суббота, 21 Июля, 2018

Подробно

«Хребтина России»

Юрий Котенок, Василий Иваненко
08.07.2018 - 01:49
«Хребтина России»

Донские казаки приняли участие в обеспечении проведения матчей чемпионата мира по футболу в Ростове-на-Дону. Чемпионат продолжается, казаки общаются с болельщиками из разных стран, выказывая радушие и хлебосольство, вместе с полицией и спецслужбами охраняют общественный порядок. О встрече с донцами мундиаля-2018, о жизни казачества в городах, станицах и хуторах Дона корреспондентам Федерального агенства новостей рассказал атаман международного союза «Всевеликое войско Донское» Николай Иванович Козицын.

— В аэропорту «Платов» гостей чемпионата мира — футболистов и болельщиков — встречали казачьи коллективы. Казаки обеспечивают охрану порядка. В Ростове на улицах мы видели казачьи патрули. Чем оказался для казаков чемпионат мира по футболу?

— Казаки не все футболисты, у нас много и других интересов. Но такое большое событие, как чемпионат мира по футболу, конечно, не могло нас не затронуть. 

Казаки принимают активное участие в обеспечении и поддержании порядка. Более пятисот казаков на сегодняшний день задействованы в Ростове, участвуют в мероприятиях совместно с подразделениями Росгвардии, со службами безопасности. Потому что край — наш, область — наша и все мы должны хранить безопасность. У наших граждан должно быть мирное небо над головой, потому что сюда приехали люди со всех стран мира. 

Край — казачий, пятьдесят процентов населения — те, кто считает себя казаками. Мы прекрасно понимаем, что наследие нам досталось от предков большое, нам нужно сохранить его для потомков. Так что работаем. Действуют конные патрули, и не только в Ростове-на-Дону, где проходили игры, но и в других городах. В Новочеркасске, Шахтах, Каменске, Новошахтинске казаки ведут работу, участвуя в патрулировании. Все прекрасно понимают, что ответственность очень большая. Но, тьфу-тьфу [стучит по столу], как говорят, пока обходится без каких-то ЧП.

— Есть ли угроза провокаций? Ведь совсем рядом — Украина, где идет гражданская война...

— Да, есть такое. Буквально на днях мы задержали несколько человек, которые призывали к очень нехорошим действиям вплоть до переворота в стране, мол, уже пора настала и тому подобное. Эти люди были задержаны и переданы в правоохранительные органы. Тут уже вылезло какое-то «теневое правительство». Я вам скажу, что Запад, Америка не спит.

— Оттуда у этого «правительства» ноги растут?

— Платят американцы. Какие-то «представители Дона» входят в это «теневое правительство России». Вопрос очень серьезный. Эти люди не понимают, что такое война и что такое переворот. Они еще не вкусили горя, запаха крови, запаха смерти, поэтому и играют в эти игры. Либерализм, который присутствует в стране, до хорошего не доведет. Поэтому ушки держим на макушке.  

— Каким вы видите решение проблемы искусственного разделения казаков на реестровых (государственных) и общественных? Сколько копий сломано об объединение казаков и создание единых структур. В чем здесь кроется подвох?

— Есть такая байка о том, как к нам в Новочеркасск приехала делегация американцев, французов. Идут, смотрят: собор, площади, памятник Платову. И раз, из-за угла выходит молодой человек — папаха на затылке, в гимнастерке, справе, нагайка в сапоге — и идет-приплясывает. А как раз праздник Покрова. «Казак?» — «Казак». — «Мы слышали, что есть казаки реестровые и общественные. Ты какой?» Он говорит: «Дурни вы. Я местный». 

Что значит объединение казаков? У нас в России живет 140 миллионов, 187 народов и народностей. Допустим, 100 миллионов считают себя русскими. Мы же не выстроились в одну шеренгу и не ведем наступление, нас же не ведут куда-то как маршевую роту! Почему надо куда-то и во что-то объединять казаков? Почему кричат, что нужен закон о казачестве? Почему нет закона о евреях, закона об армянах? Почему нет закона о других народах? Нет, подавай только закон о казачестве!

Был закон о реабилитации репрессированных народов. Казаков репрессировали, реабилитировали. Дальше должен был быть закон о реституции, но этого не произошло. Казакам ничего не вернули, придумали реестр. Казаки, которые находятся на государственной службе, получают 8-9 тысяч рублей, как охранники или дружинники.    

 
Атаман Козицын: «Казаки — хребтина России»
Атаман Козицын: «Казаки — хребтина России»Федеральное агентство новостей/Василий Иваненко, Юрий Котенок 

Я считаю, что идут игры умных людей, которые не хотят, чтобы казаки были реабилитированы полностью. Потому что казаки — хребтина России. Как говорили, на конце шашки и на арчаке седла Россия всегда расширяла свои границы. Если посмотреть сверху, то вся Россия создана из казачьих войск — Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Яицкое и другие. Толстой был прав, что Россию создали казаки. 

…Мы самодостаточная организация. Конечно, нам ставят много палок в колеса те, кто называет себя администрацией, пытаются забирать у нас помещения, землю. Препятствий много. Мы с ними боремся через суды и тех наших товарищей, которые находятся в Москве, покровительствуют нам и считают себя казаками. Их иногда бьют по рукам, мол, не лезьте, куда вам не надо.

А с реестровыми мы здороваемся. У меня совсем другие интересы и отношения. Они: «Мы служим стране». И мы служим стране! Вот сейчас у нас идет уборка, идут сенокосы, начали убирать зерно, бахчевые. Правда, засуха была, не знаю, как в этом году получится с семечкой и кукурузой, а так мы твердо стоим на ногах. Мы казаки, мы не на асфальте в городах, а на земле. 90 процентов казаков живут в станицах и хуторах и знают, что такое сельское хозяйство, как кормить семьи и народ в России.

— Казаки на Дону испокон веков выполняли охранные и оборонные функции, обеспечивали порядок. Несколько лет назад в крупных городах России попытались ввести казачьи патрули. Например, в Москве это превратилось в фарс. Почему?

— Я не хотел бы никого обидеть, например тех казаков, которые живут в больших городах и ходят в ярко выраженной казачьей форме и т. п. Вопрос в том, что казачья тема еще не избита. Они думают, что казак — это яркая форма одежды, нагайка в сапоге, сигаретка в зубах… Нет, казачество живет в хуторах и станицах, в таких городах, как Новочеркасск, который был столицей Всевеликого войска Донского. Здесь жили офицеры, которые выходили на пенсию и хотели заниматься сельским хозяйством. Они ехали сюда, получали наделы земли, строили дома. Посмотрите, как построен Новочеркасск, какие широкие  проспекты и улицы. Проектировал француз Деволан. Когда началась Отечественная война 1812 года, он, конечно, уехал отсюда. Еще тогда люди предвидели, какие города нужно строить, а не то что сейчас, когда собирают все в кучу до такой степени, что идешь по городу как в каменных джунглях — даже неба не видно. 

Казак — на земле. Он должен встать утром, выпить чашку квасу или чаю. Он знает, что надо идти на хозяйство, покормить курочек, коровку, убрать двор, налить воды. Каждый отвечал за свои задачи — жена, дети, муж. А нам преподали казачество как гуляй-поле. Погулять, водки попить, потанцевать. Казаки все это умеют делать, но казаки всегда были хозяевами.

Когда я еду на Кавказ, в Абхазию, возвращаюсь оттуда, еду через Кубань — на улицах в станицах чистота, хаты побелены, крыши покрыты, любо посмотреть. Еду по Дону — то же самое в станицах. А когда еду по России за Воронеж, уже смотрю — хаты покосились, крыши прохудились, порядка нет, крынки разбитые и тряпки на заборах висят. 

Казак — всегда хороший хозяин, хороший семьянин. Казак — это воин. Он знал, за что воюет, за землю, за близких, за свой род. Был позор, если где-то казак не выполнил свой родовой долг по защите Отечества. А сегодня совсем другие понятия: где бы там у них в городах «шампусика» выпить, потанцевать, повеселиться и пошоркаться на мероприятиях. 

Смотришь на них в городах, а у них там иконостасы повешены (ордена и медали. — Прим. ФАН). Ну понятно, тому, кто сорок лет отслужил в армии и сейчас вступил в казачество, ради бога — он заслужил. Но смотришь, идет мальчишка — а у него уже погоны есаула и штук десять крестов Георгия. «Кто тебе, сынок, их дал?» — «Мне батька мой, атаман, дал». —«За что же он тебе дал?» — «Знамо за что». 

Когда мы собираемся на больших мероприятиях, я всегда говорю: «Приезжайте на Дон, посмотрите на казаков». Вот сейчас куча летних лагерей для молодежи. Изучают разборку-сборку автомата, ползают, кричат-визжат и лазают по канатам. Поэтому я и говорю — приезжайте на Дон! У нас есть хорошие конноспортивные школы. За конями поухаживаете, если вы казаки. Мне одна пожилая женщина сказала как-то: «Николай Иванович, когда вы надеваете цивильное, то вы такие же европейцы. А как надеваете форму, так на вас обращают внимание, что вы собой представляете». 

Казаки если не будут держать коней, это уже не казаки. Эта вертикаль держит все от корней своих и выше. Что мы хотим дать молодежи? Что ходим привить? Да, я понимаю, что шестисотый «Мерседес» по удобству лучше, чем конь. Сел в кресло, придавил на гашетку и поехал. А коня надо накормить и напоить три раза в день, вычистить его. Сейчас у нас многие казаки занимаются коневодством. Любо посмотреть, когда на казачьих праздниках молодые ребята едут в седле с доброй казачьей песней. Нельзя отходить от корней, нельзя забывать, что это наша земля, которую оставили нам наши предки. 

— На ваш взгляд, в больших городах живут ненастоящие казаки?

— Ну, кто может определить, настоящий казак или нет. Казак — он и в Африке казак. Казак — это не то что с утра и до 18.45. Это потомок казаков, который понимает, знает, к чему мы идем.

Я хочу, чтобы казаки заняли в реестре народов мира свою позицию, которую они потеряли в 1959 году, чтобы они вновь стали народом, каким и были. И не Хрущев может лишить нас нашей нации, а только Господь Бог. Во всем мире казаков уважают и любят. Только у нас в России казаки почему-то не могут найти пристанище. Президент говорит — надо решить вопрос по казачеству, надо помочь казакам! Но какие-то темные силы все это спускают на тормозах: «Нельзя, не можно, не ходите, казаки — это плохо». Но, ребята, извините, мы же с вами росли вместе, в школу вместе ходили, учились в институтах, служили Родине. Почему-то одним можно, а этим — нельзя!

— Каковы сегодня отношения казачества и власти? 

— По большей части власти не вмешиваются в наши дела, но и не помогают. Они создали свое реестровое казачество, топчутся с ним на месте, выделяют им деньги. Я поражаюсь, когда на год им выделяют по 100–120 миллионов рублей и даже больше на саморекламу. Что же это за самореклама для реестровых казаков? Я смотрю, что никакого развития казачьего движения нет. Казаков можно встретить в хуторах и станицах, за штурвалами комбайнов и рычагами тракторов. А так — мертвая зона. Ну, какой-нибудь совместный парад с войсками провести и т. п.    

— Какова сегодня численность казаков в Ростовской области?

— По последней переписи в Ростовской области проживают 7 миллионов 500 тысяч человек, а 38 процентов записали себя казаками — представьте, какое количество.

Источник

Отдел информации
Борис Алексеев
Борис Алексеев
Юрий Котенок, Василий Иваненко
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования