среда, 15 Августа, 2018

Подробно

«Стреляй русских!»

Петр Иванченко
09.06.2018 - 00:06
«Стреляй русских!»

Национальный архив Финляндии расследует причастность финских солдат-добровольцев, воевавших в частях СС, к убийствам евреев. Исследование проводится по заказу Государственного совета страны, и его планируется завершить к концу ноября.

Как сообщает ЕАDaily со ссылкой на портал yle.fi, заказ Госсовета инициирован главой правозащитной организации «Центр Симона Визенталя» Эфраимом Зурофф, который обратился к президенту Саули Ниинистё с просьбой провести официальное расследование действий финских добровольцев, служивших в войсках СС. Ответ президента Финляндии был положительным. Стоимость расследования оценивается в порядка €69 тыс.

Финское воинское формирование численностью в батальон действовало на восточном фронте Германии в 1941-43 гг. Оно являлось частью танковой дивизии СС «Викинг», в которую входили также подразделения из завоеванных немцами стран и союзников Германии. Исследователь Андре Сванстрем изучил действия финских военнослужащих этой дивизии и обнаружил сведения, указывающие на то, что добровольцы участвовали в массовых убийствах мирных жителей.

Восстановление исторической справедливости — это, без сомнения, важная и благородная задача. Однако в данном случае мы видим, что «справедливость» получается несколько однобокая, с ярко выраженными расовыми «рамками». В самом деле, почему-то за скобками исследования остаются жертвы финских эсэсовцев нееврейской национальности. В то время, как каратели из Суоми осуществляли экзекуции и русских, и украинцев, и цыган, и советских граждан других национальностей.

Понятно, что и «Центр Симона Визенталя» интересуют, прежде всего, именно еврейские жертвы фашизма, а вот почему финские власти и подчиненные им архивные центры не рассматривают преступления в отношении других народов? Или с их точки зрения массовые убийства русских женщин, детей и стариков, преступлениями не являются?

Некоторые основания так полагать есть. Хотя бы потому, что некоторые финны, причем не какие ни будь скинхеды, а вполне респектабельные историки, политологи и политики, называют своё соучастие в гитлеровской агрессии «войной-продолжением». Так, как будто  это была «совершенно отдельная» от немцев «справедливая» война, которую они не закончили в 1940-м.

Однако если продолжить эту линию, можно сказать, что и «Зимняя война» является продолжением трёх оборонительных войн против финской агрессии 1919-1922 гг. 

Сегодня многие не знают, что тогда финские националисты пытались, используя гражданскую войну в России, оторвать значительный кусок нашей страны, в том числе половину Карелии. На какое-то время им даже удалось захватить немалые территории. И уже тогда финские формирования практиковали этнические чистки. 

Еще тогда, когда никаких эсэсовцев и национал-социалистов не существовало, финские националисты, именуемые большевиками «белофинами», истребляли людей исключительно по причине их принадлежности к русскому народу.

Одним из трагических эпизодов того периода, именуемого сегодня в Хельсинки «войной за независимость» (на самом деле, на суверенитет Финляндии некто не посягал — его признали и Советы и белогвардейцы), стала выборгская резня. 

29 апреля 1918 г. Выборг был отбит финскими националистами у финской же Красной гвардии. Многие русские, настроенные антибольшевистски, вышли встречать как освободителей боевиков  отрядов Маннергейма, еще недавно генерала русской императорской армии. 

Но сразу же после входа  начались массовые убийства русского населения. «Ampua Venäläiset!» («Стреляй русских!») — таков был лозунг боевиков Маннергейма. Финны, войдя в Выборг, хватали всех русских, попавшихся им на улицах: офицеров, чиновников, гимназистов… Их повели к Фридрихгамским воротам, за которыми происходили массовые расстрелы.

Отметим,  что речь не шла о большевиках — большинство сочувствующих им покинули город с отступающими красными отрядами. Остались те, кто был «нейтрален» или же симпатизировал финским антикоммунистическим силам. Ведь многие русские офицеры первоначально, действительно, относились с симпатией к маннергеймовцам и даже помогали им разоружать части и подразделения русской армии, находящиеся на территории Финляндии. 

Однако националистов не интересовали политические симпатии русских. Если финн-красногвардеец, попавший в их руки, еще мог рассчитывать на пощаду, то судьба русского, пусть даже и белого, всегда была заранее предрешена.

Один из русских эмигрантов так описывал происходившее в Выборге: «… неподалёку от дома Пименовых были убиты два реалиста (учащиеся реального училища), выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах.… Перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т.д. … Особенно охотились за русскими офицерами… родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже бельё».

Очевидец Катонский рассказал следующее: «… белые бросились в город с криками «стреляй русских». Они вламывались в квартиры, хватали и убивали, отводили людей на валы и расстреливали… Расправлялись в основном с мужчинами, но были и дети».

В прошении протоиерея Выборгского кафедрального собора Михаила Успенского говорится: «Наряду со многими сотнями русских семейств в г. Выборге и мою семью постигло тяжёлое несчастье. Трое моих племянников, которых я воспитывал, как своих детей (они были сироты): Григорий Александрович Михайлов 23 лет, Андрей Александрович Михайлов 20 лет и Пётр Александрович Михайлов 18 лет погибли напрасными и невинными жертвами от руки белогвардейцев. В первый день вступления белой гвардии в Выборг они, взяв свои документы, пошли зарегистрироваться у белогвардейского начальства. Не зная за собой никакой вины, они смело и доверчиво шли, уверенные в благородстве и закономерности действий белой гвардии. И за своё доверие жестоко поплатились. Без всякой вины они были расстреляны белогвардейцами. Моя жена нашла их потом за Фридрихгамскими воротами в общей груде русских мучеников». 

Повторюсь, что очевидцы под «белыми» и «белогвардейцами» обозначают финских националистов — маннергеймовцев (не имевших отношения к русскому Белому движению) потому, что им противостояли финские «красные», вражды к русским не испытывавшие. 

Источники по-разному оценивают число жертв трагедии. Одни называют цифры от 3 до 5 тысяч человек. Это была «самая массовая казнь в истории Суоми», и в подавляющем большинстве были убиты люди, не имевшие никакого отношения к красному движению, исключительно по этническому признаку.

Среди жертв были и священники, и несовершеннолетние, и женщины, а также принятые за русских 23 поляка, 2 татарина, еврей, итальянец. Руководил расстрелом майор Марти Эгстрем, этнический швед. В расстрелах участвовали боевики Партизанского полка Каяани.

Наиболее массовые расстрелы проходили во рвах Анненских укреплений и на территории т.н. «Собачьего кладбища» за чертой города. В частности, имеются сведения, что во второй половине дня 29 апреля на участке между валами перед Фридрихгамскими воротами было расстреляно около 200 русских, арестованных утром этого дня. Из них поимённо определены 87 человек. До 2 мая трупы лежали на крепостном валу, и только потом их разрешили похоронить.

После 29 апреля убийства длились ещё несколько недель. Последним убитым стал Николай Иванов, жизнь которого оборвалась 16 июня. 

Ответственности за эту резню никто не понёс. А палачи сегодня именуются «героями освободительной борьбы». 

Напомним, что в прошлом году в Финляндии разыгрался скандал, когда в преддверии 100-летия со дня независимости республики была отчеканена юбилейная монета со сценой расстрела времён гражданской войны. Многие убежден, что это сцена «выборгской резни». После возмущения здоровой части финского общества министр финансов Петтери Орпо, выступая в парламенте, принёс извинения и выразил уверенность, что монета со сценой расстрела в свободное обращение не попадёт. 

И в завершении напомним, что Карл Густав Маннергейм, «русский» генерал, которому пытались повесить мемориальную доску в Петербурге,  после нападения Германии на СССР издал известный приказ, где, в частности, говорилось: «Я призываю вас на священную войну с врагом нашей нации. Мы вместе с мощными военными силами Германии как братья по оружию со всей решительностью отправляемся в крестовый поход против врага...»

Игорь Хомутов
Артем Дмитриев
Александр Гончаров
Беседа игумена Кирилла (Сахарова) с Владимиром Осиповым
о. Кирилл (Сахаров)
Восточные языки уверенно теснят колонизаторов
Роман Витич
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования