пятница, 7 Августа, 2020

Подробно

Одна нога Абхазии ушла гулять сама по себе

05.06.2009 - 15:29
Действующие власти пытаются представить уход в отставку вице-президента страны Рауля Хаджимбы как рядовой эпизод. «…Не вписался в команду», – прокомментировал это событие президент страны Сергей Багапш. Это странные оценки. Во-первых, в отставку ушел политик номер два в стране: такое событие не может быть рядовым. Во-вторых, бывший вице-президент Абхазии получил свои полномочия в результате всенародных выборов 12 января 2005 года, то есть легитимность (законность) этой фигуры была ничуть не меньшей, чем легитимность президента. Наконец, в-третьих, уход в отставку вице-президента страны означает распад тандема Багапш-Хаджимба, сложившегося в 2004 году для предотвращения острого гражданского конфликта. Этот тандем должен был сохранять законность и стабильность в стране все последующие пять лет, а его распад – прямая угроза этим самым стабильности и законности. Чтобы лучше понять значение фигуры вице-президента в современной Абхазии, стоит еще раз обратиться к недавней истории. Вот как, скажем, прокомментировал в последний день 2004 года абхазскую ситуацию один из наиболее читаемых в России информационно-аналитических интернет-сайтов – Лента.ру: «Когда Сергей Багапш победит на выборах президента непризнанной Абхазии, назначенных на 12 января, он не получит части полагавшихся ему полномочий. Сегодня парламент республики принял закон «О поручениях и полномочиях вице-президента республики Абхазия», по которому больше власти окажется у вице-президента Рауля Хаджимбы, бывшего кандидата в президенты от местной и российской власти». Правильно ли «взвесили» российские аналитики полномочия двух первых лиц в Абхазии? Чтобы ответить на это вопрос, стоит привести полный текст упомянутого конституционного закона «О поручениях и полномочиях вицe-президента Республики Абхазия»: Статья 1. Вице-президент Республики Абхазия координирует деятельность органов государственной власти в области внешней политики, обороны и безопасности Республики Абхазия. Статья 2. В целях реализации возложенных на него полномочий Вице-президент Республики Абхазия представляет для назначения Президенту Республики Абхазия кандидатуры на должности Министра иностранных дел, Министра обороны, Министра внутренних дел, Председателя Службы Государственной Безопасности, Председателя Государственного таможенного комитета. Статья 3. В пределах своих полномочий Вице-президент Республики Абхазия издает распоряжения, имеющие обязательную силу на всей территории Республики Абхазия, дает необходимые указания руководителям органов, координация деятельности которых входит в его компетенцию. Статья 4. Вице-президент Республики Абхазия вправе распоряжаться сорока процентами средств, предоставленных в распоряжение президента Республики Абхазия. Статья 5. Настоящий Конституционный закон вступаете в силу в случае избрания Президентом Республики Абхазия Багапш С.В. и Вице-президентом Республики Абхазия Хаджимба Р.Д. и действует в течение всего срока их полномочий. Статья 6. В случае противоречия настоящего Закона действующему законодательству Республики Абхазия, применению подлежат нормы настоящего Закона. В.Ардзинба, Президент Республики Абхазия г. Сухум, 29 декабря 2004 г. Подписанный первым президентом Абхазии Владиславом Ардзинбой и ратифицированный парламентом закон, по сути, поставил государство на две ноги. Полномочия, придаваемые им вице-президенту, если и не превышают президентские, то практически им равны. Сегодня, когда одна нога ушла гулять сама по себе, многое стало непонятным. Кто координирует «деятельность органов государственной власти в области внешней политики, обороны и безопасности Республики Абхазия» согласно ст. 1 закона? Кто представляет президенту кандидатуры на должности глав силовых ведомств по ст. 2? Кто отдает этим ведомствам «руководящие распоряжения» сообразно ст. 3? Кто, наконец, распоряжается «сорока процентами средств, предоставленных в распоряжение президента Республики Абхазия» согласно ст. 4 конституционного закона от 29 декабря 2004 года? Все это, конечно, вопросы риторические. Любой человек в Абхазии знает, кто здесь все предоставляет, всех назначает и всем распоряжается. Сам вице-президент, уходя в отставку, чистосердечно признался, что давно ни на что не влияет, читай: давно отдал свои полномочия президенту. Однако то, что всем кажется простым и приемлемым с точки зрения «политической целесообразности» совсем не кажется таковым с позиции политико-правовой. Уход в отставку вице-президента привел политико-правовое поле Абхазии в состояние хаоса. Есть Конституция страны, где права президента трактуются максимально широко, а вице-президента – сужены. Есть практически уравнивающий права первых двух политиков конституционный закон от 29 декабря 2004 года, статья 6 которого, по сути, ставит этот закон над Конституцией. Нет Конституционного суда или аналогичного органа, который в любом цивилизованном государстве призван решать подобные правовые коллизии. И нет – теперь физически нет – вице-президента, который, по его собственному признанию, впрочем, и так давно не выполнял свои обязанности. Ситуация, как говорят у нас в России, хуже губернаторской. С одной стороны, оставшийся без противовеса президент страны получил возможность заключать практически любые соглашения в области национальной безопасности и внешней политики Абхазии. (И, как мы видим, уже готов их заключить, в том числе и сомнительные – о продаже собственности иностранцам, о передаче в управление иностранного акционерного общества стратегической железной дороги или о вывозе за рубеж 100 млн. т песка и гравия, чреватом экологической катастрофой). С другой стороны, любой желающий – причем как внутри, так и вне Абхазии – имеет возможность объявить эти соглашения ничего не стоящим клочком бумаги, "филькиной грамотой" и доказать свое утверждение в независимом суде (скажем, международном), поскольку заключаются они с нарушением если не Конституции, то уж точно – конституционного закона от 29 декабря 2004 года. Действующие власти в Абхазии сегодня много и красиво говорят о своей любви к России. Но это довольно подозрительная любовь – с непроясненным юридически статусом говорящяго и с неясными до конца намерениями. Общеизвестна приверженность президента России Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина, юристов по образованию, духу и букве Закона. Будь я советником указанных политиков по внешней политике, я бы не рекомендовал им сегодня форсировать отношения с Абхазией. С учетом всех возможных возражений все-таки правильнее дождаться, пока здесь пройдут полноценные выборы, народ изберет новых президента с вице-президентом и государство вновь прочно встанет на две ноги. Станислав Радкевич, доктор политических наук, Москва

Больше материалов по теме

31.07 - 17:00 Блоги
Минздрав намерен управлять заболеваемостью коронавирусом через супер компьютер Грефа
31.07 - 16:56 Блоги
за пропаганду педерастии детям
05.07 - 01:06 Блоги
Депутаты просят ФСБ разобраться с нерезидентами в правлении учреждения
Россиян успокоили по поводу распространения коронавируса в водоемах
Отдел информации
Отдел информации
Отдел информации
Отдел информации
Албезирган госпитализирован, двое нападавших задержаны, третий - в розыске
Дмитрий Семенов
Дегтярев рассказал о людях с ножами и топором на митинге в Хабаровске
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования