понедельник, 23 Июля, 2018

Подробно

Чингиз-хан ушел в себя

Олег Назаров
12.09.2017 - 07:27
Чингиз-хан ушел в себя

Визит в Россию президента Монголии Халтмаагийна Баттулги для участия в Восточном экономическом форуме уже принёс первые результаты. После посещения Восточного порта в пос. Врангель (Приморье) Баттулга продолжит обсуждать с российскими властями перспективы транзита монгольского угля через Россию на рынки других стран.

Уголь — весомая строка в бюджете Монголии. Наряду с редкоземельными металлами и минеральным сырьем, он является основной статьёй экспорта (46,8%).

После отказа Китая импортировать уголь из КНДР в ответ на ракетные испытания Пхеньяна Монголия существенно нарастила поставки угля в Поднебесную. Раньше монгольский уголь составлял 11% от всего китайского угольного импорта. Теперь монголы надеются превысить данный показатель.

Монголия — не имеющее выхода к морю государство, томящееся в тисках географического детерминизма. Она остро нуждается в выходе на внешнем рынки, куда могла бы поставлять не только полезные ископаемые, но и мясо, шерсть, кожи, изделия из кашемира.

Воротами в Азиатско-Тихоокеанский регион для Монголии может быть не только Китай, но и Россия. Российские порты привлекают монголов географической близостью и низкими тарифами грузовых ж/д перевозок. Через российское Приморье монгольские товары могут попадать в Японию, Южную Корею, Вьетнам, Филиппины, Таиланд и т.д.

Япония в этом списке стоит на первом месте. Улан-Батор и Токио неоднократно высказывались в пользу углубления сотрудничества перед растущим влиянием Китая. История делает сегодня неожиданный поворот, подтверждая высказывание, что в политике нет постоянных друзей, есть постоянные интересы.

Монголы и японцы забывают исторические обиды, попытки императорской Японией завоевать Монголию в годы Второй Мировой войны и наращивают темпы сотрудничества. Япония ценна для Улан-Батора своей четкой антикитайской позицией.

Сближением с Японией Монголия хочет уравновесит влияние Китая. Вот почему Улан-Батор заинтересован в развитии транспортной инфраструктуры, связывающей Монголию с российским Приморьем.

Монгольские власти успешно соблюдают баланс сил, в том числе, в идеологии. Развивая сотрудничество с Токио, монголы по-прежнему чтут память советских и монгольских воинов, сражавшихся на Халхин-Голе в 1939 г. и в войну с Японией в 1945 г. Памятники советским солдатам в Монголии не подвергаются атакам вандалов и не приговариваются к демонтажу, как в «цивилизованной» Польше или Прибалтике.

Нейтралитет Монголии — это нейтралитет во всем, от политики до идеологии. Улан-Батор отвергает такую модель взаимодействия с сильными мира сего, при которой Монголия могла бы превратиться в передатчика и пропагандиста чужих идей. Монголия не будет пропагандировать коммунистическую идеологию в угоду Китаю или идеологию либерализма в угоду США или ЕС.

Таким же образом Монголия не пропагандирует идеологию евразийства и евразийской интеграции (Таможенный Союз, ЕАЭС), хоть и не отказывается от сотрудничества со странами ЕАЭС. Монголы намеренно не спешат к членству в Шанхайской организации сотрудничества, довольствуясь статусом наблюдателя, потому что ШОС — это не только экономическая, но и политическая структура.

Улан-Батор открыт к сотрудничеству абсолютно со всеми, никому не перечит, не противоречит и старается все идеологические потоки и политические проекты свести к общему знаменателю, найдя выверенный баланс сил всех держав, чьё влияние присутствует в регионе.

Такая позиция выгодна не только самой Монголии, но и её соседям. Они знают, что Монголия предсказуема и не ввязывается в конфликтные проекты. Нейтральная Монголия для России — залог минимизации китайского влияния у российских границ. Монголия амортизирует это влияние, переводит его в конструктивное русло.

Для КНР Монголия — гарантия минимизации российского влияния. Несложно понять, что без Монголии отношения Пекина и Москвы имели бы более конфликтное течение. Китай — это конфуцианская страна-цивилизация. Россия — православное государство, с вкраплениями буддизма и ислама, которую называют евразийской цивилизацией.

Между ними — буддистская Монголия, ментально отличающаяся от конфуцианского Китая и евразийской России, и законсервировавшая это отличие, переплавив его в то, что называется теперь монгольским национальным характером.

У монгольско-российского партнёрства большие перспективы. Монголия хочет экспортировать в Иркутскую область и Забайкалье мясную и кожевенную продукцию, разработала проект «Степной путь», чтобы превратиться в соединяющее звено между странами ЕАЭС и китайским проектом Нового Шёлкового пути.

Для успешной реализации проекта «Степной путь» необходимо усовершенствование транспортной и энергетической инфраструктуры между Россией и Монголией. Недостаток инфраструктуры сдерживает темпы монгольско-российского сотрудничества.

Желание Улан-Батора экспортировать уголь через российское Приморье и по российской железной дороге указывает на востребованность любых проектов, направленных на экономическое оздоровление приграничных с Монголией регионов Дальнего Востока.

В связи с заявлениями СК по поводу генетических экспертиз
Андрей Мановцев
«…И свещаша убийство на ночь, якоже Иуда на Господа»
Александр Гончаров
Поминки польских профессоров наследниками их убийц
Семен Рудин
К 100-летию мученической кончины Царской Семьи
Андрей Мановцев
Бывшему послу США икнулась дружба с преступником
Николай Телепнев
Надежда Савченко не умрёт последней
Артем Дмитриев
Украинские боевики используют подлые методы УПА
Петр Иванченко
Крымский суд отправил в колонию украинского диверсанта
Тимур Тепленин
Полковник Ольга Корса об украинских «подарках» Донбассу
Юрий Котенок
Хочется ещё раз развеять мифы укроСМИ
Артем Дмитриев
Всемирный банк оценил состояние Украины
Отдел информации
Россия, Украина и ЕК обсудили возможность соглашения по спорам «Газпрома» и «Нафтогаза»
Борис Алексеев
Об этом предупреждает украинский экономист
Николай Телепнев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования