понедельник, 22 Октября, 2018

Подробно

«Победа будет за нами»

Юрий Котенок
18.07.2018 - 22:19
«Победа будет за нами»

Корреспондент Федерального агенства новостей побывал на позициях 1-го батальона территориальной обороны (БТрО) Вооруженных сил Донецкой народной республики в районе села Озеряновка под Головкой. Противник отсюда вел огонь по Горловке, убивая детей и взрослых без разбора, но был выбит и отброшен. Важность этих позиций трудно переоценить. Кто находится в донбасских окопах? Как живут и что думают солдаты и офицеры Донецкой народной республики? Ответы на эти вопросы в репортаже военкора ФАН Юрия Котенка.

Вперед — на передовую на машине комбата Сергея, позывной «Длинный». Немного похож на нападающего сборной России Артема Дзюбу. Только постарше — и повоевал вдоволь. Едем по местам боев. Здесь киевских силовиков жестко отбросили от Горловки.

«Здесь мы взяли у врага «Рапиру» (противотанковая пушка МТ-12 «Рапира» советского образца. — Прим. ФАН). Они бежали, бросая технику и оружие. Здесь 1-й батальон потерял убитыми девять человек из разведроты», — вспоминает комбат. 

Вдали слева — Авдеевский коксохимический завод. Работает, несмотря на войну. Первая остановка — линия окопов, откуда выбили киевские силы в 2015 году. Сейчас под Горловкой жарко, красиво и ярко от зелени и полевых цветов. Здесь позиции 1-го БТрО — батальона территориальной обороны ДНР. За опорные пункты у села Озеряновка три года назад шли упорные бои. Важность этих высот нельзя переоценить — за нами Горловка как на ладони. Отсюда ВСУ прямой наводкой били по улицам города, загоняя снаряды в пятиэтажки, убивая шахтеров и рабочих завода «Стирол». Минами накрывали перекрестки.   

Сейчас враг отброшен от Горловки, но не оставляет попыток вернуться к этим лакомым кускам территории. Не так давно группа ВСУ под прикрытием огня минометов, танковых орудий  и БМП пыталась выдвинуться по посадке к позициям батальона. Противник напоролся на «сигналки» (сигнальные мины), демаскировал себя и был рассеян ответным огнем, унося убитых и раненых.

Защитники Донбасса зарылись в землю. Первая линия, вторая, маскировка, наблюдатели-«глаза» фиксируют в оптику вспышки, любые перемещения противника, «уши» чутко ловят выхлопы мин и грохот орудий. Есть секунды, чтобыукрыться в ямах на земле.

Никаких секретов в окопной войне нет — чем глубже укрытие, чем основательнее перекрытия и лучше соблюдены правила маскировки, тем целее личный состав. Как резюмирует ротный с позывным Сухой — чем глубже в землю, тем надежнее. 

Командир первой роты — старший лейтенант с позывным Мех — серьезный офицер. Грамотный военный специалист, хотя ранее работал на железной дороге и пришел в ополчение по зову сердца.

Мех ведет экскурсию по своему ротному опорному пункту. Армия, порядок до мелочей, — ведь на войне нет никаких незначительных вещей. Цепь траншей, окопов, капониров, блиндажей. Это привычно для Донбасса — городки, вырытые в земле. Если сложить все окопы и траншеи в одно целое, наверное, можно достать до Луны. Уж до Киева точно.

Первый пункт остановки — подземная столовая. Чисто, довольно опрятно. Отдыхающая смена бойцов имела возможность смотреть матчи чемпионата мира по футболу. Болели, разумеется, за своих — за Россию. Военные повара готовят на газу, горячее питание, мясо, консервы и заготовки. Все как положено. Здесь не воруют из солдатских котлов, потому что передовая. Здесь нет тыловиков.

Ходы сообщений похожи на муравейник. Человеку непосвященному может показаться, что эти траншеи нарыты в хаосе, но на самом деле тут налицо торжество военно-инженерной мысли. Перекрытые сверху маршруты приводят на основные и запасные огневые позиции. Это необходимо, поскольку со стороны противника работают гаубицы, минометы, АСГ, СПГ, орудия БМП.

Следующая остановка — спальное помещение: нары, матрасы, спальные мешки. Отопление буржуйками, комфорт. Жизнь на этих позициях не меняется с весны 2016 года. Боец с позывным Алекс — коренной горловчанин — доложил: «Отдыхаем здесь, спим, в зиму и весной топим буржуйками». 

Боец с позывным Молдаван рассказал, что здесь ухо держат востро, поскольку враг не оставляет попыток «просканировать» оборону ДНР и пытается под покровом сумерек и дымовой завесы продвинуться вперед и закрепиться на новых позициях, поближе к Горловке. Безуспешно.

На огневой позиции боец и командир рассказали о своем надежном оружии — крупнокалиберном пулемете НСВ «Утес». Лучшей рекламы детищу тульских мастеров Никитина, Соколова и Волкова придумать трудно. Мы с удовольствием слушаем рассказ.

Сначала молчаливый и явно стеснявшийся пулеметчик из Горловки отмалчивался, но когда речь зашла о его любимом оружии, стал бодро рассказывать.

«НСВ «Утес» калибра 12,7 миллиметров. Отличное оружие, помогает. Затыкает противника сразу. Гасит любую огневую точку. БМП приходится тикать», — объясняет боец.

— Здесь дистанция такая, что мы свой огонь можем корректировать по звуку — слышим прилеты, как бьет по броне. Машина мощная, все поползновения противника сразу захлебываются. «Бэху» [БМП] прошивает насквозь. Применяем несколько типов патронов — бронебойные и МДЗ [мгновенного действия зажигательные]. Они разрываются и дают веер небольших осколков по пехоте. У меня тоже, кстати, были раненые таким оружием. Маленькие осколки входят в тело, выводят из строя солдата. Вообще МДЗ считается патроном для воздушных целей, но эффективно действует и по огневым точкам, и по окопам. Если работает из НСВ по брустверу, по огневым точкам, — как раз поражается пехота, которая сидит внизу. Поражаются незащищенные части. Маленький осколочек может в шею воткнуться. Даже каска и бронежилет не дают стопроцентной гарантии. Лицо может посечь этими патронами МДЗ.

— Можно сказать, что «Утес» выручает?

— «Утес» — ключевое оружие стрелка. Оно — самый труженик войны. Автомат — это понятное дело, как личное оружие, но для создания огневого превосходства над противником в условиях окопной войны «Утес» — то, что надо.

— Мех, какие качества русского солдата ты бы выделил? 

— Любовь к Родине. Это основной мотив для большинства бойцов. Русский человек идет вперед, живота не жалеючи. Это и есть качества русского солдата. Взаимовыручка. Жертвенность. Русский солдат всегда был гуманным. Не было эпизодов зверств, как в других армиях мира. Русскому солдату не присущи эти негативные качества.

Тяжело здесь пришлось, каждый метр земли давался потом, мозолями и кровью. Потому что мы каждый кусок земли откусывали у противника, выгрызали зубами. Находились под постоянными обстрелами тяжелой артиллерии. Только по одной позиции сразу прилетело 35 гаубичных снарядов. Здесь не город, а поля. Как правило, к позициям, которые у населенных пунктов, внимание приковано, — а нас не видно и не слышно. В городе постоянно снимают разрушения — разваленные снарядами дома — а здесь равнина. О нас никто не скажет и никто не осветит в чистом поле. А нас тут ровняли артиллерией.

Обороняем участок, примыкающий к трассе. Наш батальон проявляет активность, не сидим на месте, делаем им каверзы. Наше подразделение боеспособно. Для них мы — препятствие, и они стараются нивелировать нашу деятельность. Пока мы справляемся.

Задача противника, который ведет огонь по живым массивам и мирным объектам — посеять хаос и панику у населения, вызвать у населения вопросы — почему наша армия бездействует? Люди все чаще задают такие вопросы. Обстрелы ВСУ для этого и делаются.

Война идет и на уровне информации — на той стороне, разумеется, говорят, что в 1-м БТрО личный состав это пьяницы, наркоманы, алкоголики и прочий асоциальный элемент. Я скажу за наш батальон. Основной контингент — молодые люди до 35 лет, годные к военной службе по состоянию здоровья и морально-деловым качествам. Большое количество спортсменов, люди мотивированные. У нас есть определенная школа, люди становятся единым армейским организмом. Здесь все герои. Есть люди, которые уже четыре года сидят в окопах — с первых дней войны, кто-то пришел позже, но их дела не менее славные.

Отдельные личности? Серый. Давеча была ситуация, когда два механика-водителя противника вышли в посадку, составляли карточку стрельбы. Серый поразил одного метким огнем из своего оружия. Вот Алекс — святой человек, его деятельность афишировать не будем, но могу смело сказать, что он разрушил не одно укрепление противника, не один жилой блиндаж. Бронетехника противника прекращает работу, когда за дело берется Алекс. Уголь из Макеевки воевал в донецком аэропорту, потом его подразделение перебросили под Горловку, воевал в районе Гольмы. Здесь образцово несет службу.

Перед противником никто из бойцов не пасует. Когда идут боестолкновения, перестрелки, пули залетают в амбразуры. Есть места, где все утыкано пулями. Стрелок ведет огонь, мимо него летят пули, он не присаживается, не убирает голову, а прицельно, четко бьет по огневым точкам. 

— Мех, как ты относишься к вводу миротворцев в Донбасс?

— Отношусь крайне негативно. Я и мои люди здесь, на передовой, и есть миротворцы, которые сдерживают врага, не дают массе противника дотянуться до мирного населения. Граждане других государств здесь не нужны. Мы сражаемся за свое дело, за свою страну, за свои дома. Присутствие посторонних войск неуместно. И опять же, их линия разграничения не устраивает. Они хотят встать на границе с Российской Федерацией. Я считаю, что мира они не принесут. Это на 100% югославский сценарий. И миротворцы только будут помогать здесь странам Запада — противникам России и Русского мира, целиком преследовать их интересы.

Еще командир с позывным Мех поделился своим видением снайперской войны на этом участке фронта. Учитывая расстояние между позициями, СВД тут, как правило, не эффективна. Поэтому противник все чаще использует крупнокалиберное дальнобойное снайперское оружие иностранного производства. Впрочем, по словам офицера, боевой устав предусматривает ведение антиснайперской борьбы в полевых условиях, чем и пользуется в батальоне.

Позывной Герат, 52 года. Воин-интернационалист, служил в Афганистане в в горной пехоте, излазил по горам столько, что до сих пор, даже спустя 32 года, обходит терриконы стороной и не понимает людей, которые взбираются туда добровольно. Когда полыхнуло в Донбассе, без колебаний снова взял в руки автомат. Почему снова встал в строй? Отвечает: «Патриотизм пока вторичен. Но прадед воевал, дед воевал, отец воевал, я воевал и мой сын воевал — пять поколений бойцов».

Между прочим, все пять поколений бойцов в семье — не профессиональные военные. Герат искренне желает, чтобы внуку воевать не пришлось. Встал в строй, потому что мужчина: «Я не животное-потребитель, поэтому я пришел сюда».

Спрашиваю у Герата, что самое трудное в окопной войне.

«Ждать, ждать и еще раз ждать. Здесь, на фронте, слетает вся шелуха, и остается человек, какой он есть. Я смотрю — все ребята нормальные, надежные на сто процентов», — отвечает афганец. 

Герат — рядовой, наводчик ПТРД (противотанковое ружье системы Дегтярева) — к слову, образца 1941 года. Калибр 14,5 мм.

«Наука, в принципе, не сложная. До врага — 800 метров. Прицелился без оптики, надеюсь — попал, — говорит ветеран. — Противник, в принципе, такой же как мы по военной подготовке. Такие же смертные люди, но отличие в том, что, как говорил товарищ Иосиф Виссарионович, наше дело — правое. Враг будет разбит, и победа будет за нами, потому что мы действительно правы». 

Подошли на передний край. В минуты затишья это не проблема. До врага порядка 800 метров. Тихо, а два часа назад по этому месту вели огонь дежурные огневые средства противника. Работали автоматические гранатометы, танковые пулеметы, оружие БМП. Позиции противника видны и без оптики — такие же белые мешки с землей, утопающие в июльской зелени. Трудно поверить, что в нескольких сотнях метров перед тобой находятся люди, готовые пустить в тебя пулю или снаряд. Высовываться нельзя.

Бойцы объясняют, что наши позиции на этом пятачке — в полукольце. Прямо — основной укрепрайон ВСУ, позиции противника справа и слева. Но это не проблема. Более того, наблюдатели отмечают, что в последнее время противник чуть ли не сдает назад.  В окопах единодушны — на той стороне многих отрезвили слова Владимира Путина перед чемпионатом мира по футболу — когда президент России предупредил Киев о последствиях военных провокаций. Эти слова отрезвили многих на украинской стороне, но, к сожалению, далеко не всех.

Пулеметчик Кречет из Феодосии, прибыл добровольцем в Донбасс защищать русских, встретил тут свою любовь, стал почти местным. Очень ценит свое оружие, говорит, что пулемет Калашникова работает, словно швейная машинка. Слов в адрес противника у него немного, зато по существу: «Пусть сдаются, целее будут!»

Наконец, в окопах 1 БТрО я встретил матерого десантника с позывным Бодя. Служил в 2004 году в ВДВ Украины в Николаеве в 79-й аэромобильной бригаде. Совершил 13 прыжков, в военном билете запись «парашютист-видминник» (отличник).

Своих бывших сослуживцев и командиров Бодя регулярно встречает в роликах на YouTube. Они воюют в Донбассе, гордятся, что убивают «сепаров». Бодя призвал задуматься украинских солдат и офицеров, потому что они на самом деле изменили присяге, выйдя убивать народ Донбасса.  

Возвращение Донбасса в состав Украины, по мнению десантника Боди, невозможно ни в коем случае. 

— Вы сами понимаете, что нам жизни они не дадут. Они презирают нас, а мы — обычные люди. Нет-нет, какое возвращение? Зачем? Будут долги на нас списывать. У нас есть своя довольно небедная республика. Прорвемся, все будет нормально. Порошенко кричал, что наши дети будут сидеть в подвалах. Да, пересидели бомбежки и обстрелы, ну, ничего. Мы мстить не будем, не будем бить по городам, как это делают они. Но каждый получит по заслугам! Каждый!

— Получается, что трибунал впереди?

— Это неизбежно, на 100%. Если кто-то думает, что проскочит, то зря. Все материалы собираются, этим занимаются специальные службы. Это не останется просто так. Много душ полегло, деток, которые не то, чтобы матюкнуться не успели — они едва ли начинали разговаривать, а их тут в плащ-палатки заворачивали из-за какого-то урода, который пас коров, а ему сказали, что тут Россия — агрессор, и он пошел убивать.

У нас стоят 18-летние пацаны. Это у Киева гонят, в тюрьмы сажают, если они не хотят служить. А у нас не гонят, у нас идут служить добровольно и осознанно, защищать Родину, — и победа будет за нами!

И последнее. Если где-нибудь, когда-нибудь вдруг вам попадется человек с татуировкой «За детей Донбасса!» на предплечье, знайте — перед вами военный из Горловки. Первый батальон территориальной обороны. Славные дни обороны Донбасса.

Источник 

В ЛНР опять убиты мирные жители
Владислав Гулевич
Комбат «Призрака» раскрыл цель ВСУ, которые в Донбассе не играют в войну
Юрий Котенок
Кадыров наказал чеченского хулигана
Олег Горностаев
Сирийское христианство спасено Россией
Олег Горностаев
Православный монах об попытках насадить автокефалию на Украине
Юрий Котенок
Кличко с центральным отоплением — это атавизм
Николай Телепнев
СМИ: в России фактически стартовала дедолларизация экономики
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования