четверг, 16 Августа, 2018

Подробно

Речь идет о разделе мира

Юрий Котенок
17.07.2018 - 20:58
Речь идет о разделе мира

Встречу президента РФ Владимира Путина с президентом США Дональдом Трампом в Хельсинки уже оценивают как прорыв. Какие факторы говорят о том, что «большая сделка» между лидерами России и США может стать вероятной перспективой, а в диалоге Москвы и Вашингтона проблем будет меньше? На эти вопросы в беседе с корреспондентом Федерального агенства новостейответил глава Союза добровольцев Донбасса, политолог Александр Бородай.

— Александр Юрьевич, оценки переговоров в Хельсинки разнятся полярно, но большинство экспертов говорят о серьезном успехе в диалоге лидеров России и США. Вселяет ли это надежду на снижение градуса напряжения в мире?

— «Надежды юношей питают, отраду старцам подают...» Я не очень люблю комментировать подобные темы по одной простой причине — это делают все, бросаясь во всякие гипотезы и предположения — а на самом деле реальной информации о том, что происходило на встрече Путина и Трампа, у нас практически нет. Такого инсайда не может быть ни у кого — ни у всех этих маститых политологов, которые всю дорогу бесконечно обсуждают эту встречу весь сегодняшний день и будут обсуждать завтра и послезавтра. Тема серьезная, обсуждать ее будут долго, но абсолютно впустую, потому что того, о чем договорились Путин и Трамп на самом деле, мы не знаем и в ближайшее время вряд ли узнаем.

В последнее время России, по крайней мере на фронте внешней политики, в достаточной степени везет. Я говорил бы не только о встрече Путина и Трампа, но и о прошедшем чемпионате мира по футболу.

Честно признаюсь, я очень скептически, плохо относился к этому мероприятию — не как к пиру во время чумы, но как к чему-то похожему. У России нерешенные проблемы, война в Донбассе не закончилась, противостояние с Западом, изоляция — важнейшие вещи, а в это время мы тут, понимаешь, устраиваем веселые побегушки вокруг мячика, танцы и пляски и все прочее. Признаю — после того, как я посмотрел на то, что происходит, я понял, что был не прав.

Внешнеполитический выигрыш колоссальный! Мнение о России в целом очень сильно изменилось в мире. Сюда приехало очень много людей. Простите, если вульгарно, — но на этих людях мы реально заработали и еще заработаем не раз, потому что многие из них будут возвращаться. Под чемпионат мира построены объекты инфраструктуры, которые тоже у нас останутся.

Да, наверное, что-то украли. Может быть, украли много, вопросов нет. С коррупцией в России всегда было неплохо, не так, как на Украине, но тоже уровень достаточно приличный. Пусть разбираются следователи. Но все равно объекты останутся, а главное, останется впечатление идейного единства, которое создано этим чемпионатом и, как ни странно, победами нашей команды, в которую никто не верил.

Все это создало определенный тренд, впечатление у всего мира. Конечно, было много латиноамериканских болельщиков, которые, прежде всего, прониклись Россией. Но кроме латиноамериканцев были представители практически всех основных стран мира. Я хочу сказать, что негативный тренд по отношению к России, который формировали в последнее время очень усиленно (а вообще-то этот тренд формировался десятилетиями и столетиями), несколько сломлен, отодвинут, ослаблен. Понятно, что потом вражеская пропаганда будет возвращать все на круги своя. Но сейчас ситуация сложилась в нашу пользу, и это очень хорошо, это очень позитивно.

На этом фоне сразу после чемпионата проходит встреча глав государств. Это в принципе выигрышная ситуация. Это вещь, которая показывает силу России в этом мире, демонстрирует то, что с Россией приходится, по крайней мере, договариваться. Мы пока не знаем, о чем конкретно договорились Путин и Трамп — но понимаем, что речь идет о разделе мира. Например, о Сирии, по которой достигнуты договоренности о разделе сфер влияния, если можно так выразиться. Это говорит о том, что американцы, как основная движущая сила в мире, смирились с тем, что мы остаемся в Сирии если не навсегда, то по крайней мере, очень надолго. То есть наши интересы на Ближнем Востоке закреплены, и это очень важно.

Наверняка шел разговор о «Северном потоке — 2». Здесь как сложилась ситуация, неизвестно, но, возможно, были предложены какие-то варианты раздела. Ситуация будет развиваться дальше, и переговоры будут вестись на закрытом уровне людьми, о существовании которых мы, на самом деле, даже можем не знать. Тем не менее — некоторые шаги сделаны.

Обсуждался ли вопрос о так называемой Украине, о Донбассе, или нет — на самом деле мы не знаем. Скорее всего, в какой-то форме обсуждался. Но в таких серьезных играх, которые сейчас ведет Россия, этот вопрос является второ- или третьестепенным и является еще одной картой в колоде, не более того. Совершенно явно, это не главный вопрос. Посмотрим на результат.

Но пока Владимир Владимирович у нас внешнеполитические игры не проигрывал никогда. Он очень опытный политик. Вы сравните его опыт с опытом практически любого мирового лидера. Человек находится в этой, простите, политической каше без малого уже двадцать лет. У него колоссальный опыт.

Источник

16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования