среда, 17 Июля, 2019

Подробно

Военный таран против России

Алексей Озеров, Антон Аверьянов
23.09.2015 - 21:05
Военный таран против России

После одобрения Советом национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины новой военной доктрины, в которой Россия квалифицируется в качестве главной военной угрозы и страны-агрессора, на постсоветском пространстве юридически оформился ещё один антироссийский центр силы.

Как отметил 1 сентября на брифинге в Одессе украинский премьер-министр Яценюк: «В проекте военной доктрины впервые за историю независимости Украины определены противники и агрессоры, которыми является Россия».

Подобное заявление в первый день осени тем более символично, что на днях весь мир отмечал 70-летие окончания Второй мировой войны, начало которой относится как раз к 1 сентября.

Вообще, нынешний мировой кризис и его украинская составляющая позволяют провести массу исторических аналогий. В очередной раз Запад стремится решить свои экономические проблемы с помощью крупномасштабных войн. Англосаксы вновь пытаются втянуть своих основных геополитических конкурентов в международные конфликты, искусственно разжигая очаги нестабильности в различных точках земного шара. В том числе, путём хаотизации Ближнего Востока; реализации проекта т.н. Исламского государства (ИГИЛ); нагнетания ситуации вокруг Северной Кореи, являющейся союзником Китая – основного экономического конкурента США; создания зон нестабильности вокруг России и т.д.

В общем-то, США и не скрывают, что одной из промежуточных задач, в рамках проекта международной изоляции России, является создание вокруг её границ санитарного кордона из своих стран-сателлитов. Тем более, что подобная стратегия уже применялась Лондоном и Вашингтоном в отношении Советской России почти сто лет назад.

Данная концепция последовательно реализовывалась на протяжении последних лет, всё ближе продвигая западную военную инфраструктуру к границам современной России. Польше, Румынии, Эстонии, Латвии, Литве, Грузии, Молдавии была отведена «почётная» миссия «сдерживания» России и нагнетания антироссийской истерии в информационном пространстве.

С недавних пор к этому оркестру «молодых демократий» присоединилась Украина, ценность которой в глазах западной общественности измеряется её ресурсами, которые она может мобилизовать на борьбу с Россией. Действительно, масштабы Украины многократно перекрывают потенциал остальных постсоветских республик, использование которых в антироссийских проектах было ограничено человеческими и экономическими ресурсами.

Одно исключение, связанное с попыткой Грузии под руководством нынешнего губернатора Одесской области М.Саакашвили военным путём установить контроль над Южной Осетией в 2008 году, лишь подтвердило и без того наглядный расклад сил – до государственного переворота на Украине в феврале 2014 года  у Запада не было сколь-нибудь крупной силы, способной исполнять роль военного тарана против России.

Поскольку бывшие страны Организации Варшавского договора вошли в структуры ЕС и НАТО, их возможное участие в антироссийском вооружённом конфликте вынуждало бы брюссельскую бюрократию к официальным действиям. Между тем, история неизменно подтверждает важнейший англосаксонский принцип международной политики – воевать чужими руками.

Запад нуждался в достаточно крупном по европейским меркам центре силы, который можно было бы использовать в своих антироссийских авантюрах, не взваливая официальной ответственности на свои плечи.

Современная Украина, находящаяся в состоянии полураспада, как нельзя лучше подходит для таких целей. Полный контроль со стороны Вашингтона над украинским политическим классом, разжигание антироссийской истерии в качестве ключевого инструмента сплачивания пребывающего в тяжёлом социально-экономическом и духовном кризисе украинского общества, рост военного бюджета, перевооружение армии и обучение украинских военных НАТОвскими инструкторами обусловливают рост военной угрозы на российско-украинской границе.

Недавняя история с Грузией, вооружаемой и обучаемой заокеанскими партнёрами, вылилась в вооружённый конфликт с участием России. На текущий момент мы видим, что военная риторика украинских властей выглядит не менее жёсткой, чем угрожавшие заявления их грузинских коллег семилетней давности.

В информационном и юридическом пространстве Украины используются те же стереотипы и установки: «Россия – исторический враг и агрессор», «оккупированные территории», «европейский выбор», где чётко идентифицируются основные приоритеты цивилизационного выбора, образ союзника и врага.

Помимо агрессивной риторики украинских политиков на Украине фиксируется последовательный рост военных расходов на армию и развитие стратегического партнёрства с членами НАТО. Так, по данным Минобороны, оборонный бюджет Украины в 2015 году составил около 2 миллиардов долларов США или 2,7% ВВП, что в 1,7 раза больше, чем в прошлом году. В мае текущего года десять оборонных и правоохранительных ведомств Украины обратились к правительству с просьбой выделить дополнительно почти 769 миллионов долларов в связи с увеличением численности армии [3].

На свои нужды в 2016 году Министерство обороны Украины рассчитывает на выделение около 87 миллиардов гривен (около 4,1 миллиарда долларов США), что вдвое больше, чем отпущено на военные расходы в текущем году. В рамках новой стратегии нацбезопасности потребности ежегодного финансирования военного сектора планируют увеличить до 5% ВВП Украины [3].

Помимо сухопутных войск украинское руководство планирует усилить остатки своих военно-морских сил, изрядно потрёпанных двадцатичетырёхлетней «незалежностью». По словам Яценюка, Украина планирует строительство четырех новых корветов. На повестке дня – вопрос о передаче Украине модернизированного США флагмана ВМС ВСУ фрегата «Гетман Сагайдачный», а также реализация новых проектов в рамках военно-морского сотрудничества Киева и Вашингтона.

В эти дни в Одесской и Николаевской областях, а также в северо-западной части Черного моря проходят учения Sea Breeze («Си Бриз»), в которых принимают участие 2,5 тыс. военнослужащих, в том числе, по 1 тысяче человек из Украины и США.

Попытки реанимировать военно-морские силы Украины создают дополнительные потенциальные риски дестабилизации ситуации во всем Черноморском регионе, учитывая наличие в нём замороженных конфликтов, в том числе, в Приднестровье и Абхазии.

Тем не менее, преддефолтное состояние украинской экономики не способно выдержать растущую военную нагрузку на бюджет в долгосрочной перспективе. А в планы Вашингтона и Брюсселя вряд ли входит желание многолетнего содержания новоиспечённого бедного украинского родственника.

В такой ситуации довольно высоко оцениваются риски военно-политической эскалации ситуации в регионе со стороны Украины с последующим вынужденным втягиванием России (как это было в Южной Осетии в 2008 году) в открытый вооружённый конфликт уже в ближайшее время. Поводом для этого может послужить обстановка на Донбассе, претензии Киева в отношении Крыма, ситуация в зоне замороженных конфликтов. Тем более, что команда «подбитых лётчиков» во главе с бывшим президентом Грузии жаждет реванша за прошлые поражения.

 

Так осмелится ли Украина, а точнее к её заокеанские хозяева, к повтору событий семилетней давности, то есть к открытому конфликту с Россией? Во всяком случае, шансы на это достаточно велики, поэтому порох Россия должна держать сухим.

Источник

Отдел информации
Польша отказалась выдать Стокгольму россиянина, вернувшего своих детей
Отдел информации
Здание "Рустави 2" после ругани в адрес Путина забросали яйцами
Отдел информации
«Пятая колонна» снова продвигает закон о профилактике семейного насилия
Отдел информации
Отдел информации
Россияне отказывают себе в лекарствах
Отдел информации
Эксперты: Россию охватил резкий демографический спад
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования