях, не говоря уже о идейном и идеологическом единении.  

Партнеры России по Евразийскому экономическому союзу и ОДКБ, в полной мере пользуясь поощрительными мерами и уступками финансово-экономического, таможенного, законодательного характера, не перестают пренебрегать российскими национальными интересами, если таковые сталкиваются с интересами атлантического сообщества.  

Только за текущий месяц российское общественное мнение, увлеченное в основном сирийскими и донбасскими событиями, а также шокированное   внезапным пенсионным «сюрпризом», не обратило должного внимание на экспертные оценки участившихся контактов между натовской бюрократией и лидерами государств Евразийского союза. Например, не последовало внятной реакции российских официальных представителей на сделанные 3 июля с.г. заявления посла Белоруссии в России Игоря Петрищенко «РИА Новости» по поводу незаинтересованности нашего союзника в размещении в республике российской военной базы в случае развертывания постоянного контингента войск США в Польше.  

О углублении военной интеграции в рамках Союзного государства только недавно — во время июньского визита в Бельгию — публично рассуждал не кто иной, как глава белорусского МИДа Владимир Макей, ранее прослывший убежденным «евроинтегратором». Несмотря на многолетние реверансы в пользу «многовекторности» в международных делах, призывов к сотрудничеству с «единой Европой», именно он неожиданно для наблюдателей прямо намекал на расширение военной инфраструктуры Российской Федерации на белорусской территории с грядущим появлением американских «джи-ай» за Неманом.  

Однако неожиданностей не произошло, и после некоторых колебаний официальный Минск вернулся в привычную для себя позицию стороннего наблюдателя в борьбе за евразийское геополитическое наследие.  

 Заметим, что корректировка мнений белорусских чиновников произошла после публичного отказа Вашингтона размещать своих военных в Польше не на временной, а на постоянной основе. Если постсоветские элиты, что из бывших союзных республик, что из государств «Новой Европы» продолжают мыслить категориями времен «холодной войны» и в своих желаниях угодить атлантистам готовы бежать впереди паровоза, то их зарубежные наставники уже давно предпочитают действовать  куда как более коварно и изощренно.  

Следует осознавать, что со времен широко известной «мюнхенской речи» российского президента 2007 г. стратегия НАТО по освоению ближнего зарубежья России принципиально преобразилась. На протяжении первого десятилетия XXI столетия в альянс имела шансы попасть практически любая страна Восточной Европы, выполнившая требования, разработанные в штаб-квартире организации. Таким образом, процесс пополнения ее членов опережал реализацию задач изменения миссии и расширения зоны ответственности НАТО. Чрезмерная активность натовской бюрократии и прозападных сил Восточной Европы вызвала обострение отношений с Российской Федерацией, которая рассматривается многими членами блока как традиционный экономический партнер.  

Ввиду этого перед лидерами Североатлантического союза встала задача совместить в своей политике решение задачи по глобальной экспансии и сохранение отношений с Россией и другими центрами мирового влияния в областях, выгодных для альянса. Внедрившись в военно-политическую структуру конкретной страны и приспособив ее военную политику к собственным геополитическим потребностям, НАТО способна утвердиться в интересующем регионе мира. При этом ее конкуренты, например, в лице Российской Федерации или Китая не получают формальных поводов для критики стратегии Североатлантического союза. 

Очередная Стратегическая концепция Североатлантического союза, утвержденная в Лиссабоне в ноябре 2010 года, предусматривала переход от предоставления формального членства государствам, представляющим интерес для НАТО, к наращиванию двустороннего партнерства с ними.  

НАТО союз активно расширяет взаимодействие с все новыми государствами, расположенными за тысячи километров от его первоначального операционного района. Формат сотрудничества предполагает проведение совместных миротворческих, гуманитарных, антитеррористических операций, программы по переоснащению вооруженных сил, консультативную и экспертную поддержку. На постсоветском пространстве в  полной мере указанная стратегия реализована в отношении постмайданной Украины и особенно Грузии. Последняя не только полностью оправилась после поражения в «пятидневной войне» 2008 г. , но и еще больше интегрировала свои Вооруженные силы в военную организацию НАТО. Не имея формального членства в альянсе, именно грузинские военные сегодня выступают в качестве передового отряда консультативной, инструкторской и пропагандистской работы по продвижению атлантического влияния в ближнем зарубежье России. Поэтому официальное приглашение Грузии присоединиться к альянсу, сделанное на недавнем совещании НАТО, не выглядит спонтанной неожиданностью. 

Особые усилия предпринимаются атлантистами в отношении официальных союзников России. Никто и не думает официально приглашать их в Североатлантический альянс. Для подрыва российского влияния в их рядах ведется кропотливая и до поры до времени не видимая для стороннего наблюдателя работа. Вернее, невнимательный наблюдатель не берет на себя труда взглянуть, для примера, на официальную страницу военно-информационного портала Министерства Обороны братской Белоруссии. В разделе «Международное военное сотрудничество» здесь наличествует подраздел «Беларусь-НАТО», где подробно описаны задачи координации усилий белорусской армии и Североатлантического альянса в рамках Индивидуальной программы партнерства и сотрудничества (ИППС).  

На протяжение последних двух лет белорусское руководство предоставляет в распоряжение альянса миротворческую роту, взвод РХБЗ, группы военных медиков и специалистов по «военно-гражданскому взаимодействию», не говоря уже о командах офицеров для работы в совместных штабах. Бойцы миротворческой роты 103-й гвардейской воздушно-десантной бригады, в бытность ее дивизией, прославившейся в Великой Отечественной войне и во время афганской кампании, привлекаются для учебных сборов с натовскими инструкторами. Одновременно в Военной Академии Белоруссии и непосредственно на территории государств-членов альянса развернуты курсы обучения белорусских военнослужащих английскому языку, а также некие иные «специализированные курсы».  

Отметим в этой связи, что именно офицеры Вооруженных Сил Украины, имеющие опыт участия в различных «миротворческих» и «гуманитарных» операциях под патронажем натовских структур, выступили активными исполнителями вовлечения украинской армии в гражданскую войну 2014 г., непримиримыми врагами «Русской весны».  

Если контакты НАТО и Белоруссии пока не привели к участию белорусских воинов в вооруженных конфликтах, то армянское руководство уже давно рискует собственными согражданами далеко за пределами своей страны. В рамках такого же План действий индивидуального партнерства (ПДИП), армянские военнослужащие в количестве усиленного взвода участвовали в 2006-2008 гг. под польским командованием в оккупации Ирака. С 2010 по 2012 гг. усиленная рота армянских вооруженных сил несла службу в составе коалиционных сил в Афганистане. Планировалось формирование в составе национальной армии Армении миротворческого батальона, а затем и бригады по натовским стандартам. 

То, что указанные замыслы имеют шансы быть реализованными, с недавних пор не вызывает особенных сомнений. Совершенно уникальные возможности открылись перед США и НАТО после недавней «цветной революции» в Ереване. Брутальный лидер протестов Н.Пашинян в стиле раннего В.Ющенко начал с маневров, призванных усыпить бдительность руководства Российской Федерации. Еще его незадачливый предшественник С.Саргсян регулярно посещал натовские смотрины, однако именно Пашинян, судя по всему, готов пойти куда дальше. На брюссельском совещании Организации Североатлантического договора 11-13 июля 2018 г. он развил бурную деятельность, никак не предусмотренную форматом союзных отношений с Российской Федерацией.  

Наблюдатели уже отметили, что большинство из контактов армянского политика в Брюсселе носили демонстративный характер и не имели сколь-нибудь осмысленного значения. Однако показателен выбор партнеров для фотографирования на память — наряду с лидерами атлантического сообщества среди них оказались откровенные недоброжелатели России — главы Литвы и Украины. 

Идейные единомышленники последних через одного составляют теперь костяк команды Н.Пашиняна, которой, помимо прочего, предстоит решать задачи в рамках Организации Договора Коллективной Безопасности. Возникает закономерный вопрос: насколько конфиденциальными и сокрытыми от потенциального противника России окажутся теперь мероприятия стратегического планирования ОДКБ, если в их разработке и принятии будут участвовать политики, прямо или косвенного связанные с зарубежными «неправительственными организациями» и их кураторами? 

Эффект от нового курса Еревана уже очевиден: в закавказских изданиях муссируются слухи о выводе Группы Пограничных войск ФСБ РФ из Армении, любая активность российских военных на базе в Гюмри вызывает спровоцированный местными СМИ неодобрительный резонанс в общественном мнении, армянские военные вновь спешат на натовские учения. На начало августа сего года запланированы крупные маневры войск атлантистов и их сателлитов в Грузии, которые станут четвертыми по счету. Как и в прошлом году, в них будут задействованы военнослужащие Армении, а также еще дюжины государств, включая Украину и Азербайджан. 

Изложенное выше позволяет утверждать о наличии у атлантических «партнеров» России долговременной стратегии отрыва от нашей страны ее традиционных союзников. Особенным препятствием для этого уже не выступает и участие государств ближнего зарубежья в военно-политическом союзе ОДКБ. Без скорейшего пересмотра уставных документов организации, включая запреты и детализацию контактов и связей государств-союзников с НАТО, военно-политическая интеграция России и новых независимых государств постсоветского пространства окажется недостаточной для противодействия вызовам и угрозам национальной и коллективной безопасности. 

Дмитрий Цыбаков, доктор политических наук, заведующий кафедрой гражданского права Среднерусского института управления-филиала РАНХ и ГС

Сергей Шойгу ответил министру обороны Германии
Борис Алексеев
Заметки с юбилея Владимира Осипова
о. Кирилл (Сахаров)
Патриоты отказывают в доверии правительству РФ
Отдел информации
Принят самый большой за всю историю США военный бюджет
Ирина Антонова
Курс доллара впервые за два года превысил 68 рублей
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования