пятница, 7 Августа, 2020

Подробно

Китай очень силен. После США

17.07.2009 - 09:18
Еще в «Белой книге Вооруженных сил Китая» за 2004г. красной нитью проходит задача трансформации Вооруженных сил КНР под влиянием революции в военном деле, инициированной процессами информатизации и деятельности современного общества. Авторы «Белой книги» отмечали, что глобализация и информатизация привели к возникновению принципиально новых угроз и вызовов национальной безопасности КНР, которые требуют соответствующей реакции. Подобная адекватная реакция может быть реализована только с учетом самых современных аспектов военной науки и безопасности. В качестве одной из приоритетных задач создания новых ВС Китая, отвечающих требованиям времени, определяется увеличение темпов трансформации ВС. Предполагается максимально учитывать особенности и китайскую специфику развития. Считается, что главным направлением станет развитие механизированных систем вооружения, которые станут фундаментом создания новых современных систем на базе достижений информатизации, что позволит перейти к созданию новых образцов техники. Военное руководство Китая будет сбалансировано наращивать огневую мощь, маневренность и информатизированность, а также ускорит рост боевых возможностей ВС в целом. При этом приоритетными направлениями развития определены: ВМФ, ВВС и СЯС (вторая артиллерия). Кроме того, с целью адекватного восприятия угроз нового времени и успешного трансформирования ВС, Китай ускоряет развитие военной науки, технологий двойного назначения и ВПК, а также предпринимает усилия по созданию новой взаимосвязанной системы военной науки и промышленности, эффективно организованной и оптимизированной для наиболее успешного внедрения в войска полученных результатов исследований. В интересах скорейшего реформирования ВС, китайское руководство планирует провести глубокую реформу системы военно-научных организаций для повышения эффективности ее функционирования и наиболее полного использования достижений военной науки для создания современных систем вооружения и военной техники. Основной задачей является качественное увеличение показателей боевых возможностей ВС. Вместе с тем, именно в области исследований и разработок Китай испытывает серьезные проблемы, связанные с недостатком высококвалифицированных кадров, способных создавать новые системы вооружения и разрабатывать новые военные доктрины, максимально эффективно использующие преимущества нового вооружения. Китайские эксперты указывают на то, что национальная оборона Китая – гарантия безопасности, выживания и развития нации в неоднозначной военно-политической ситуации в мире. Главные задачи национальной обороны Китая в течение первых 20-ти лет XXI в. будут состоять в максимальном повышении темпов модернизации аспектов национальной обороны и ВС, обеспечении национальную безопасность и единство государства, а также гарантировании стабильности процесса построения умеренно преуспевающего общества всеми доступными средствами. Оценка китайскими экспертами военно-политической ситуации в мире По мнению китайских экспертов, текущая международная ситуация продолжает подвергаться глубоким и многоаспектным изменениям. Продолжаются процессы формирования многополярного мира и экономической глобализации. Серьезные изменения происходят в балансе власти и влияния между ведущими игроками мировой политики. Новые процессы трансформации получили развитие в отношениях среди ведущих стран мира. Нарастает конкуренция между этими странами за влияние в различных регионах и в мире в целом. Тенденции гегемонизма и унилатерализма получили новое обоснование, поскольку борьба за доминирование в стратегически значимых районах, за стратегические ресурсы и стратегическое господство продолжает определять характер взаимоотношений государств. Кроме того, иракская кампания оказала далеко идущее воздействие на ситуацию в области региональной и глобальной безопасности. Неустойчивость в мировом экономическом развитии, по мнению авторов «Белой книги», значительно возросла. Продолжает увеличиваться разрыв в развитии между странами Севера и Юга, что влечет возникновение новых вызовов и угроз. В целом, оценивая ситуацию в мире как стабильную, китайские эксперты выделяют характерные тенденции в обстановке, связанные с нарастанием напряженности и нестабильности, причем как в мире в целом, так и в АТР. Особо отмечается деятельность США по реконфигурации собственных сил в регионе, а также деятельность Японии, направленная на осуществление конституционной реформы, облегчающую применение военной силы за пределами японских островов. Отмечен рост активности США и Японии по подготовке к развертыванию элементов системы стратегической ПРО. Отдельно китайскими военными экспертами ставится вопрос Тайваня. По их мнению, поддержка «тайваньской независимости» становится самой значительной непосредственной угрозой суверенитету Китая, его территориальной целостности, как миру и стабильности во всем регионе. Значимость тайваньской проблемы рядом китайских аналитиков оценивается, исходя из ее восприятия как проблемы завоевания важнейшей геостратегической зоны, контроль над которой позволил бы ВМС НОАК переместить периметр безопасности далее в сторону моря и улучшить способность Пекина контролировать региональные морские пути. Сохранение статус-кво ограничивает способность Китая проектировать военную силу вне своих территориальных границ и предоставляет США стратегическую точку опоры для воздействия на прибрежные экономические центры материкового Китая. Определяя собственное место в современном мире, Китай рассматривает США как страну, предоставляющую наибольшие возможности для роста экономики Китая, прежде всего в области торговли, науки и технологий. Однако эта страна представляет собой и самую значительную угрозу достижению целей развития Китая. По оценке Минобороны США, Китай рассматривает США как единственную страну, которая может представлять военную угрозу для Китая и наложить эффективные экономические санкции против Пекина. Сегодня Пекин ищет механизмы, гарантирующие, что двусторонние отношения с Вашингтоном останутся неконфронтационными. Вместе с тем Китай активно расширяет отношения с другими державами, прежде всего, с Россией, с целью создания стратегических противовесов политике США, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Оценивая политику и стратегию Вашингтона в регионе, Пекин полагает, что американское военное вмешательство в возможные конфликты в регионе является все более и более вероятным. По мнению экспертов, укрепились опасения в руководстве КНР, что США с целью устранения геостратегического конкурента могут обратиться к проблеме соблюдения прав человека или гуманитарным проблемам в качестве предлога для военного вмешательства во внутренние дела Китая. Причем сделано это может быть как открыто, так и тайно в любом внутреннем конфликте на территории Китая, но наиболее вероятными могут быть конфликты в Тибете и в Синдзян-Уйгурском районе. Расценивая США как основной ориентир для собственного позиционирования в мире, Пекин стремится развивать отношения с другими странами, прежде всего с Россией (в рамках ШОС), ЕС и Японией, а также с международными организациями (ООН и др.), с целью расширить политические и экономические связи, а также иметь возможность влиять на американскую политику в регионе. Пекин оценивает баланс отношений в «треугольнике» (Китай-Россия-США, Китай-Япония-США) и стремится создать благоприятные условия и возможности для продвижения китайских интересов путем инициирования двусторонних трений между третьими странами и США. Прогнозируя развитие, Китай стремится исходить только из собственных возможностей и внутренних резервов, и поэтому не представляет, по мнению китайских экспертов, какой-либо реальной угрозы для любой другой страны мира. Китай нуждается в сохранении мира и стабильности в регионе и мире в целом для сохранения и увеличения темпов развития и улучшения благосостояния своих граждан. Оценка китайской военной стратегии военными экспертами США По мнению экспертов, стратегия балансирования между растущим Китаем и его огромным рынком сбыта, как элементом «американского миропорядка», и удовлетворением китайских политических и стратегических требований скоро станет невозможной. Это дает повод наблюдателям говорить о том, что США планируют начать активно работать по трансформации режима в Китае с целью его адаптации к условиям, выгодным для интересов США. Эксперты считают, что американская военная стратегия в ближайшие годы будет ограничивать военные амбиции Китая, препятствовать любой попытке Пекина получить силой или угрозой силы то, чего он не может получить мирными средствами. Проблемой останется угроза китайского вторжения на Тайвань. Однако американская стратегия будет учитывать и иные возможности Китая оказывать негативное влияние на американские интересы в любом другом регионе мира. Американские эксперты предлагают расценивать Пекин не просто как регионального игрока, а как фактор глобальной геополитики. В ряде аналитических материалов отмечается, что текущая цель Пекина состоит в том, чтобы сохранить благоприятную «стратегическую конфигурацию сил» в мире, равновесие сил, а не господство единственной власти США. При этом отмечается, что складывающаяся в АТР ситуация есть результат как собственного экономического и военного возвышения Китая, так и новых фактов – начала глобальной антитеррористической кампании США после терактов 11 сентября 2001г. Китай расценивает, по мнению американских экспертов, глобальную войну с терроризмом как предоставление «стратегически удобного момента» для достижения собственных внешнеполитических целей. Подобное развитие ситуации повлекло за собой изменение стратегических оценок Китая. В нынешних условиях Пекин кроме внутренних районов Евразии и прибрежной полосы включил в свою «большую периферию» Центральную Азию и Ближний Восток, что вызывает серьезные опасения военных аналитиков США. Цели Пекина включают обеспечение доступа к природным ресурсам и рынкам, а также реализацию «стратегии противосдерживания» путем расширения регионального присутствия и влияния, направленного на сохранение баланса и продолжения конкуренции с США. Важной особенностью этого поворота в китайской стратегии американские эксперты называют интерес Пекина и усиление его присутствия в ближневосточном регионе. Американцы подчеркивают, что Пекин обращает особое внимание на те области и страны, где прослеживается утрата интереса и внимания со стороны США. Энергетическая безопасность становится для Пекина одним из наиболее актуальных приоритетов. Экономика Китая все более зависит от источников поставки энергоносителей, и эта зависимость все больше влияет на энергетическую политику и политику национальной безопасности Китая. У китайского руководства все больше растет чувство потенциальной угрозы национальным интересам в силу растущей зависимости от морских поставок танкерами ближневосточной нефти через проливы, включая Малаккский и Ормузский, контролируемые в настоящее время ВМС США. Эксперты подчеркивают, что нехватка энергии – главный вызов Пекину. Китай уже вынужден ввести нормирование потребления энергоносителей, замедляя экономический рост, который правящая Коммунистическая партия расценивает как ключ к сохранению мощи и обеспечению стабильности страны. Пекин уже планирует создать стратегический нефтяной запас, кроме того, стремится расширить сеть трубопроводов для импорта энергоносителей, усиливая сотрудничество с центрально-азиатскими государствами, Ираном и Суданом, что вызывает особое беспокойство администрации США. Эксперты отмечают, что Пекин сосредоточился на удержании в сфере своего влияния источников нефти и газа, которые являются наиболее ценными для поддержания стабильности импорта энергоносителей в страну. Такой подход влечет за собой перспективу создания стратегического партнерства между Китаем и государствами, которые снабжают его нефтью и газом. В первую очередь это страны Центральной Азии и Ближнего Востока. Учитывая, что США также стремятся сотрудничать с нефтяными государствами Персидского залива и Ближнего Востока то, по мнению американских экспертов, дальнейшее развитие этого конфликта интересов может привести к конфликту интересов между Китаем и США. Цели и задачи национальной обороны КНР Cепаратистские настроения по тайваньскому вопросу, рост технологического разрыва с ведущими странами Запада, как следствие активизации процессов трансформации ВС под воздействием революции в военном деле, а также возникновение новых вызовов и угроз, связанных с продолжением экономической глобализации и стремлением США к поддержанию однополярного мира – эти тенденции будут оказывать, по мнению китайских аналитиков, воздействие на безопасность Китая в ближайшие десятилетия. Основные цели Китая и задачи в поддержании национальной безопасности определяются следующим образом: 1. С целью воспрепятствовать возможной агрессии, остановить тенденции сепаратизма и добиться воссоединения страны, Китай примет все меры к защитите национального суверенитета, территориальной целостности и морских прав. 2. С целью обеспечения условий национального развития, Китай будет продолжать экономическое и социальное развитие для достижения устойчивого увеличения совокупной мощи государства. 3. С целью обеспечить устойчивую модернизацию национальной обороны в соответствии с мировыми тенденциями в военной науке, Китай будет стремиться улучшить способности национальной обороны в условиях нарастания темпов революции в военном деле. 4. С целью сохранения политических, экономических и культурных прав и интересов граждан Китая, ВС Китая будут стремиться к полному устранению в стране преступности всех видов и поддержания общественного порядка и социальной стабильности внутри страны. 5. С целью поддержания независимой внешней политики в новых условиях, в международных отношениях Китай будет стремиться к взаимному доверию, взаимной выгоде, равенству и координации усилий для обеспечения долгосрочной и благоприятной международной обстановки. Руководство Китая продолжает считать поддержание стабильности внутренней ситуации в стране одной из стратегических задач своих ВС. Оно полагает, что внутренняя нестабильность может способствовать интервенции извне, создать угрозу национальному единству и экономическому развитию страны. С 2001г. китайские аналитики определяют основные угрозы внутренней безопасности как «три злых силы» - международный терроризм, национальный сепаратизм и религиозный экстремизм. Пекин осознает значимость угрозы, исходящей от этнических и сепаратистских волнений в западных районах Китая и в Тибете, отмечает причастность к этим волнениям иностранных спецслужб. Кроме того, Пекин стоит перед внутренними вызовами стабильности, связанными, с большим числом мигрантов внутри страны из числа наемных рабочих, демобилизованных солдат, а также политического диссидентского движения, сельской безработицы и неполной занятости. В последние годы китайские аналитики стали уделять больше внимания отрицательному воздействию на экономику Китая и его внутреннюю стабильность со стороны глобальных и межнациональных угроз: эпидемии СПИДа; международной преступности и торговле наркотиками; быстрого распространения ядерного, химического и биологического оружия и систем его доставки; экологической деградации и терроризма. Руководство Китая все более осознает угрозы экономической и информационной безопасности, а также эрозии национальной независимости как следствия глобализации. В ближайшей перспективе, по мнению китайских экспертов, эти проблемы будут расти, что связывается со вступлением Китая во ВТО. Китайские эксперты признают, что, если оставить эти проблемы сегодня без достаточного внимания, то в долгосрочной перспективе они могут внести свой вклад во внутреннюю или региональную неустойчивость и привести к возникновению новых еще более острых противоречий и конфликтов. В то же время, несмотря на обилие угроз, Китай настроен обеспечить национальный суверенитет и безопасность независимо от того, по какому сценарию будет развиваться международная ситуация, и к каким трудностям и потерям это может привести для Китая. Трансформация ВС КНР как реакция на изменение военно-политической ситуации в мире Китайскими экспертами отмечается характерная особенность современного этапа развития революции в военном деле в развитых странах мира: углубление противоречий в области вооружения, военной техники и военного искусства, связанных с трансформацией общества, процессами информатизации. Сами формы войны подвергаются сегодня изменениям, что непосредственно связано с переходом общества от общества индустриального к обществу информационному. Отмечается, что в последние годы роль информации в военном деле, а также роль современных информационных систем вооружения и поддержки принятия решений кардинально возросла. Информатизация стала ключевым фактором усиления боевых возможностей ВС. Конфронтация между информационными системами стала основной современного военного конфликта. Асимметричные и нелинейные операции стали важными образцами операций в современной войне. Как заявляют китайские эксперты, сегодня все крупнейшие мировые державы активно проводят реорганизацию систем безопасности и военных концепций, ускоряют темпы преобразования ВС, всемерно развивая системы вооружения на основе высоких технологий, а также создавая новые приемы ведения военных действий. Эксперты указывают на сохранение тенденции увеличения общего числа новых угроз. Причем существенно сократилось время возможного их прогнозирования: зачастую такие угрозы возникают неожиданно. Адаптация к изменениям в международной ситуации и адекватное реагирование на новые вызовы, связанные с революцией в военном деле во всем мире, заставляют Китай придерживаться стратегии активной обороны и работать над ускорением революции в военном деле с учетом китайских особенностей. Китайские военные эксперты признают, что в обозримом будущем Китай будет не в состоянии устоять в прямом военном столкновении с США. Подобная оценка ставит акцент в программах трансформации ВС КНР, прежде всего, на мероприятия по предотвращению эффективного вмешательства со стороны США, а также по недопущению доступа к возможному театру военных действий их превосходящих воздушных и морских сил. Это предполагает использование китайскими военными асимметричных решений вместо прямого военного столкновения с США. В литературе упоминаются некоторые возможные приемов ассиметричных действий, включая развитие концепций так называемой «булавы ассасина» и оружия «козырной карты». Концепция «булава ассасина» не нова для Китая. Однако с 1999г. этот термин стал наиболее часто появляться в китайских изданиях по безопасности, особенно в контексте борьбы с США в тайваньском конфликте. Вместе с тем для иностранных военных экспертов остается до конца неизвестным, что же фактически классифицирует это понятие. По мнению некоторых специалистов, эта концепция включает применение современных систем оружия и технологий, связанных с информационной войной, баллистическими и противокорабельными крылатыми ракетами, современными многоцелевыми истребителями, подводными лодками, системами противоспутниковой борьбы и ПВО. Китайская концепция оружия «козырной карты» включает так называемые «нематериальные концепции», типа концепции «народной войны», концепции информационных и информационно-психологических войн, как средства устрашения от возможного вторжения в Китай или «экономическую и торговую дипломатию», как средство увеличения конкурентоспособности Китая по отношению к США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По мнению американских военных экспертов, в 2003-2004гг. в целом ряде областей военной промышленности и науки произошли серьезные изменения, повлекшие значительный рост военного потенциала Китая. Китайское военно-политическое руководство и аналитическое сообщество внимательно изучало опыт действий противоборствующих сторон в ходе агрессии против Ирака. Результат углубленного изучения боевого опыта вылился в переосмысление китайским военно-политическим руководством ряда ключевых положений национальной военной стратегии. Так, китайские военные осознали, что господство в воздухе и мощные ВВС способны самостоятельно привести к желаемому политическому результату в ходе конфликта. Высокая скорость продвижения сухопутных сил, деятельность сил специального назначения по решению задачи целеуказания, заставили военных экспертов в Пекине переосмыслить роль и место высокоточного оружия повышенной дальности, применение которого не зависит от действий сухопутных сил в ходе развития конфликта. Китайскими военными экспертами решено усилить роль психологических операций, а также воздушных ударов и действий специальных сил, целью которых является высшее военно-политическое руководство противника, его способность оценивать ситуацию и управлять ВС, а также его воля к победе. Способность к взаимодействию сил коалиции укрепила желание руководства Китая провести процессы информатизации ВС с целью повышения слаженности и боевого потенциала подразделений. Успех совместных действий коалиционных сил подтвердил решимость Китая совершенствовать проведение совместных операций НОАК путем создания и развертывания современных систем управления войсками, связи и разведки. Эксперты отмечают общее увеличение оборонных расходов, в первую очередь – увеличение на 7% затрат на закупку новейших систем вооружения. Американские эксперты отмечают, что заявленные оборонные расходы в несколько раз меньше реальных расходов на оборону. Так, реальные расходы Пекина на реализацию проектов по трансформации ВС превысили заявленные расходы в несколько раз и составили от $50 до 70 млрд. В области материального обеспечения отмечается возросшая активность китайских специалистов по созданию единой системы материального обеспечения ВС на примере анализа деятельности аналогичной системы в войсках антииракской коалиции. Развитие систем управления войсками, связи и разведки ВС КНР Последние годы характеризуются активизацией работ в области создания и модернизации систем управления, связи и разведки китайских ВС. Увеличился процент использования китайскими специалистами современных информационных и телекоммуникационных технологий, включая оптоволоконные, микроволновые и спутниковые каналы связи, цифровые телефонные станции и широкополосные цифровые сети связи, которые являются основой любой системы управления войсками, отвечающей требованиям современной военной науки. Экспертами РЭНД – ведущего аналитического центра администрации США – отмечается, что руководство Китая осознает важность и значение современных систем управления войсками и разведкой в конфликтах XXI в. Военным руководством Китая внимательно изучен опыт применения подобных систем в ходе конфликтов последних десятилетий, прежде всего, войны в Заливе 1991г., агрессии против Югославии в 1999г. и Ирака в 2003г. По мнению китайских экспертов, сегодня системы электронных коммуникаций имеют важнейшее значение для экономического развития и обеспечения национальной безопасности страны. В этой связи в ряде публикаций подчеркивалось, что военная электроника сегодня является основой национальной обороны и ей необходимо обеспечить приоритетные условия развития. Результатом осознания приоритетной роли систем управления в современных конфликтах стало решение о переводе практически всей системы коммуникаций ВС и системы управления государством на современные волоконно-оптические технологии как наименее подверженные вторжениям и наиболее помехозащищенные. Такие линии связи обладают, кроме того, высокой пропускной способностью, обеспечивающей текущие и перспективные потребности армии и государства. Эксперты уделяют особое внимание вопросам развития китайской системы обнаружения целей в воздушно-космическом пространстве и предупреждения о воздушно-космическом нападении, которая создается в Китае с середины 90-х гг. прошлого века. Она включает станции загоризонтной локации – предмет особой тревоги военных экспертов США. Выделяется решение 1991г. о строительстве единой государственной системы телекоммуникаций, объединяющей каналы гражданского и военного назначения, которое является важным с точки зрения обеспечения стратегической маскировки развития и модернизации системы управления НОАК. Исключение составляет только выделенный сегмент телекоммуникационной сети, объединяющий объекты высшего уровня управления армией и государством. Специалистами РЭНД отмечаются изменения в общей стратегии модернизации систем военного и государственного управления в Китае. Так, первоначальная стратегия модернизации сети телекоммуникаций 1993г. включала шесть принципов трансформации: переход от аналоговой технологии связи к цифровой; от электрических к оптоволоконным кабелям; от электромеханических устройств коммутации на цифровые коммутаторы и АТС; замена монофункциональных терминалов на многофункциональные; переход от традиционных сетей связи к интегрированным многофункциональным сетям, а также от автоматизированного и ручного управления сетью к полностью автоматическому интеллектуальному управлению сетью связи. В середине 90-х гг. еще раз было подтверждено основное направление совершенствования и развития сети связи на базе оптоволоконных кабельных сетей, микроволновых беспроводных сетей и спутниковых каналов связи. К 2000г. в обозначенную стратегию развития были внесены изменения. В частности, были добавлены принципы: переход от технологии стационарных абонентов сети связи к технологии мобильных абонентов; от приоритетного использования кабельных и микроволновых каналов связи к использованию спутниковых систем и каналов связи; развитие телекоммуникационных технологий поддержки систем управления войсками и систем ведения информационной войны; переход от узкополосной сети связи к широкополосной; интеграции региональных и межрегиональных сетей связи в единую глобальную сеть связи; от использования специализированной военной сети связи к использованию сети связи, интегрирующей большинство каналов гражданского и военного назначения, а также трансформация телекоммуникационной сети военного назначения в военно-информационную сеть. Начиная с 1985г., наиболее активно телекоммуникационная инфраструктура НОАК модернизировалась и развивалась, прежде всего, в северо-западных районах страны и Тибете. В 1998г. в северо-западных районах страны была развернута в местах постоянной дислокации современная высокотехнологичная телекоммуникационная техника и оборудование, включая цифровые телефонные станции, системы транкинговой связи, станции спутниковой связь, оптоволоконные линии связи и др. На фоне расширения масштабов трансформации систем управления, связи и разведки ВС Китая растет интерес к вопросам обеспечения информационной безопасности и защиты информации. Так, в ряде источников обращается внимание на появление явления «информационного колониализма», которое трактуется как эксплуатация китайского информационного пространства другими странами за счет повсеместного использования импортных информационных технологий и высокотехнологичной техники и оборудования. Китайские специалисты считают, что без независимых современных информационных систем страна не будет иметь подлинной национальной независимости и суверенитета. В этой связи среди китайских военных экспертов обсуждается идея о том, чтобы армия взяла на себя функцию по охране информационных систем страны. В целом эксперты отмечают улучшение в последние годы качественных и количественных показателей систем управления войсками, связи и разведки китайских ВС. На сегодня модернизированы линии связи около 85% ключевых соединений и частей НОАК и около 65% частей береговой обороны и пограничных войск. В последующие годы руководство Китая продолжит действия по совершенствованию и модернизации системы управления, связи и разведки НОАК. Сергей Гриняев, доктор технических наук, военный эксперт

Больше материалов по теме

31.07 - 17:00 Блоги
Минздрав намерен управлять заболеваемостью коронавирусом через супер компьютер Грефа
31.07 - 16:56 Блоги
за пропаганду педерастии детям
05.07 - 01:06 Блоги
Депутаты просят ФСБ разобраться с нерезидентами в правлении учреждения
Россиян успокоили по поводу распространения коронавируса в водоемах
Отдел информации
Отдел информации
Отдел информации
Отдел информации
Албезирган госпитализирован, двое нападавших задержаны, третий - в розыске
Дмитрий Семенов
Дегтярев рассказал о людях с ножами и топором на митинге в Хабаровске
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования