суббота, 20 Октября, 2018

Подробно

«Вежливые люди»

Дмитрий Цыбаков
10.01.2018 - 00:00
«Вежливые люди»

Орловского пехотного полка. Запорожье и Крым 

Вытеснив из Причерноморья после победоносной войны 1768-1774 гг. Турцию, Россия оказалась перед необходимостью утверждения своего влияния среди ее бывших вассалов и союзников, отличавшихся воинственным духом и традицией паразитического существования за счет более экономически развитых соседних земель. Орловскому полку было суждено принять участие в умиротворении двух архаичных военно-политических организаций, существование которых  не отвечало интересам Российской Империи.     

Наличие анархической военно-территориальной организации запорожского казачества препятствовало цивилизованному освоению приобретенных Россией причерноморских земель. Появление в глухих степях бывшего Дикого поля процветающей Новороссии было неотъемлемой частью реализуемого Петербургом геополитического проекта, конечной целью которого было утверждение России на Босфоре.  

Между тем, запорожцы весьма ревниво относились к многочисленным переселенцам, под гарантии правительства устремившихся в земли, которые они считали своими, но без помощи русской армии не могли освоить и удержать. Окончательное решение о судьбе Новой Сечи было принято после подписания Кучук-Кайнарджийского мира, фактически передававшего Крым, против которого и был в 1734 г. воссоздан кордон в лице запорожского войска, под покровительство России. 

Русские войска были разделены на пять отрядов, каждый из которых двигался к Сечи собственным маршрутом, имея задачу брать под контроль  принадлежащие Запорожскому войску селения и местечки. Орловский полк, в отряде генерал-поручика Текелли выступив из крепости святой Елизаветы, незаметно для запорожцев в ночь на 5 июня отряд подступил к столице войска, располагавшегося у современного села Покровское Никопольского района Днепропетровской области.      

Ранним утром 5 июня 1775 г. Орловский полк во главе с полковником Николаем Языковым, усиленный гусарами и донскими казаками, бесшумно занял внешние укрепления, разоружил караул, овладел артиллерией запорожцев, а также судами сечевиков. Воспользовавшись суматохой, поднявшейся на спешно собранном круге Запорожского войска, четыре роты орловцев проникли во «внутренний кош», блокировав арсеналы и все административные учреждения Сечи. Благодаря зажиточным казакам и представителям духовенства, запорожцы решили отказаться от сопротивления.  

Получив сведения о выполнении запорожцами условий сдачи, генерал-поручик П. Текелли отменил боевую готовность своей артиллерии и не стал лишать казаков свободы передвижения. Регулярные части разместились вблизи запорожских куреней, чтобы целую неделю обмениваться взаимными дружескими визитами и бурными застольями с бывшими соратниками по только что закончившейся войне. Казачья старшина и рядовые казаки за это время наделялись паспортами и охранительными аттестатами. Через некоторое время это позволило всем желающим удалиться за Дунай, в турецкие пределы, либо рассеяться по российскому Приднепровью. Спустя два месяца, 5 августа, Екатерина II подписала Манифест о ликвидации Запорожской Сечи. Лучшая часть запорожцев в следующую русско-турецкую войну 1787-1791 гг. вновь была возвращена на царскую службу и переселена затем на Кавказ для обороны Прикубанья.

 

Не задерживаясь в бывших сечевых землях, Орловский полк двинулся к месту сосредоточения корпуса А. Прозоровского на Перекопе. Турки всячески затягивали эвакуацию гарнизона Кафы и инспирировали антироссийские заговоры при ханском дворе. Ввиду этого российское правительство решило повторно провести операцию по умиротворению только что обретшего независимость Крымского ханства. Ставка была сделана на возведение на престол пророссийски настроенного представителя правящей династии Шагин Гирея. В качестве первого шага его провозгласили  ханом кубанских татар, после чего он утвердился на Таманском полуострове. Крымская знать в ответ возвела на престол Девлет Гирея IV. Против него в ноябре 1776 года был двинут корпус генерал-поручика А.П. Прозоровского, будущего генерал-фельдмаршала, орловского и курского генерал-губернатора. Официально  русские двигались для сбора оставленного с 1774 года в Крыму военного интендантского имущества.    

Накануне выступления, к 1 ноября 1776 г. Орловский полк насчитывал 1 126 человек. Из них имелось 2 обер- и 26 штаб-офицера, 97 человек младшего командного состава- кадетов, унтер-офицеров и капралов, 86 музыкантов, 907 рядовых, 30 артиллеристов и 32 нестроевых чина. Во главе полка оставался получивший бригадирское звание Николай Языков. В чине подполковника в части состоял Иван Бауер. В премьер-майорском звании в крымском походе в Орловском полку служил Иван Мичурин, в секунд-майорском — Иван Маркевич и Иван Захаржевский.  

Уже в ноябре ударили крепкие морозы, реки стали, и не было возможности доставлять войскам провиант водным путем. Промерзшая земля не позволяла двигаться повозкам с быками, гужевой транспорт постоянно ломался. При движении полков корпуса от Александровской крепости потери замерзшими составили более 40 человек. 22 ноября корпус достиг Перекопа, оставленного татарами. Будучи вновь застигнутыми морозами, войска размещались по брошенным татарским деревням. Медлительный Прозоровский, страдающий от многих недугов, несколько недель не решался действовать, обмениваясь письмами с татарскими и ногайскими мурзами и своим командованием.

 

17 декабря 1776 г. на подкрепление Прозоровскому прибыла Московская дивизия генерал-поручика А.В. Суворова, который спустя месяц вступил в командование всем корпусом. В сформированный передовой отряд были включены Ряжский и Орловский пехотные, Ахтырский гусарский и Чугуевский казачий полки, гренадерский батальон, три артиллерийских орудия. Отряду предписывалось взять под охрану Шагин-Гирея и обеспечить его возведение на бахчисарайский престол. Задача недвусмысленно была поставлена в предписании А. Прозоровского А. Суворову: «Впрочем, …..персона ханская столь важна, что хотя бы до последней капли крови драться, а его оборонять должно».     

Выступление авангарда корпуса из Перекопа к Арбату состоялось 4 марта. Через несколько дней Орловский и Ряжский полки разбили укрепленный лагерь на возвышенности у реки Салгир — Александровский редут, дав тем самым начало будущему Симферополю, основанному на этом же месте некоторое время спустя. К 14-му марта авангард прибыл на речку Булзык. Затем передовые отряды вышли к Карасубазару и реке Индал.  

Разведка выяснила, что татарские отряды, верные Девлет-Гирею, рассеялись при известии о приближении русских войск. Центром мятежников оставался Бахчисарай.  

Воспользовавшись паникой, произведенной решительными маневрами Суворова, Шагин-Гирей переправился с Кубани в окрестности Керчи, где ему начали присягать местные мурзы. 20 марта Ряжский пехотный полк вошел в Кафу (ныне Феодосия). 21-го с Суворовым соединились основные силы Прозоровского. Не искушая судьбу, турецкий десант, захватив с собой Девлет-Гирея, отбыл в Стамбул. После этого мятежные отряды покинули Бахчисарай, тут же занятый русскими войсками. Под их надзором Шагин-Гирей на совещании татарской знати (диване) был избран крымским владыкой. Поддерживающий его корпус Прозоровского расположился вблизи  Ак -Мечети. 

Орловскому полку пришлось провести в формально независимом Крымском ханстве четыре года. Обстановка вокруг была весьма тревожной и нестабильной. На морских просторах господствовал османский флот, неоднократно угрожавший высадкой десантов. Прочный тыл у русских войск напрочь отсутствовал, поскольку в обществе росло возмущение непродуманной политикой пророссийского правителя. 

 

Стремясь модернизировать восточную страну, Шагин-Гирей начал ломать вековые обычаи и быстро потерял доверие и знати, и народа. Пожинать плоды его поспешных реформ пришлось русским войскам, вынужденным брать под охрану крымских христиан — армян, греков, на которых были готовы обратить гнев местные жители, подстрекаемые турецкой агентурой. Осенью 1777 г. после попытки Шагин-Гирея создать армию по европейскому образцу, началась новая череда волнений и мятежей.         

Повод для открытого возмущения возник 2 октября 1777 г. из-за грубейшего просчета Шагин-Гирея, во время инспекторского смотра демонстративно переведшего четыре десятка знатных татар из конницы в пехотные части. Многие подданные хана, благодаря распространяемым со стороны турецкого Очакова слухам, были убеждены, что их правитель якобы принял крещение под именем некоего «Ивана Павловича». На следующий день все вновь образованное войско вышло из повиновения и двинулось в сторону Перекопа. Прозоровский приказал войскам корпуса собираться на р. Салгир. При этом Орловский полк, видимо, состоял в отряде своего бывшего командира, генерал-майора Викентия Райзера, которому предписывалось прикрывать коммуникации между Евпаторией и Перекопом. 

В октябре 1777 г. Крымскому корпусу пришлось выступить против 10-тысячного отряда мятежников в районе Салгирского ретраштемента и реки Карасу. 17 октября восставшие были разбиты Прозоровским на реке Салгир. Однако рассеянные мятежники еще некоторое время не складывали оружия, намереваясь через Перекоп прорваться в приднепровские степи и уйти в османские владения. 

 

Очередной мятеж случился в ноябре 1777 года, возглавленный переправившимся из Очакова новым претендентом на престол Селим-Гиреем III. Мятежные отряды сначала ускользнули от отрядов Райзера и Колюбакина, но затем в январе не выдержали столкновения с войсками талантливого генерала, троюродного брата фаворита императрицы П.С. Потемкина. После ряда боев, стычек и переговоров возмущение было подавлено только к весне следующего года. 

23 марта 1778 года Крымский корпус получил нового командующего — генерал-поручика А.В. Суворова. Спустя месяц территория полуострова была разбита на четыре территориальных округа, где войска размещались более чем в четырех десятках укрепленных пунктах, при которых имелось 90 артиллерийских орудий. 

В мае 1778 г. по «Указаниям» Суворова Крымскому корпусу, части и подразделения последнего распределялись по боевым участкам по побережью полуострова. Орловский полк был включен во второй территориальный округ, который охватывал юго-западную оконечность Крымского полуострова, имея штаб-квартиру в Бахчисарае. Орловцев подчинили третьей части округа, которая простиралась по линии Алушта-Шуя-Еникале-Зуя-Карасу-базар. Главные силы полка дислоцировались в фельдшанце в селении Зуя при 2-х орудиях, распределив гарнизоны числом в одну роту в Еникале и Шумском шанце (по одной пушке при каждой) и имея две роты в Алуште с одним медным 6-ти фунтовым орудием.    

Командующий неукоснительно требовал поддерживать в гарнизонах железную дисциплину, предписывая: « ..со здешними народами обходиться ласково, не подавая ни малейшего виду к предосудительным поступкам».

В июле и сентябре турки, под прикрытием орудий своей эскадры,   пытались высадиться в разных гаванях полуострова. Однако, их намерения всякий раз оказывались сорваны благодаря умелым маневрам Суворова и действиям резервной бригады генерал-поручика И.В. Багратиона (родственника героя 1812 года), своевременно прикрывавшей угрожаемые участки побережья. 10 марта 1779 года Россия и Турция подписали Анайлы-Кавакскую конвенцию. Под давлением Франции Россия обязалась вывести свои войска из Крымского ханства в обмен на признании законности пребывания Шагин-Гирея на престоле и гарантии турецкого невмешательства во внутреннюю политику своего бывшего протектората. Россия оставляла за собой право разместить в 6-тысячный гарнизон в Керчи и Еникале.    

Вывод российских войск из Крыма начался в марте 1779 г., когда Орловскому полку предписывалось прибыть в бригадный сборный пункт при Малом Карасу, оставив группы прикрытия в укрепленных шанцах. Собирая пехотные полки в сводные бригады, Суворов не преминул провести с ними ряд учений и военных маневров. При этом командующий выражал намерение оставить все полки бывшей ландмилиции — Белевский, Орловский, Курский, Тамбовский, Ряжский в гарнизонах, переданных России крепостей Еникале и Керчь из-за большей приспособленности их личного состава, которого он прямо называл «однодворческим», к условиям местного климата.   

Однако, замысел остался не реализован — вторая бригада корпуса, состоявшая из Орловского и Ряжского полков, выступив 1 июня из устья Малого Карасу, спустя неделю прибыла к Перекопу. При ханском дворе в Бахчисарае была оставлена музыкантская команда Орловского полка, видимо, заслужившая расположение правителя Крыма своими музыкальными и певческими талантами. Была ли музыкантская команда орловцев далеким предшественником т.н. «мусульманского батальона», охранявшего в 1979 г. столь же непредсказуемого правителя Афганистана ?    

В пользу отмеченной версии могут факты использования Орловского полка в решении весьма сложных замыслов русского командования. Помимо боевого опыта Бендер и Силистрии на счету орловцев было еще и молниеносное разоружение Запорожской Сечи. Орловский полк также был среди двух пехотных частей авангарда А.В. Суворова, первыми ступившими на крымскую землю четырьмя годами ранее. Однако, на сегодняшний день высказанная мысль может оставаться только догадкой историка.          

Отдельные группы Орловского и Днепровского полков выходили из своих бывших боевых участков последними, разрушая ранее возведенные укрепления. По просьбе Шагин-Гирея Суворов приказал прекратить уничтожение шанцев, которые предписывалось оставить лояльным России крымцам. 21 июня войска Крымского корпуса переправились через Днепр вблизи Кизкирменя, начав подготовку к инспекторскому смотру. Орловскому и Днепровскому пехотным полкам местом дислокации был отведен городок Збурьевск.       

Своими действиями русские войска, на два с лишним столетия предвосхитив операцию российских «вежливых людей» весны 2014 г., спасли жителей Крыма от назревавшей национальной катастрофы. Орловский полк, выполняя грамотные и безупречные приказы А.В. Суворова, стал живым щитом между различными этническими и конфессиональными сообществами Таврии, отношения между которыми были до предела накалены из-за происков османской агентуры и поспешных реформ хана Шагин-Гирея.  

Только июнь 1779 г. можно считать окончанием затянувшейся военной кампании Орловского полка за Новороссию, в которую, он наряду с другими частями Украинской дивизии вступил десятилетие назад. За это время воинская часть, в рядах которой сражались и уроженцы Орловского края, прошла славный боевой путь. Офицеры и солдаты Орловского полка достойно проявили не только в сражениях и походах, наиболее яркими из которых стали бои за Бендеры и Силистрию. Высокий воинский профессионализм и ратное мастерство были продемонстрированы орловцами при разоружении запорожского казачества и во время службы в Крымском корпусе. 

Православный монах об попытках насадить автокефалию на Украине
Юрий Котенок
Предпосылки таких жутких явлений, как скулшутинг
Отдел информации
Решится ли Синод РПЦ выйти за рамки решений Совета Безопасности РФ?
Отдел информации
Православные готовятся защищать святыни
Отдел информации
Врио губернатора привел чиновников в патриотический экстаз
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования