вторник, 23 Октября, 2018

Подробно

Не царские это зубы

Э. Агаджанян, А. Оболенский
03.07.2018 - 09:17
Не царские это зубы

Сравнительный анализ состояния зубов Семьи Государя Николая Александровича с черепами из екатеринбургского захоронения

Достаточно много внимания уже было уделено состоянию зубов екатеринбургских останков, упорно приписываемых «официальным следствием» Царской семье. В этой статье мы уделим внимание не одному какому-то конкретному черепу, а сделаем обзор состояния зубов всех захороненных и сравним это с известными историческими данными о семье Романовых. 

Для начала давайте вспомним, какова была ситуация со стоматологической помощью, оказываемой Императорскому семейству. Государь имел личных стоматологов практически с самой юности, а в его зрелые годы эту функцию неизменно с успехом исполнял Лейб-стоматолог Сергей Сергеевич Кострицкий. Как уже известно и многократно описывалось в публикациях, документально зафиксировано не только частое посещение Николаем II стоматологов, но и выплаты им за эти визиты довольно крупных, по тем временам, денежных сумм. В конце 1917 и начале 1918 годов лечением зубов Государя в отсутствие С.С. Кострицкого занималась местная дантистка из Тобольска М.Л. Рендель. 

Не будем повторяться, достаточно посмотреть «Дополнительное заключение специалистов», чтобы освежить в памяти цифры и даты. 

Приведем тут только итог из этого заключения по количеству 

посещений стоматологов членами Царской семьи:

Император Николай Александрович:

  • 1 раз в 1910 г.;
  • 1 раз в сентябре 1914 г. (С.С. Кострицкий);
  • 3, 4, 6, 7 января и 19, 21, 26 октября (С.С. Кострицкий); 10, 11, 15, 17, 24 декабря (М.Л. Рендель) 1917 г. — итого 12 раз;
  • 24 февраля, 3 марта 1918 г. (М.Л. Рендель) — итого 2 раза.

Итого: 

За 8 лет 16 посещений стоматолога,  и за последние 1,5 года до предполагаемого расстрела — 14 раз. 

Мы видим довольно интенсивный процесс лечения в 1917 и 1918 годах, который, судя по дневниковым записям Государя и Государыни, увенчался успешным окончанием, так как со времен последнего посещения Государя дантисткой Рендель в Тобольске, ни разу в дневниках не упоминались какие-либо проблемы с зубами.  

Николай Александрович вел обычный, довольно активный образ жизни, ни на какие болезни зубов после лечения не жаловался, дантистов более не вызывал и последние 4,5 месяца до 16 июля 1918 года никаких манипуляций в полости рта у него не отмечалось.  

Столь интенсивное лечение зубов именно в 1917-1918 годах можно объяснить тем, что:  

  1. После лечения в 1914 году могли естественным образом накопиться проблемы; 
  2. Под арестом у Императора было время, деньги и возможность заняться устранением этих проблем; 
  3. Находясь в неизвестности относительно своего будущего, Государь хотел подстраховаться и решить все проблемы заранее. Любой адекватный и культурный человек, каковым, безусловно, являлся Николай Александрович, перед длительным отъездом из дома, возможным тюремным заключением, переездом в другую страну и т.д. и т.п. постарается сделать то же самое — санировать полость рта. Причем не только себе, но и всем членам семьи, т.к. неизвестно когда может представиться и представится ли вообще такая возможность в ближайшем и отдаленном будущем. 

Теперь перейдем к Государыне Александре Федоровне.

Императрица Александра Федоровна посещала стоматолога:

  • 1 раз в сентябре 1914 г.;
  • 3, 5, 7 августа; 14, 15, 16, 18 декабря 1915 г.;
  • 1 раз в феврале и 16, 17 и 18 марта 1916 г.;
  • 19, 21, 22, 23, 26 октября 1917 г. (С.С. Кострицкий).

Итого: 

За 5 лет 17 посещений, из них 9 раз — за 2 года до предполагаемого расстрела. 

Проблемы с зубами и сам процесс лечения подробно описаны в дневниках Государыни. Особенно хотим отметить, что они тоже были благополучно решены Лейб-Стоматологом С.С. Кострицким. Императрица неоднократно отмечала в дневнике и в переписке свои проблемы с зубами. 

С 14 по 18 декабря 1915 г. Александра Федоровна писала супругу: «Завтра будет очень мало времени для писания, так как меня ожидает дантист… Я была целый час у дантиста… Сейчас я должна идти к дантисту… Он работает над моим зубом (фальшивым)… в 10.30. идти к дантисту… Дантист покончил со мной на этот раз, но зубная боль еще продолжается… я курю, потому, что болят зубы и – еще более лицевые нервы» (Переписка Николая и Александры Романовых. Т.3. 1914-1915 гг. – М., 1923. – С. 490, 494, 498.).  

2 февраля 1916 г. Александра Федоровна вновь писала Царю: «…не спала всю ночь. Сильная боль в лице, опухоль. Послала за крымским другом… я одурела: всю ночь не спала от боли в щеке, которая распухла и вид имеет отвратительный. Вл. Ник. думает, что это от зуба, и вызвал по телефону нашего дантиста. Всю ночь я держала компресс, меняла его, сидела в будуаре и курила, ходила взад и вперед… Боль не так сильна, как те сводящие с ума боли, какие у меня бывали, но мучит вполне достаточно и без перерыва, от 11 часу я устроила полный мрак, но без всякого результата, и голова начинает болеть, а сердце расширилось» (Переписка Николая и Александры Романовых. Т.4. 1916-1917 гг. – М., 1926. – С.75).  

Однако этот приезд не решил проблем, и доктору пришлось спустя месяц вновь прибыть в Царскосельский дворец.  

Императрица отметила в переписке: «Опять послала за бедным дантистом – у меня было столько различных докторов за последнее время, что, думаю, лучше придти и ему, осмотреть и, быть может переменить пломбу, так как возможно, что образовалось новое дупло. Чувствую себя совершенно одуревшей… Дантист выехал из Крыма сегодня вечером… Это от тройничного нерва в лице. Одна ветка идет к глазу, другая к верхней челюсти, третья к нижней, а главный узел находится около уха… Щеке и зубам гораздо лучше – сегодня вечером, левая челюсть все время выпадает, а глаза очень болят… после завтрака у меня будет дантист…Мне пора вставать и идти к дантисту. Он убивает мне нерв в моем последнем зубе справа, полагая, что это успокоит остальные нервы, потому что для самого зуба совсем не требуется удаление нерва. Он очень расстроен моими болями…» (Переписка Николая и Александры Романовых. Т.4. 1916-1917 гг. – М., 1926. – С. 111, 120, 139, 145, 154). 

Наконец, уже в ссылке Императрица отмечает в дневнике 30 августа: «Ежедневная зубная боль, днем и ночью». 

16 сентября: «37.1°, снова почти не спала, сильные приступы боли лица, зубов». 

17 сентября: «В 10 [часов] я легла в постель, потому что чувствовала сильную слабость из-за всей этой боли лица и зубов и из-за многих почти бессонных ночей». 

Великая Княжна Татьяна Николаевна в письме своей крестной Великой Княгине Ксении Александровне от 18 сентября 1917 года: 

«Мама мы везли в кресле, а то ей все-таки трудно столько идти. Грустно, что у нее все время сильные боли в лице, кажется от зубов и потом от сырости. А так все остальные здоровы […]» (Письма Царской Семьи из заточения / Сост. Е.Е. Алферьев. - Джорданвиль, 1974. - С. 119-120.). 

25 сентября в письме Великой Княгине Ксении Александровне в Крым: «Все здоровы, — сама сильно уже 6 нед<ель> страдаю невралгией в лице и зубными болями, очень мучительно и почти всю ночь не сплю. Все жду дантиста, — позволения его позвать все нет. Живем тихо, хорошо устроились — хотя далеко от всех — отрезаны, но Бог милостив […]» (Письма Царской Семьи из заточения / Сост. Е.Е. Алферьев. - Джорданвиль, 1974. - С. 127). 

Наконец, 21 октября 1917 г. Александра Федоровна пишет в письме А.А. Вырубовой: «Мы здоровы, —  я очень страдала зубами и невр<алгией> в лице. Теперь приехал Кострицкий. Нас лечит» (Танеева (Вырубова) А.А. Указ. соч. С. 148 и Русская летопись. Кн. 4. Париж, 1922. С. 198-199). 

Вдовствующая Императрица Мария Федоровна, жившая тогда в Крыму, упомянула в письме к Императору Николаю II (27 ноября 1917 г.) о том, что вся корреспонденция, переданная через зубного врача С.С.Кострицкого, благополучно доставлена в Крым: «Никита (Сын великой княгини Ксении Александровны, племянник Николая II) был у дантиста К., только от него слышала о вас немного. Радуюсь, что у бедной Алике не болят зубы и что он окончил свою работу» (Боханов А.Н. Сердечные тайны. - М., 1999. - С. 375). 

После этого, несмотря на присутствие и доступность стоматолога в лице, как минимум, дантистки Рендель и ее тобольских коллег, вплоть до 3 марта 1918 года, когда производилось последнее лечение зубов Императора, Александра Федоровна ни разу не лечила зубы и не жаловалась на зубную боль. Следовательно, можно сделать очевидный вывод, что подобных проблем у нее больше не возникало. Иначе они немедленно нашли бы свое отражение в дневниках, куда Императрица до последнего дня скрупулезно ежедневно записывала все происходящее, и все малейшие недомогания домочадцев и даже слуг. 

Перейдем к дочерям Царской Четы. 

Великая Княжна Ольга Николаевна:

  • 3 раза в августе 1915 г.;
  • 1 раз в июне 1916 г. (С.С. Кострицкий).

Итого за 5 лет — 4 раза

Великая Княжна Анастасия Николаевна:

  • 5 раз в августе 1915 г.;
  • 1 раз в июне 1916 г. (С.С. Кострицкий).

Итого за 5 лет — 6 раз. 

Великая княжна Татьяна Николаевна:

  • 1 раз в августе 1915 г.;
  • 1 раз в июне 1916 г. (С.С. Кострицкий).

Итого за 5 лет — 2 раза. 

В 1917 и 1918 годах Великие Княжны имели все возможности полечить зубы у того же С.С. Кострицкого, а после него и у М.Л. Рендель, но ни разу ею не воспользовались. Зная о том, какими любящими родителями были Государь и Государыня, невозможно даже предположить, чтобы они вызывали Кострицкого и Рендель для лечения собственных зубов, но не позволили дочерям исправить возможные проблемы с зубами, учитывая тот факт, о котором уже писалось выше — неизвестность дальнейшей их судьбы и возможности лечить зубы в ближайшем и отдаленном будущем. Поэтому единственным логическим выводом, который следует из того, что сестры не лечили зубы в 1917-1918 годах, следует считать тот, что им просто нечего было лечить, так как проблем с зубами просто не было. Это же следует и из дневников Царской Четы. Ни в одном из них ни разу не упоминались какие-то проблемы с зубами у Великих Княжен, а 4, 6 и 2 посещения стоматолога за несколько лет вписываются в картину полного благополучия в плане их стоматологического здоровья.  

Таким образом, из всех вышеперечисленных доказательств можно сделать единственный вывод – стоматологические проблемы всей Царской Семьи были успешно решены к марту 1918 года в свете подготовки к предположительной эмиграции, тюремному заключению, побегу или другому развитию событий. В дальнейшем никаких жалоб на зубы ни у одного члена семьи не было.

________________________ 

А теперь перейдем к состоянию зубов черепов из екатеринбургского захоронения.

Вспомним ту табличку, которую мы уже давали в упомянутом выше  «Дополнительном заключении специалистов»:

 

Что же мы видим? Мы видим картину ужасающего запущенного состояния полости рта у всех черепов. Череп № 4 имеет огромное количество проблем с зубами, одна из которых (остеомиелит нижней челюсти) решалась удалением зубов за 2-3 месяца до смерти, чему нет ни одного документального свидетельства у Государя, о чем мы уже подробно писали. Нижние резцы у черепа № 4 разрушены, один из них до основания, что должно было однозначно причинять человеку страдания, так как разрушение затронуло пульпарную камеру и нервы этих зубов.  

  

Фрагмент стр. 454 из сборника «Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения» (Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения. - М.: Министерство здравоохранения РФ. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, 1991-1998. - 485 с., илл.). 

Ничуть не лучше состояние зубов черепа № 7, который приписывают Императрице. Мы видим 14(!!!) первичных кариесов, что означает, что на зубах было 14 свежих, никем не леченых кариозных полостей. На этом фоне 3 рецидивирующих кариеса вокруг имеющихся пломб уже кажутся мелочью. Кроме того, у этого черепа тоже существуют разрушенные зубы, один из которых разрушен полностью, так же с затрагиванием нерва в пульпарной камере, что не могло не причинять страданий владелице при жизни. Учитывая, что мы наблюдаем рентгенологическую картину «кистовидного расширения периодонтальной щели с элементами резобрции костной ткани», подобная ситуация у владелицы черепа № 7 возникла далеко не сразу, а длилась вот так, безо всякого лечения, как минимум несколько месяцев, а возможно и несколько лет.  

  

Фрагмент стр. 461 из сборника «Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения» (Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения. - М.: Министерство здравоохранения РФ. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, 1991-1998. - 485 с., илл.) 

Столь же ужасное состояние зубов мы наблюдаем у черепов №№ 3, 5 и 6, приписываемых Великим Княжнам. Мы видим наличие 9, 8 и 4 первичных кариесов и 10, 16 и 19 вторичных кариесов соответственно! Кроме того, обращает на себя внимание и факт наличия у девушек огромного количества пломб — 16, 20 и 23 пломбы! И это при том, что у черепов № 3 и № 5 полностью отсутствует правая половина верхней челюсти и вместе с ней центральные левые «единицы». Еще у черепа № 5 отсутствуют 4 нижних передних зуба. Итого мы не имеем в наличии 9 зубов на одном и 13 зубов на другом (!) черепе, а значит, истинная ситуация была еще хуже, чем мы видим сегодня, ведь, вряд ли на одной половине челюсти присутствовало громадное число пломб, а на другой половине все было в порядке. Даже если добавить по одной пломбе на каждый зуб, то нужно будет прибавить еще 9 и 13 пломб каждой, а ведь на некоторых зубах мы можем видеть и не по одной пломбе. Следовательно, истинные цифры разрушений и общая ситуация в полости рта у владелиц этих черепов, совершенно определенно, была еще хуже, чем мы видим сегодня.  

Вспомним, что мы имеем доподлинные сведения о том, что Великая Княжна Татьяна, которой приписывается череп № 6, лечила зубы всего 2 раза и вовсе не обращалась за помощью в 1917 и 1918 годах.  

Эксперты всерьез допускают, что доктор Кострицкий, будучи крайне внимательным, адекватным, а главное грамотнейшим специалистом, не имея никакого повода к спешке в 1915 и 1916 годах установил всего за 2 посещения молодой девушке 23 пломбы?! Даже в районной поликлинике в самые дремучие годы существования СССР такое в голову не приходило ни одному стоматологу-коновалу.  

Разрешите полностью отвергнуть саму возможность того, что девушкам, которые лечились всего 4, 6 и 2 раза в жизни, Кострицкий успел наштамповать 16, 20 и 23 пломбы (при том, что истинное число пломб, как указывалось выше, было, скорее всего, куда более значительным)! При этом все эксперты в один голос говорят о высочайшем качестве установленных пломб, а значит доктор, который их устанавливал, был далеко не коновал, не сумасшедший и не садист, чтобы вытворять такое с Великими Княжнами. 

Еще менее вероятной выглядит версия принадлежности останков Царской Семье, если предположить что, к примеру, Великой Княжне Татьяне Николаевне за 2 посещения было установлено 23 доказанные пломбы, а у черепа № 4 мы имеем всего лишь 2 пломбы при том, что документально доказано 16 посещений Государем врача-стоматолога.  

Позвольте так же усомниться в том, что Кострицкий и Рендель могли длительно лечить Царскую семью, оставив в результате во рту полностью разрушенные зубы, хронический остеомиелит и зубы с первичным и вторичным кариесом в количестве, превышающем несколько десятков единиц. Что же они там лечили тогда 14 и 9 раз, если мы не наблюдаем практически ни одного вылеченного зуба?!  

Как раз наоборот, эксперты (Попов и Пашинян) единодушно дали заключение, что владельцы черепов № 3, 5 и 6 не имели доступа к стоматологическому лечению в течение 1-2 лет до смерти, а владельцы черепов № 4 и № 7 не имели доступа к стоматологу на протяжении нескольких лет!

 

Фрагмент стр. 464 из сборника «Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения» (Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения. - М.: Министерство здравоохранения РФ. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, 1991-1998. - 485 с., илл.). 

О каких сроках в «несколько лет» может идти речь у Государя и Государыни, которые долго и качественно лечили зубы, завершив это лечение всего за несколько месяцев до предполагаемой даты расстрела, полностью санировав полость рта?! 

Состояние зубов тех несчастных, которых захоронили в могиле Поросенкова лога и пытаются выдать за Царскую Семью, гораздо больше похоже на состояние зубов у людей, когда-то имевших высокий социальный статус, но после этого длительно пребывавших в тюрьме без всякого доступа к медицинской помощи. Таковых в тюрьмах молодого Советского государства тогда было в избытке и всегда можно было подобрать из их числа подходящую семью. Но, видимо, либо из-за спешки, либо по каким-то другим причинам, нашли только семью с тремя дочерями и не нашли подходящего по возрасту сына и еще одну сестру, а потому пришлось импровизировать и выдумывать версию о том, что два трупа по какой-то причине удалось сжечь, а остальные не удалось, и потому их просто захоронили. 

Как мы видим из вышесказанного, состояние зубов Царской семьи, исходя из документально подтвержденных фактов их лечения, категорически не соответствует состоянию зубов семьи из екатеринбургского захоронения. Что в совокупности с другими фактами не только позволяет сомневаться в принадлежности этих черепов семье Романовых, а полностью опровергает саму вероятность такого заключения. 

Комбат «Призрака» раскрыл цель ВСУ, которые в Донбассе не играют в войну
Юрий Котенок
Кадыров наказал чеченского хулигана
Олег Горностаев
Предпосылки таких жутких явлений, как скулшутинг
Отдел информации
Решится ли Синод РПЦ выйти за рамки решений Совета Безопасности РФ?
Отдел информации
Иностранцы вложат в экономику России миллиарды
Отдел информации
Кличко с центральным отоплением — это атавизм
Николай Телепнев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования