среда, 22 Февраля, 2017

Подробно

Игры разума рождают чудовищ

Алексей Сокольский
25.12.2016 - 01:58
Игры разума рождают чудовищ

Живет в России журналист. Известный и привечаемый на телеканалах, радио и в иных СМИ. Его зовут Максим Шевченко. И говорит он правильные речи: о вырождающемся Западе с его содомией, о либерализме, о самобытном пути России и т.д.  

Но вот он, казалось бы, ни с того, ни с сего наехал на РИСИ (Российский институт стратегических исследований) и руководителя его Решетникова Леонида Петровича. Что это такое? Бей своего, чтобы чужой боялся? Или все же не своего? И какие эпитеты-то Шевченко подобрал: «православный имперец» (в кавычках, видимо коробит нежную журналистскую душу Православная Империя!) и «имперо-нацист в генеральских чинах».  

Любопытно. Так обзывают только врагов. Но ведь Решетников в своих выступлениях защищает, именно, самобытный путь России и является категорическим противником Запада. Явно что-то здесь не срастается. 

А кем же, собственно, является сам Максим Шевченко? Вот, что он пишет о себе самом: «Я пришел в Церковь в середине 80-х под влиянием людей, сидевших в тюрьмах за христианскую веру (православного Огородникова, католика Сваринскаса, баптиста Федотова), и всегда буду против тюремных сроков за слова и убеждения. Пусть даже противоречащие моим».  

Следовательно, по утверждению Шевченко, он — православный христианин. Надо же верить тому, что сообщает сам человек. Но разве может христианин произносить: «Аллах акбар! Иншалла!», пусть и на похоронах мусульманина и, возможно, доброго знакомого?  

Мусульмане имеют абсолютное право исповедовать свою религию и совершать свои обряды в России. И православный христианин, если его пригласили на похороны, может там присутствовать. Это нормально. Однако, вот произносить священные для ислама слова — это уже отказ от Православия, как ни крути. 

И еще возникает вопрос: «А почему Шевченко является желанным гостем на «Эхе Москвы»? Ведь эта радиостанция давно почитается как рупор столь нелюбимого им западного либерализма?». Не ради ли вот таких фраз: «О том, что приговор Варваре Карауловой следует из приговора «Pussy Riot» о том, что… Ну, я не буду повторять всякие нюансы литературные, достаточно грубые для эфира, но интересные с интеллектуальной точки зрения, что это, мол, вброс такого консервативного образа, гиперконсервативного в консервативное пространство, которое возникло на процессе «Pussy Riot», когда возникло такое пространство скреп и большого духовного большинства. И, вот, решили, как бы, дать приговор Варваре Карауловой, чтобы сделать еще более радикально консервативный, противопоставить современному консервативному. Потому что либерального нет ничего. Попискивают разгромные либеральные хомяки, там, мыши, понимаете, тихонечко. Нету никакой либеральной оппозиции.

Но какая-то нужна…» 

Честно говоря, от отсутствия либеральной оппозиции русскому человеку не жарко и не холодно. А Варвару Караулову, возможно, жалко. И приговор, может быть, излишне жесток. Но причем здесь «Pussy Riot»? Ситуация совершенно другая.  

Но почитаем, что тот же Шевченко писал 19 и 20 августа 2012 года: «Приговор трем плясуньям – постыдный, неадекватный, жестокий и главное… беспредельно глупый. Система публично высекла себя перед всем миром…Подметали бы они улицы – об этом умоляли Систему с самого начала все, и либералы, и враги либералов, и священнослужители – над пусями самими бы смеялись до упаду. Что может быть смешнее – ниспровергательницы морали с метлами в руках!.. Православные люди были и остаются оскорблены действиями плясуний и их промоутеров. Храм – в том числе и мемориальный Храм Христа Спасителя – несмотря на сомнительный порой моральный облик иных священников, несмотря на то, что в его подвальных или иных помещениях или вокруг него порой происходит городская и порочная светская жизнь – место личного глубокого молитвенного переживания для каждого.

Во время службы люди, хоть и молятся за Патриарха, страну, воинство, благорастворение воздухов, за тех, кто строил храм и за всех христиан, переживают все, что происхоит в храме сугубо лично, не как «члены РПЦ», а как община верных тому, что их привело именно в храм. 

В этом дурацкая ошибка плясуний (если только они не хотели в принципе плюнуть в душу всем верующим): критика Патриарха и власти вне похабного поведения в храме – доходчивее и живее была бы для ума и сердца каждого верующего. Теперь «Богородица, Путина прогони!» стала усилиями Системы (суда, госпропаганды, омона) – не просто песенкой неудачниц из панк-группы, а гимном единой оппозиции… Похоже, Системе не нужна Россия – она навязывает нам образ всенародного приятия приговора трем молодым женщинам за всего лишь оскорбительное для православных поведение в храме. Но за это, повторю, православным было достаточно подметания метлой вокруг храма. Система пытается спрятаться за православных. Но православные не должны ей верить. 

Система – с пьяными игуменами на спорткарах и гелендвагенах, с роскошью суперхрамов в элитных поселках, с «солидным Господом для солидных господ», с Великим Инквизитором. А не с верой и Христом…»

Как хотите, но это не рассуждение православного христианина. В храме было совершенно кощунство. За подобные выходки придавали анафеме и хоронить запрещали после смерти на церковном кладбище. Если бы «девочки» разбили витрину магазина, то тогда бы их стоило отправить подметать улицы. А тут — откровенное и наглое кощунство.  

И как же в комментарии не обойтись без «пьяных игуменов»? Нельзя что ли? Не поймут? Да только кто не поймет? И во всем опять виновата Система. А личная совесть человека где? А вера где? О ней не рассуждает Шевченко. И ниже выдает перл: «Хочу вспомнить под конец историю с другой песенкой, пропетой русскими мальчиками из все того же Московского университета во время пирушки в 1834 году. 

Русский император

В вечность отошел,

Ему оператор

Брюхо распорол.

Плачет государство,

Плачет весь народ,

Едет к ним на царство

Константин урод.

Но царю вселенной,

Богу высших сил,

Царь благословенный

Грамотку вручил.

Манифест читая,

Сжалился творец,

Дал нам Николая, −

С.... ... подлец. 

(цитирую по Герцену “Былое и думы”). 

Студент Соколовский, автор этих строк, умер, выпущенный через несколько лет из Шлиссельбурга, на Кавказе от чахотки.

Остальные получили кто крепость, кто ссылку в разных видах. Герцен и Огарев, которые вообще не присутствовали при коллективном застольном пении, прерванном арестом по доносу провокатора, были наказаны Николаем за «вольность мыслей» и стали отцами русской революции.

От приговора за песенку до Ипатьевского подвала – прямой путь. Тогда он был долгим – аж в 84 года! Просто письма дольше ходили − сегодня счет пойдет на годы, а то и быстрее…

Мог ли князь Голицын, назидая от имени Императора юношей 1834-го года жестоким приговором, предвидеть пылающие помещичьи усадьбы 1917-го года? Конечно нет! Ему казалось, что Система незыблема и ее поддерживает большинство населения (как и сегодня Системе так кажется по опросам)».

Это называется подменой смыслов. Революции происходят не потому что «мальчиков» и «девочек» страшно наказывают, но оттого, что подобные выходки спускаются на тормозах. Да, Соколовский пострадал, но другие отделались легким испугом. При Советской власти за подобные вирши отправляли в места отдаленные — лес валить, а то и расстреливали. «Мальчики-девочки» за 84 годика подросли и гуманизмом, в отличие от «царских сатрапов» не баловались.

Но продолжим. Теперь о другом. Апрель 2011 года: «Я считаю, что приток в страну азиатского населения – это позитивное явление. Он увеличивает дистанцию между нами и Евросоюзом, а, стало быть, служит фактором сохранения территориальной целостности РФ. С востока России никогда ничего не угрожало со времен монголов. Да и то вопрос, было их появление угрозою территориальной целостности или же фактом преодоления территориальной раздробленности. Потому что именно монголы создали огромное государство, подчиненное единому политическому центру…

Приток азиатского населения очень позитивно скажется на будущей судьбе моей страны. Только не в рабском униженном виде, как это происходит сейчас, а в качестве полноценных граждан, осознающих свою гражданскую позицию, свои гражданские права и свою гражданскую ответственность. Чем больше в России будет азиатского населения, тем дальше мы будем отходить от Запада, от так называемого «золотого миллиарда». Когда-то классики описывали Россию как слабейшего из империалистических хищников, которому позволено грабить народы огромной Евразии, пресмыкаясь при этом перед более сильными. Пора бы отказаться от этой роли. Россия должна стать альтернативным союзом свободных народов, тем, чем она и была в 20-м веке – светом и надеждой для всего человечества».

Стоп! Стоп! Шевченко опять передергивает. Я вырос в интернациональном дворе, и у нас при пинании футбольного мячика меньше всего интересовались национальностью товарища. Но, подождите, приток мигрантов из Средней Азии не есть доброе дело в чистом виде. Ежели к нам приедет узбек, таджик или уйгур, знающий русский язык и принимающий нашу культуру, то какие проблемы? Пусть приезжает! Но когда в городах российских поселяются люди, принципиально отказывающиеся признавать местные правила общего жития и создающие «диаспоры», это перебор. 

Пример того же Запада настораживает. В терактах и бунтах во Франции и Германии оказываются завязаны не только вновь прибывшие «беженцы», но и мигранты из второго и третьего поколений, желающие переделать страну по своим представлениям. Об этой опасности наш журналист не сообщает.

Зато Шевченко громогласно защищает мусульман от нападок. И это правильно. Но такой же активности он не проявляет в защите православных. И, вообще, создается впечатление, что хочется ему скрестить христианство с исламом. Получается некий «хрислам» (по Г.К. Честертону). Но это не нужно ни христианам, ни мусульманам. И это не объединяет, а разъединяет. 

Похоже, что не любит, в отличие от Решетникова, Шевченко Россию историческую и реальную, а какую-то свою виртуальную, сконструированную. И объективно, журналист (хотя, может, и не хочет) соработничает, поругаемому им Западу, высмеивающему Православие (как опору нашей цивилизации) и использующему миграционную бомбу против противников глобализации. В какую «игру патриота» играет Шевченко, если ему по нраву подобный стихотворный опус «К 90-летию смерти Ленина»?

«Мы просто ждем спокойно ждем

Когда он полыхнет

Всеочищающим огнем

Семнадцатый тот год

В котором полк а может взвод

А может пять солдат

Придут и спросят: "где тут гад

Который виноват?"

Замашет крыльями метель

Забьется по земле

И будет тысяча смертей

Плясать в ее петле

Вопрос повиснет в небесах

И разом упадет

Когда застынет на часах

Тот полк а может взвод

А может лишь один солдат

Войдет открыв ногой

Ту дверь в которую стократ

Войти не смог другой

Поднимет верное ружье

Посмотрит на господ

И скажет тихо:" вот и все!

Пришел тот самый год!"

Мы просто ждем спокойно ждем…»

1917 года жаждется реинкарнация. Или как?..

Олег Горностаев
Константин Щемелинин
Николай Севостьянов
Борис Джерелиевский
Константин Щемелинин
Расстрел, как акт внесудебной расправы
Василий Цветков
Ее предназначение - быть Русской Православной цивилизацией
Леонид Решетников
Президент «Локомотива» пренебрегает безопасностью зрителей
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования