вторник, 30 Мая, 2017

Подробно

Старое искушение христиан

Алексей Алексеев
17.05.2017 - 11:23
Старое искушение христиан

Социальное государство и милостивая Церковь — две большие разницы.

Сегодня в христианской среде повторяется искушение уже бывшее в конце XIX — начале XX веков. Социалисты активно распространяют свои идеи среди христианского большинства, объясняя, что эти идеи имеют обоснование в учении Церкви. На самом же деле, это типичный диавольский обман. Смысл его заключается в том, чтобы злое дело, которое чем-то внешне похоже на доброе, объявить делом добрым по-существу. Никогда диавол не предлагает совершить чистое зло просто так, но всегда смешивает его с чем-то хорошим, всегда обосновывает, всегда называет весьма хорошим делом. Ну, не говорят исламисту, что он должен совершить зло ради шайтана, но всегда говорят, что добро ради Всевышнего и защиты своих ближних. Так и здесь, социалисты совершают подмену и смешение добра и зла.

Разница между социалистическим государством и Божьем замысле о человеческом общежитии такое же, как между кодексом строителя коммунизма и Декалогом, между получением партбилета и Крещением, между мумией Ульянова и мощами святых, между портретами Маркса и Энгельса и иконами, между первомайскими демон-страциями и крестными ходами на Пасху, между «единственно верным» марксизмом-ленинизмом и действительно истинным православным богословием и т.д., и т.п. Всё это принципиально различные вещи, хотя внешне они могут быть в чем-то похожи.
* * *
Господь Бог установил государственные власти и поставил перед ними задачи вершить правосудие и обеспечивать безопасность. Бурная экономическая деятельность, социальное обеспечение (в современном понимании), образование и, тем более, вмешательство в семейные дела, в сферу государственных дел не входили. Правосудие, по Божьему законоположению, состоит в том числе и в том, чтобы не нарушалась заповедь «не укради», а за её нарушение следовало бы наказание. Т.е., защита частной собственности является прямой обязанностью государства.

Господь Бог — есть Бог Вседержитель и Промыслитель, Он есть реальный источник богатства всех людей и стран, Он распределяет все земные блага, Он раздает их неравномерно, именно Его действия являются причиной экономического неравенства (почему государственная уравниловка всегда обречена на провал). И поступает так Господь ради блага людей: чтобы богатые добровольно делились с бедными, а бедные за это были им благодарны и молились за своих благодетелей (в итоге и богатый спасается, и бедный).

Для того, чтобы люди после грехопадения общались между собой, сохраняли зачаток любви, между ними должна была быть какая-то зависимость (финансовая или какая-то ещё). Если бы падшие люди были полностью самодостаточны, то они бы уподобились сатане в своей гордыне и эгоизме, отвергли бы и ближних, и Бога. А когда неравные между собой люди нуждаются друг в друге, когда они дополняют друг друга — тогда они начинают взаимодействовать друг с другом, начинают помогать друг другу, что, в конце-концов, может перерасти в любовь. Даже вынужденное взаимодействие, как минимум, приостанавливает зло, сдерживает конфликты между людьми. Неравенство в целом — это скорее неотъемлемое свойство нашего мира, премудро установленное Творцом, а вовсе не то, что нужно разрушить, как требуют коммунисты (а точнее диавол, стоящий за ними).

Когда общие дела перерастают в христианскую любовь, тогда, как следствие (а не цель!), естественным путем может происходить некоторое сглаживание экономического неравенства (хотя и не исчезновение), которое само по-себе не является ни злом, ни добром. В Священном Писании много говорится о необходимости помощи нищим (можно даже сказать об избавлении их от бедности), но не говорится о необходимости равенства. Избавить от бедности и сделать равным — это не одно и тоже (можно быть равным в бедности, как было в СССР). Господь не ставит цель равенства, но требует помощи нищим.

Поэтому Господь дает заповеди христианам, чтобы они помогали ближним (и в особенности своим единоверцам), поэтому в Церкви существует взаимопомощь. А главным условием этой заповеди является добровольность помощи: «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2Кор.9:7). Ведь добрым является только добровольное дело, только такое дело будет вознаграждено Богом. И заметим, когда Господь говорит о милосердии, то Он обращается не к государственным властям, а к отдельным людям, к христианам, к Церкви (т.е., к частному негосударственному объединению людей). А от государственных властей Он требует лишь правосудия и безопасности: «Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения» (Ис.10.1). Не сказано, что горе тем, которые не выплачивают социальных пособий язычникам, кто не национализируют природные богатства (вообще-то Божьи — земные богатства принадлежат Ему по праву творения, они вовсе не «государственные» или «народные»), не печатает много бумажных денег, не устанавливают МРОТ на уровне N тысяч рублей и т.п. Таково установление Божие о человеческом общежитии и государстве, в частности.
* * *
А чего добиваются социалисты? Все они требуют передела собственности и попрания прав частной собственности, а своей целью видят всеобщее равенство (прежде всего, имущественное). Различаются предложения социалистов по степени радикальности: от увеличения части изымаемых доходов у граждан (для текущего перераспределения) и большего ограничения прав частной собственности до полного обобществления имущества (лишение всех всего имущества) и уничтожения права частной собственности как такового. Способ достижения целей у социалистов, в реальной жизни, один: «отобрать и поделить».

Нетрудно заметить, что идеи социалистов принципиально отличаются от замысла Божьего, хотя они и имеют некоторое внешнее сходство (в основном демагогического характера). Реальная общность заключается в том, что и там, и там имущество должно переходить из одних рук в другие. Всё. На этом сходство, по-существу, заканчиваются.

Церковь говорит о добровольности передачи своего имущества — социалисты принудительно отбирают чужое имущество. Церковь призывает давать другим — социалисты забирают себе (или в том, числе для себя). Церковь предоставляет право самим людям определять способ и меру помощи ближним — социалисты определяют за других, что и в каком объеме у них же забрать (и что из этого передать третьим лицам). Церковь обращается с призывом к отдельным лицам — социалисты распространяют свои требования на всё государство, на всех людей. Церковь напоминает государственным властям о справедливом суде — социалисты требуют, чтобы государство занималось не только правосудием, но и экономической деятельностью, занимая в жизни людей всё больше и больше места. Церковь защищает право частной собственности («не укради») — социалисты попирают и уничтожают его. Церковь говорит об искоренении бедности — социалисты о достижении равенства. Церковь ставит целью любовь — социалисты ставят целью равенство и имущественное благополучие. Церковь видит передачу имущества лишь одним из средств достижения любви — социалисты смотрят на передачу имущества как на способ достижения имущественного равенства, т.е., имущественный передел превращается в самоцель. Церковь говорит о спасении и вечной жизни — социалисты об материальном благополучии на Земле.

Если резюмировать, то можно выделить главные линии разграничения между социализмом и христианскими идеями в области человеческого общежития: цель, способ достижения и актор (действующее лицо). В христианстве: цель — любовь, способ — добровольная помощь, актор — частное лицо, которое может добровольно помочь ближнему. В социализме: цель — равенство, способ — грабеж и насилие, актор — государство (чиновники) и всё население, которое обязано отдать грабителю-социалисту свою собственность.
* * *
Казалось бы разница очевидна, но как тогда социалистам удается влиять на христиан? Почему и как некоторые христиане защищают чисто социалистические идеи и устои, даже если они формально отрицают социализм?

Почему — это скорее вопрос духовного характера, который выходит за рамки затрагиваемой темы. А вот понять как они защищают, т.е., оценить распространенные доводы в защиту социалистических идей можно и нужно.

При всей очевидности различия основным доводом является простое воспроизведение социалистической подмены и обмана. Т.е., заявляется, что социализм — это одно и тоже, или о том же самом, или имеет один корень, или очень близок к христианским идеям и т.д., и т.п. Делается это на основании некоторого внешнего сходства и демагогии. Социалисты, при обосновании своих действий, заповедь о милосердии, обращенную к отдельным личностям, неправомерно переносят в разряд обязанностей государства (общества) целиком и трактуют эту обязанность как им угодно («государство должно заниматься социальной сферой»), а способ исполнения заповеди (добровольную помощь) заменяют грабежом и делением награбленного. Социалисты требуют «милости» от других, а в Церкви всё наоборот — не другие должны давать тебе, а ты должен помогать другим. Внешне, может быть, и похоже, но на самом деле абсолютно разные вещи — и по замыслу (цели), и по способу реализации. Об этом, в общем, сказано выше.
* * *
Далее, одним из самых распространенных доводов является демагогический прием, затрагивающий эмоции слушателей. Он состоит в апелляции к сложившейся ситуации — мол, если сейчас государство перестанет заниматься социальным обеспечением (или социальной сферой вообще), то люди начнут голодать, умирать, начнется бунт, все рухнет и т.п., и поэтому нужно государственное социальное обеспечение только увеличивать, а всех, кто выступает против, объявить жестокими провокаторами, желающими зла бедным людям и ставящими под угрозу «стабильность» общества.

Действительно, если полностью зависимых от государства людей (которых таковыми сделали социалисты) лишить социальной поддержки государства, т.е., их единственного дохода, то им, конечно же, станет плохо. Кто спорит! Тоже самое касается любой де-факто монопольной деятельности государства в социальной сфере — от образования до медицины.

Только выводы из этого печального факта зависимости, который социалисты ставят себе в заслугу, делаются удивительные — зависимость от государства трогать нельзя, нужно и дальше идти в том же направлении. Из вполне истинного предположения делаются ложные выводы.

Но, во-первых, никто не предлагает лишать зависимых от государства людей их единственного дохода (или того, что они получают от государства), ничего не давая взамен. Если государство взяло на себя обязательство перед этими людьми, раз оно сделало так, что у них ничего кроме социальных пособий нет, то оно должно исполнять взятые на себя обязательства — иначе будет обман.

Во-вторых, и это главное, если мы говорим о социалистических идеях и христианстве, то разговор должен идти не о текущей ситуации, а об устройстве общества, которое может соответствовать христианским идеалам. Текущее положение, т.е. большое социальное государство совершенно не отвечает этим идеалам. Из этого состояния нужно выходить, если мы желаем жить в стране с более-менее христианской государственностью. Однако, вопрос КАК выходить необходимо рассматривать отдельно от вопроса К ЧЕМУ мы должны стремиться.

Социалисты совершаются подмену затрагиваемых вопросов. Вместо обсуждения соответствия христианским идеалам самой практики государственных социальных пособий (и всей государственной деятельности, называемой «социальная политика») они обращают взор неподготовленной публики на последствия, которые произойдут здесь и сейчас, если отменить социальные пособия (или деятельность государства в какой-то социальной области), ничего не предложив в замен. Это как при обсуждении рабовладения заявить, что если рабов перестанут кормить их хозяева, то они умрут с голода, и поэтому нужно рабство поощрять. Конечно умрут! Но из этого никак не следует, что рабовладение хорошо и его нужно поддерживать. В общем, это обычная демагогия.

Итак, что можно ответить на такой нечестный прием? Во-первых, как уже было сказано, необходимо разделить практический вопрос о текущем положении от теоретического вопроса о соответствии социалистических идей и практик христианским идеалам.

Необходимо заявить, что государство, по замыслу Творца, не должно заниматься социальной сферой — это область деятельности частных лиц и сообществ (к примеру, Церкви), самих граждан. При этом, текущая практика социального государства, вмешательства государства в социальную сферу является порочной, поскольку основана не на добровольности, а на принуждении и иной несправедливости.

Принуждение заключается, с одной стороны, в том, что, деньги на социальную сферу изымают у граждан в принудительном порядке; а с другой стороны, в том, что государство само определяет, что является «социальными благами» (например, аборты за гос.счет), обязывает пользоваться предоставляемыми «социальными благами» (например, обязательное гос.образование по гос.стандарту) и препятствуют частной альтернативе.

Несправедливость, помимо принуждения, заключается во всеобщности и равенстве (уравниловке), когда за чужой счет оплачиваются медицинские, образовательные услуги, организуется социальное обеспечения лицам, которые, например, являются открытыми врагами государства и Церкви или которые, разрушают богатство страны и окружающего населения (преступники-рецидивисты). Почему кто-то должен оплачивать лечение содомита или наркомана, который даже не собирается бросать свои беззакония? Почему за счет воевавших добровольцев, молодых русских воинов, должен устраиваться быт тех жителей столицы, которые их считают террористами и международными преступниками? Почему православные христиане должны оплачивать социальные блага воинствующим безбожникам (тем же сталинистам) и радикальным исламистам, которых только страх перед тюрьмой сдерживает (и то не всегда) перед физическим уничтожением христиан? В идеале, всем нужно помогать, — но в этом же идеале все хотя бы не считают тебя врагом и не стремятся тебя уничтожить. Если кто-то за «всеобщую помощь», аргументируя это вырванными и самовольно трактуемыми цитатами из Библии, то может он желает, чтобы наша страна начала материально помогать, например, Украине, Саудовской Аравии или Афганистану? Отдача рубашки своему грабителю и убийце — ещё можно посчитать личным добрым поступком (хотя он вовсе не обязателен!), но спонсирование и поддержание на государственном уровне тех, кто желает это же государство уничтожить, является просто самоубийственной шизофренией.

Нужно отличать отношение к личным врагам от государственной политики. Никто не спорит с тем, что прощение личных врагов не означает того, что солдаты не должны защищать свою страну на войне. Если во внешней политике полная абсурдность «всеобщей и равной помощи» прекрасна ясна, то во внутренней политике это же считается отличной идеей, имеющей «основание» в Библии, что, конечно, не так. Кто-то хочет помогать всем без разбору? Пожалуйста! Только пусть он помогает за свой счёт, из своего кармана, а не предлагает это делать за счёт других людей, на государственном уровне.

Во-вторых, можно затронуть суть возражения («если отменить социалку, то будет плохо»), которое хотя и уводит от обсуждаемой темы, но всё же требует своего ответа. Вначале необходимо сказать, что государственная социальная политика неэффективна, не справляется с декларируемыми задачами и вредит экономике (почему социалисты постоянно и требуют её увеличения). Неэффективна — по сравнению с частными объединениями, занимающимися социальной деятельностью. Вредит экономике — потому, как является вмешательством государства в экономику (отнимая и перераспределяя деньги населения). А вред экономики создает ещё больше нуждающихся в социальном обеспечении и «заботе» со стороны государства, что ведет к ещё большему росту социального обеспечения (за счет всего населения), что означает вновь нанесение вреда экономике — и так далее по спирали, до краха этой «социальной пирамиды».

Далее. Необходимо заявить, что никто не предлагает просто «отменить», ничего не дав взамен. Государственной социалке есть альтернатива в виде частной системы социального обеспечения. «Государству благосостояния», «социальному государству» нет и ста лет. Тысячелетия человечество жило, развивалось без государственного вмешательства в социальную сферу и ничего не случилось. Мы забываем, что те же больницы, как учреждения, были созданы Церковью. До XX века, социальной сферой успешно занималась частные лица и Церковь, несмотря на все удары по материальному состоянию со стороны государства (в виде изъятия церковных земель, например). Вместо государственной системы необходимо создать частную систему, основанную на добровольности.

Необходимо дать возможность людям самим позаботиться о себе — например, не изымать у них 1/3 от заработной платы, не оплачивать убийства детей (аборты), которые могли бы их прокормить в старости, не мешать создавать частные школы и больницы и т.д.

И, наконец, необходимо поставить вопрос о самом появлении лиц, которые оказываются «нуждающимся» в социальном обеспечении. Во-первых, нужно определить, кто действительно нуждается, а кто нет. Сегодня во многих странах, «нуждающимся» оказываются содомиты, нелегальные мигранты и женщины, собирающиеся убивать своих детей в утробе (через аборты). Таких и подобных им лиц необходимо просто исключить из категории «нуждающихся». Если перестать их поддерживать через государственное социальное обеспечение, то ничего страшного не случиться, — наоборот, будет произойдет оздоровление общества. Во-вторых, необходимо заявить, что при практике социального государства происходит вред экономики и увеличение числа «нуждающихся», о чем сказано выше. Если отменить такую практику, то произойдет оздоровление экономики, у людей появиться больше материальных средств и, в итоге, самих «нуждающихся» в государственной (или частной) системе социального обеспечения станет меньше.
* * *
Далее идут доводы по каждому отдельному поводу или случаю. При их упоминании приводятся свои особые аргументы для христиан в пользу той или иной социалистической идеи или её реализации в жизни. Эти аргументы также зачастую носят демагогический характер, являются смысловыми подменами и уловками.
* * *
Пенсии. Все что было сказано выше о социальном обеспечении напрямую относится к современной пенсионной системе. Если резюмировать: существующая система несправедлива, как и любая другая социалистическая практика «отнять и поделить». Несправедливость заключается в способе формирования пенсионного фонда и определении получателей средств из него: сегодня происходит принудительное отнятие средств у всего работающего населения, которые идут на всеобщую раздачу пенсионных пособий, основанием для которых служит возраст человека, но при этом не принимается во внимание его текущая и прошлая деятельность (помимо «трудовой»).

В обоснование существования такой системы приводят тот факт, что в христианской среде существовала (и существует) система взаимопомощи, а также то, что существуют заповедь милосердия.

Но этот аргумент совершенно не является обоснованием для государственной пенсионной системы, тем более в нынешнем виде. Из верного, самого по себе, факта (добровольная социальная поддержка в Церкви есть и заповедь о милосердии существует) никак не следует необходимость и положительная оценка государственного социального обеспечения. Церковь (частное сообщество) — это Церковь, государство — это государство. Добровольная поддержка — это одно, принудительные отчисления — это другое. Помощь христианам — это одно, поддержка врагов Церкви и государства — это другое. Из первого никак не следует второе.

В христианском государстве, во-первых, вместо государственной системы всеобщего пенсионного обеспечения должна быть частная система, построенная на добровольном принципе; а во-вторых, основной целью государственной политики (на переходном этапе от существующей практики) должно стать создание таких условий, при которых люди достигшие пенсионного возраста не будут зависеть от государственной помощи (т.е. сама потребность в государственных пенсиях должна исчезнуть).

Вместо постоянного закабаления пожилых людей необходимо сделать так, чтобы они не нуждались в помощи со стороны государства. И это, кстати, вполне возможно сделать при монархии, но очень затруднительно при демократии, когда правящей демократической верхушке нужны голоса пенсионеров-избирателей. При выборной демократии властям выгодно заниматься «социальным обеспечением» пожилых людей, которые таким образом становятся зависимыми от них; и совершенно не выгодно иметь избирателей, финансово независимых от них, т.е. от государства.

А самим христианам нужно полагаться не на «заботливое» государство, а на Бога и свою семью, своих детей, как верно об этом говорит протоиерей Олег Стеняев: «Нормальному христианину не нужны никакие пенсионные фонды. Слышите, православный христианин, православная христианка, твой пенсионный фонд — это твои православные дети, которые о тебе позаботятся, если они у тебя, конечно, есть. А вы доверяете заботу о себе государственным пенсионным фондам, каким-то мошенникам, неизвестным вам людям. Дети должны о вас заботиться. А если вы их убили, то непонятно, кто о вас будет заботиться в старости».
* * *
Равенство. Хотя, само по себе, равенство — нейтрально, но всеобщее приложение равенства — вовсе нет. Всеобщая идея равенства является абсолютно антихристианской. Одним из её проявлений является равенство (равномерное и всеобщее распределение) социального обеспечения, в т.ч. упомянутых выше пенсионных пособий. Но Бог создал мир неравным и всех людей неравными, — поэтому уравниловка во всем всегда и несправедлива, и невозможна. Абсурдность уравниловки, на примере всеобщности социальных пособий, была отмечена выше.

Христианам же необходимость равенства пытаются навязать с помощью некоторых, вырванных из Библии, цитат. Например, для обоснования государственного (!) равного принудительного перераспределения (!!) благ приводят следующие слова апостола Павла из второго послания к Коринфянам: «Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность. Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность».

О том, что совершенно невозможно переносить слова из Писания, обращенные к христианским общинам (церквям), в которых говорится об исключительно добровольных действиях, на все государственное устройство, в оправдание принудительных, грабительских практик, — об этом много и подробно сказано выше. И этого вполне достаточно, чтобы отвергнуть приведенную цитату, в качестве доказательства социалистических идей.

Но апостол Павел действительно говорит о некоей «равномерности». О чем идет речь? Для того, чтобы понять о чем на самом деле здесь говорится, необходимо обратиться к святоотеческому толкованию. Вот как изъясняет эти слова учитель Церкви, святитель Иоанн Златоуст: «Что же хочет он сказать? "Вы богаты деньгами, а те чистотою жизни и дерзновением к Богу. Итак, дайте им от ваших имений, которых у вас обилие, а они не имеют, чтобы самим получить от них взамен дерзновение к Богу, в котором они богаты, а вы ощущаете недостаток". <...> Сам же продолжает пока предположенное и сообразное с его целью увещание, присовокупляя, что, по-видимому, и следовало сказать: "чтобы была равномерность" (яко да будет равенство в нынешнее время). Как же будет это равенство? Так, что "мы и они будем взаимно уделять друг другу избытки, и восполнять недостатки". Но какое тут равенство – за плотское платить духовным? Ведь последнее много превосходит первое. Почему же называет это равенством? Он назвал это равенством только в отношении или к избытку и лишению, или к настоящей жизни, почему, и сказав: "равенство", присовокупил: "в нынешнее время". А сказал это для того, чтоб низложить гордость богатых и показать, что, по отшествии отсюда, жившие духовно будут иметь более преимущества. В настоящей жизни все мы во многом равночестны; но тогда произойдет большое разделение, окажутся величайшие преимущества, потому что праведные воссияют светлее солнца. Потом, так как он показал, что (коринфяне) не только дают, но и сами взаимно получают еще большее, то хочет и другим образом возбудить их усердие, показывая именно, что если они не уделят своего другим, не больше будут иметь у себя, хотя бы и все забрали».

Тоже излагает и святитель Феофилкат Болгарский: «Как будет равенство? Если и вы и они будете взаимно уделять друг другу избытки и восполнять недостатки друг друга. Но какое равенство — за плотское давать духовное? Здесь, разумеется, равенство не в отношении к ценности или бесценности подаваемого и взамен получаемого, но в отношении к избытку и лишению: вы подаете от избытков своих, и они подают от избытков своих; и опять: вы получаете то, в чем нуждались, и они получают то, в чем нуждаются. Равенство это всецело относится к настоящему времени, а что в будущем веке, то имеет великое преимущество пред подаваемым».

Такое же понимание предлагает и святитель Феофан Затворник: «С первого раза представляется, будто у Апостола такая мысль: ныне вы в достатке, а те в бедности; итак, передайте им свои избытки и покройте их бедность. В другое же время, когда Бог их благословит и они будут в довольстве, они от своих избытков вам помогут, если случится вам быть в лишениях. Но нельзя полагать, чтоб у Апостола была именно такая мысль, ибо так никогда почти не бывает, да и те, которые дают другим, совсем в мысли не имеют такого равного здесь воздаяния. И что за побуждение и за утешение: будете и вы бедны?! Потому надо полагать, что в словах: да и онех избыток будет в ваше лишение кроется мысль, чтоб и их избыток не будущий, а теперешний, восполнил ваше лишение. В каком отношении? – Не иначе, как в отношении к духовному богатству. Вы богаты вещественным, а те богаты духовным. Дайте им, чем избыточествуете, и в замен получите то, чем они избыточествуют. То есть вы дадите вещественное, а получите духовное. Так разумеют все наши толковники».

Таким образом, апостол Павел говорит вовсе не о равном перераспределении материальных благ, а о неравном (!) обмене материального на духовное. А сама «равномерность» относится не к балансу между сторонами обмена, а к внутреннему богатству сторон — чтобы у каждой стороны было и материальное, и духовное в равной мере, чтобы не было недостатка в чем-то из этого. Из этой цитаты совершенно невозможно вывести того, чтобы материальное равенство было поставлено некой целью. То, что лица, которые должны пребывать в союзе любви, как проявление этой любви, должны добровольно помогать (от своих излишков) своим братьям, которые имеют в чем-то нужду — это правда, и никто с этим не спорит. Об этом и говорит апостол Павел. Но стремление к материальному равенству в государстве из этого никак не следует.

Также необходимость равенства пытаются обосновать тем фактом, что Господу угодно, чтобы богатые делились (добровольно) с бедными. Но ведь из этого никак не следует ни то, что богатых нужно теперь грабить (и отдавать часть награбленного бедным), ни то, что всех нужно сделать равными в материальном отношении! Одно из другого вообще никак не вытекает.
* * *
Государственное образование. Во-первых, существующая система государственного образования является вполне социалистической практикой и соответственно все несоответствия и противоречия христианскому идеалу, которые есть у всех социалистических практик, касаются также и самой системы гос.образования. Это и отсутствие добровольности при формирования источника финансирования образования, и различная уравниловка (от всеобщности до уравниловки по возрасту и полу), и принуждение, и, в данном случае главное, неправомерное присвоение государством функции образования и воспитания, которые по праву принадлежат исключительно родителям и Церкви.

Во-вторых, как следствие вышесказанного, государственное образование фактически приносит ядовитые плоды. В светском государстве образование де-факто является атеистическим (ОПК — не более, чем слабый культурологический проект) и учебные дисциплины построены на этом: от истории и биологии с «миллионами лет» и «эволюцией» до физики с «большим взрывом».

Существующее государственное образование фактически способствует разложению нравственного и религиозного чувства у детей — как известно «с кем поведешься, того и наберешься», а в государственных школах ребенок вынужден на протяжении 10 лет (!) находится в окружение заданного безбожного (в большинстве своем) преподавательского состава и окружающих одноклассников, которые далеки от благочестия. Как следствие, большинство современных подростков именно в государственной школе получают свой первый опыт употребления алкоголя, сигарет и наркотиков; и именно в период обучения в старших (выпускных) классах многие даже воцерковленные подростки перестают посещать храм Божий, о чем прекрасно знают православные священники.

Государственное образование крайне неэффективно и полностью оторвано от окружающей реальности — хоть в образовательной программе, хоть в пресловутой «социализации» и воспитании. Современному государству нужны покорные граждане, встроенные, как винтики, в государственную машину — именно на это в реальности направленно государственное образование. Это (и все указанное выше) абсолютно чуждо христианскому понятию о человеке и, соответственно, о его образовании и воспитании.

О проблемах современного государственного образования можно говорить очень долго и очень много, поэтому изложить все тезисы и аргументы по этой теме в статье просто невозможно. Для нас главное зафиксировать: во-первых, гос.образование является по-существу социалистической практикой и, соответственно, противоречит христианскому идеалу; и во-вторых, гос.образование приносит смертельный плод, что противно замыслу Божьему о человеке и его образовании.

Для оправдания гос.образования приводят различные аргументы. В рамках данной статьи, изложить все аргументы также не представляется возможным, но отдельные доводы все же следует разобрать.

Одним из аргументов является апелляция к действиям православных государей Российской Империи в XIX-XX вв. — мол, при них было начата практика подобная (или тождественная) современному всеобщему гос.образованию. Но, во-первых, сама по себе апелляция к действиям тех или иных лиц не является доказательством того, что эти действия согласны с христианскими идеалами. Так, существовавший в XIX-XX вв. Синод вместе с Обер-прокурором совершенно не отражал христианского положения об управлении Церковью, хотя он был практикой, которую де-факто поддерживали вполне православные императоры.

Во-вторых, начальным образованием в XIX-XX вв. занималась Церковь с её церковно-приходскими училищами и школами (более 40.000 церковных заведений к 1914 г.). А в земских школах, подведомственных Министерству народного просвещения, преподавали православные учителя, образовательный процесс шёл с учетом всех православных праздников, а образовательная программа не была построена на безбожии. Сравнивать государственное образование в светском государстве с образованием в православном государстве, в котором огромную долю занимало частное образование, в высшей степени некорректно.

В-третьих, не стоит забывать за чей счет содержались школы в Российской Империи. С одной стороны, многочисленные церковные учебные заведения содержала сама Церковь (церковное имущество было отлично от государственного), т.е. содержало частное сообщество, а вовсе не государство. С другой стороны, земские школы во многом содержались за счет частных благотворительных обществ, крестьянских обществ, частных лиц и опять же Церкви. Например, в Санкт-Петербурге к 1914 г. действовало более 50 частных благотворительных обществ, целью которых была помощь учащимся. Также нельзя забывать, что в Российской Империи была монархия и царскую казну, из которой выделялись средства земским школам (не более 20-40% в разный период), по-сути, также можно считать собственностью государя (хотя она и отличалась от его личной собственности), поскольку он и распоряжался этой казной, не случайно государь Николай II в переписи назвал себя «хозяин земли Русской». Поэтому сравнение ограниченного финансирования из казны при монархии с полным финансированием из бюджета при демократии — также некорректно.

Следующим аргументом является «невозможность» и «неэффективность» домашнего образования (по сравнению с государственным) в современных условиях. Но, во-первых, когда идет речь о гос.образовании, то ему противопоставляется частное образование вообще, а не только одна из её форм, в виде домашнего (точнее — семейного) частного образования. Например, частные православные гимназии не являются формой семейного образования, но они и не являются формой государственного образования. Когда говорят, что в домашних условиях нельзя обучить физика-ядерщика, то с этим можно согласится. Только какое это имеет отношение к частному образованию, в целом? И физика-ядерщика, и врача прекрасно можно обучить в частном университете. Противопоставление семейного и государственного образования, при умолчании о частном образовании в целом является поверхностной демагогией.

Во-вторых, такие разговоры про домашнее образование являются голословными. Практика домашнего образования говорит о том, что дети, при существенном сокращении дневного учебного времени, осваивают общеобразовательную программу за более короткий период, чем сверстники в государственных школах. Есть реальный пример, когда православный человек перевел своего ребенка на семейное образование: занятиям отводилось 2 часа в день (вместо 6 часов в гос.школах) — так вот, они прошли годовую учебную программу за 3 месяца, успешно сдали экзамены (к сожалению, государственные) и официально перешли в следующий класс! Такая вот «неэффективность», на которую «нет времени» родителям. И ничего удивительного здесь нет — одно дело обучать одновременно 20-30 человек, другое — 1 человека.

Не случайно, одним из главных сторонников перехода на семейное образование у нас является протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель Патриаршей Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Вот его рекомендации: «Переходите на домашнее воспитание и образование, оно эффективнее, дешевле, воспитание детей будет в ваших руках. <...> Оно эффективно и проверено американским и европейским опытом. Советские люди думают, что без школы нельзя. Можно, и гораздо лучше будут знания».

Ещё одним доводом за государственное образование является сохраняющаяся потребность государства в образованных кадрах, как будто, если не станет гос.образования, то не будет (или не может быть) вообще никакого образования и соответственно образованных кадров. Это довод из разряда разобранного выше демагогического приема про «ужасные последствия» отмены государственного социального обеспечения. На самом деле, никто не предлагает просто взять и ликвидировать систему гос.образования, ничего не предложив взамен. Вместо гос.образования необходимо создать более эффективную систему частного образования. Частные университеты США из «Лиги плюща» (Гарвард, Принстон, Йель и др.) являются самыми престижными и лучшими университетами во всем мире. Частные колледжи Великобритании (Итон, Рагби, Хэрроу и др.) и различные католические школы-интернаты континентальной Европы являются, в свою очередь, лучшими школами в мире. В качестве успешного опыта в России, можно привести частную православную гимназию Святителя Василия Великого, расположенную в Одинцовском районе Московской области. Говорить здесь о какой-либо неэффективности и ущербности по сравнению с государственными заведениями совершенно не приходится.
* * *
Подведем итоги. Социальное государство, как лайт-форма социалистического государства, не является христианским идеалом государственного устройства на Земле. Более того, оно ему прямо противоречит. Социальное государство и милостивая Церковь — это две большие разницы. Социалистические идеи и христианские заповеди — абсолютно различные предметы. Все это простые факты, которые должен знать любой православный христианин.

Владислав Гулевич
Виктор Остапенко
Алексей Сокольский
Константин Щемелинин
Александр Гончаров
О новом издании книги Леонида Решетникова "Вернуться в Россию"
Ирина Логвинова
24 мая 1800 года был похоронен выдающийся полководец России
Петр Мультатули
«Прикровенная» форма бесовщины, пришедшей в Россию
Наталья Иртенина
Святые Империи
Александр Гончаров
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования