четверг, 21 Февраля, 2019

Подробно

Две дороги к одному обрыву. ч.2

Игорь Друзь
28.03.2015 - 17:18
Две дороги к одному обрыву. ч.2

Окончание. Начало.

Задолго до революции предсказал святой праведный Иоанн Кронштадтский беды и напасти, ожидающие Россию за грех богоотвержения и цареубийства. Но тогда же поведал он и о том, что милосердие Божие не попустит окончательной гибели русского государства.

«Я предвижу, - утверждал отец Иоанн, - восстановление мощной России, ещё более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету князя Владимира — как единая Церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Сегодня от нас зависит, чтобы сие пророчество стало явью. Так приложим же к этому все свои силы телесные и душевные, вложим же в великое дело Русского Воскресения весь жар своего сердца, всю веру своей души! Тогда — верен Бог! — не будет на свете силы, способной остановить нас в этом святом и богоугодном деле.
Сие и буди, буди! Аминь.

ИОАНН, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский 
(«Самодержавие и Россия»)

В наше время по-прежнему актуальны слова Тютчева о том, что в мире есть две силы: Россия и революция. А первым революционером, как учат нас святые, был сатана. Наверное, в том числе и поэтому ненавидевший революцию Достоевский и говорил, что быть русским — это быть православным, то есть быть контрреволюционером по определению. Поэтому в первой части моей статьи «Две дороги к одному обрыву» был рассмотрено сходство этих антихристианских идеологий Нового Времени.

Все революции, хоть «красные», хоть продолжающие их дело «оранжевые», несмотря на разность лозунгов и форм, похожи между собой. Они всегда несут новое духовное и экономическое рабство, неравенство вместо обещанных «liberté, égalité, fraternité», разрушение института семьи, тотальный контроль кучки революционных мерзавцев над личностью и обществом. Возмущенный этим беснованием народ обычно поднимает им в противовес волну контрреволюции, которая реставрируют прежний миропорядок. Однако контрреволюции бывают полными — Белыми, и неполными — так сказать, «красноватыми», или «оранжеватыми» (если они произошли после «цветных революций», в противовес им; примеры – режим Януковича, или Иванишвили).

Нынешняя КПРФ, например, более-менее поддерживающая РПЦ и Государство Российское, состоит в основном из таких «красных контрреволюционеров». Тот же Ленин, желавший поражения России во всех войнах, хотевший, чтобы все они перерастали в гражданскую и приносили власть его партии, просто расстрелял все ее руководство.

Поэтому у православных монархистов порой вполне получаются ситуативные союзы с этими людьми, часть которых постепенно дорастает и до принятия православного монархизма, а вот с левацкими активистами типа Удальцова, продолжающими перманентную революцию за американские деньги — никак. Когда все эти «красноватые» патриоты осознают себя, как контрреволюцию, покаются в заблуждениях, полноценно придут к православной вере предков, когда образумятся и другие заблудшие, тогда и начнется настоящее возрождение России.

К сожалению, в нашей стране после 17-го года полноценной контрреволюции еще не было. От силой навязанной России сто лет назад идеологии немецкоподданного внука раввина Карла Маркса нас силой же кинули в либеральное «открытое общество», с его не менее «русофильской» идеологией, написанной сыном юриста из Вены, британскоподданным Карлом Поппером. Даже по Конституции запретив нам иметь государственную идею, то есть иметь смысл существования государства Российского!

17-й год финансировали воротилы Уолл-Стрита, потом их внуки и правнуки профинансировали 91 год, а в роли их марионеток выступали местные экстремисты-русофобы. За последние почти сто лет у нас были, увы, только неполные откаты к старым ценностям православной дореволюционной империи. 91-й год в СССР, майдан-2004 и -2014 на Украине продолжали богоборческое и русофобское дело верных ленинцев 17-го года при всей кажущейся разнице политической ситуации.

Сначала была революция 17-го года: в Феврале пришли Керенский и его братья по ложе — уничтожители трона, в Октябре — еще намного более радикальные Ленин и Троцкий, начавшие планомерное уничтожение алтарей.

За этим накатом последовал частичный откат в сторону контрреволюции в эпоху «позднего» Сталина. Но был он именно небольшим, и произошел он полностью в рамках «красного» проекта: да произошло некоторое уменьшение гонений на православную веру, был позволен некоторый патриотизм, был законодательный запрет абортов и сексуальных извращений, произошел частичный откат в сторону некоторых экономических и социальных свобод.

Однако все равно продолжались неправедные политические репрессии, хоть и не столь огромные, как внушали нам в 90-е годы либералы, но и не маленькие. А русский человек, исповедующий христианскую веру своих предков, оставался человеком третьего сорта, не имеющим права занимать серьезные должности, не имеющим даже права оградить своих детей от внушаемого им в школах бреда о грядущей мировой коммунистической революции, о происхождении человека от трудолюбивой обезьяны...

Но и эти небольшие достижения были вскоре ликвидированы, как был ликвидирован и сам Иосиф Виссарионович, прозорливость которого нам ныне ставят в пример. Он, несмотря на свои неоспоримые таланты управленца, не смог уберечь самого себя, и был убит, а через несколько десятилетий был уничтожен и весь его государственный проект. Собственно говоря, это уничтожение началось сразу после его убийства, когда начался новый накат революции. Радикальный революционер Хрущев, на свою голову постепенно поднятый с партийных «низов» лично Сталиным, продолжил дело Ленина-Троцкого. Он начал массовый снос и закрытие храмов, повел еще более активное внедрение идеологии космополитизма-интернационализма, разрешил аборты, урезал экономические свободы (последовало, например, принудительное уменьшение приусадебных участков, «укрупнение» совхозов и колхозов, добивающее деревню — в общем, во многом повторился стиль «военного коммунизма», хоть уже и менее кроваво).

За ним ситуацию все-таки подморозил новый «красный контрреволюционер» Брежнев. Он уменьшил гонения на Православие, прекратил безумные эксперименты Хрущева по разрушению сельского хозяйства. Однако все же ситуация при нем была намного хуже, чем при Сталине, что было обусловлено как личными качествами Леонида Ильича, так и объективной ситуацией в стране, в том числе, далеко зашедшим духовным одичанием народа, уже поколениями воспитанного на атеистическом лжеучении марксизма-ленинизма.

Если Сталин был, можно сказать, «недоцарем», то Брежнев был уже «недосталиным». И неслучайно именно в его правлении начала формироваться мощная каста прозападной компрадорской буржуазии — от теневиков-цеховиков до красных директоров, которая и привела нас к распаду государства, ввергнув потом страну в новый революционный виток.

Советский проект был изначально рассчитан своими нерусскими и антихристианскими архитекторами на недолгий срок. «Красные контрреволюционеры» Сталин и Брежнев несколько продлили его существование, внеся туда некоторые православные и русские смыслы, но совершенно не изменив его сути.

Из-за революций Февраля и Октября мы сразу потеряли 15 миллионов людей в мясорубке  гражданской войны. Потом, за 73 года советской власти — еще около МИЛЛИАРДА — от абортов, впервые в истории христианской Европы разрешенных большевиками, от репрессий (хоть и не по-солженицински громадных, но все равно весьма больших), голода и раскулачивания. По расчетам Менделеева нас уже к концу 20-го века должно было быть около миллиарда, сейчас, в 21-м веке — еще больше. Но, увы, сейчас почти разрушен институт семьи, практически уничтожено крестьянство — в результате имеем современную демографическую яму. Много детей рождают обычно только воцерковленные православные люди, но их не так много, да еще мусульмане. 

Если кто-то говорит, что весь этот революционный кошмар был якобы необходим для лучшего экономического развития и построения более прогрессивного демократического общества, то я, видно, чего-то не понимаю — не испытываю восторга от результата. Многие европейские аналитики начала 20-го века считали, что при экономических и демографических темпах развития царской России она будет доминировать в мире, и уж точно — в Европе, но этого не произошло благодаря революции.

Были моменты краткого триумфа СССР, но они не имели духовной почвы, и все здание красного проекта рухнуло, причем у него практически не оказалось даже защитников. Замечу, что Россия долго сопротивлялась красному проекту, была гражданская война, потом еще одна «мини-война» — коллективизация. А вот краху СССР вообще никто толком не сопротивлялся — настолько «на песке» он был построен.

Даже и в период СССР сохранялись некоторые реально контрреволюционные русские силы. Но революционные силы внутри спецслужб бдительно следили за тем, чтобы эти силы внутри одряхлевшего красного проекта не набрали большого веса, зато заботливо выращивали новых либеральных революционеров-«оранжоидов» в недрах «красного проекта». Чубайсы, гайдары, шахраи всякие… Они выращивалась под особым покровительством КГБ (над этим особенно хорошо потрудился Андропов- Флекенштейн).

Под руководством «серых костюмов», регулярно сажающих в тюрьму русских патриотов, была создана идеологическая обслуга либеральных революционеров — Евтушенко, Ахеджакова, Жванецкий и т.д. Всячески угнетались верующие люди, порой их сажали в тюрьму просто за проповедь своей православной веры, или выгоняли с работы за посещение храма. Зато «небожителям» из коммунистической номенклатуры позволялась любая хула на советский строй с либеральных позиций.

Так, Юрий Пивоваров, директор ИНИОН РАН, академик Российской Академии наук, в одном из своих интервью несколько лет назад признался: «МГИМО… уже тогда он был местом, где приучали читать иностранные газеты и журналы прямо с 17 лет, как только мы поступили. У меня это вошло в привычку (в СССР, в 67-м году!)…
…я уже в 18-19 был абсолютным антисоветчиком… Мы в МГИМО создавали подпольные кружки, готовили убийство Брежнева...
….однажды захватили радиостанцию МГИМО, это было на втором курсе, и я обратился к студентам и преподавателям с бурной речью. Нас не выгнали, как ни странно, оставили. А потом, на пятом курсе, меня впервые арестовали. В 1972 году меня арестовали с чемоданом самиздата на Ярославском вокзале. Меня вызывали на допросы в КГБ, я думал, что посадят, но не только дали окончить институт, но и брали на дипломатическую работу…»

Потом пришла перестройка. Закономерно пришли к власти выкормыши Андропова-Филькенштейна: Горбачев с Шеварнадзе и Яковлевым, за ними Ельцин. На новом уровне революционной деградации повторился Керенский с Лениным. Правда, после либерального революционера Ельцина появился и «частично контрреволюционный» Путин, который несколько улучшил ситуацию, возвысил русский патриотизм. Однако его контрреволюция носит тоже, к сожалению, только весьма половинчатый характер, и пока она не вышла за рамки либерального проекта, хотя все же Россия при его руководстве сумела избежать развала, значительно экономически и политически усилилась по сравнению с ельцинским безвременьем, при нем произошло воцерковление довольно значительных масс населения.

На «независимой» же Украине сначала произошел бешеный национал-либеральный накат при Кравчуке, потом частичный откат при Кучме, потом радикальный напор либеральной революции при Ющенко, потом «оранжевая контрреволюция» при Януковиче. Тут отмечу, что контрреволюционный откат на Украине носил еще более условный и слабый характер, чем в России. Сам этот проект по определению носит совершенно революционный и русофобский характер, поэтому поддерживающие его Кучма и Янукович закономерно предали своих избирателей, и только слегка уменьшили накат на Православие и Россию.

Так получилась ситуация, обратная ожиданиям их избирателей: частично традиционалистская политика Кучмы и Януковича укрепила и продлила революционный, национал-либеральный проект, венцом которого стал жидобандеровский, как метко назвали его сами организаторы, евромайдан. Они начали сбрасывать статуи русофоба Ленина, и ставить вместо него памятники ненавидящим все русское «героям УПА» и прочим мазепинцам всякого рода. На смену умеренным «жирондистам» пришли радикальные «якобинцы»… Революция в развитии…

Новыми вождями и телезвездами революционной Украины стали крепко пьющий наследственный вор и «мясник» Порошенко-Вальцман, патологически жадный и неадекватный убийца Коломойский, армянский гомосексуалист олигарх Аваков, работавший проститутом «щирый укр» Ляшко, ныне занимающийся грабежами и педофилией… Закономерные последствия революционного евромайдана…

В таких мероприятиях всегда в роли организаторов и вождей проявляются люди с дурной наследственностью, склонные к мятежу против любой власти, наркомании и алкоголизму, суицидам, сексуальным извращениям, к занятию дегенеративными видами искусства.

Противники всякой иерархии. Скрытые, или явные сторонники оккультизма, или современного воинствующего агностицизма. Они-то и являются наиболее активными участниками всех революций. Правда дела их — революционные антисистемы — довольно быстро разрушаются, но они потом опять порождают не только идейных, но и биологических продолжателей своего разрушительного дела.

На эту тему много писали итальянский еврей Ломброзо («Гений и сумасшествие») и австрийский еврей, видный деятель сионизма Нордау («Вырождение»). Достаточно бегло посмотреть на фамилии тех же «перестройщиков», чтобы понять, что это, в массе своей, потомки революционеров. Это одновременно еще раз доказывает и то, что «перестройка» и «демократизация» — закономерное продолжение самых разрушительных тенденций революции.

Вот, допустим, премьер Гайдар, чей дед был не только талантливым писателем, но и, к сожалению, еще и революционером. Из-за угрызений совести по поводу массовых убийств, совершенных им в молодости, он периодически лечился в психбольнице и страдал запоями. Или вот, например, другой довольно крупный политик из окружения Ельцина — Шахрай, внук известного украинского национал-коммунистического деятеля (кстати, фамилия Шахрай в переводе с украинского означает жулик).

Чем ныне привлекает часть патриотов образ Сталина? Как раз во многом тем, что он уничтожил множество таких персонажей… Но ведь сколько их еще осталось тогда…

Правда, даже такая, минимальная, можно сказать, сталинская контрреволюция внутри красного проекта вызывала ярость бесноватых революционных преступников.

С негодованием писал Троцкий в 30-е годы о стремлении возродить в СССР семью: «Революция сделала героическую попытку разрушить так называемый «семейный очаг», т.е. архаическое, затхлое и косное учреждение... Место семьи... должна была, по замыслу, занять законченная система общественного ухода и обслуживания», - то есть «действительное освобождение от тысячелетних оков. Доколе эта задача не решена, 40 миллионов советских семей остаются гнездами средневековья... Именно поэтому последовательные изменения постановки вопроса о семье в СССР наилучше характеризуют действительную природу советского общества... Назад к семейному очагу!.. Трудно измерить глазом размах отступления!.. Азбука коммунизма объявлена «левацким загибом». Тупые и черствые предрассудки малокультурного мещанства возрождены под именем новой морали».

Наконец, возмущался Троцкий, «еще более оглушительный удар нанесен принципам Октябрьской революции декретом (от 22 сентября 1935 года), восстанавливающим офицерский корпус во всем его буржуазном великолепии…»

Также при Сталине были приостановлены эксперименты с дегенеративным революционным искусством: были остановлены всячески «авангардные» эксперименты в кино, театре, живописи и литературе.

Обо всем этом некоторые наши публицисты — эрудированные, но вовсе не понимающие сути Православия, сообщают, чуть ли не как о Торжестве Православия в рамках «красного» проекта, что невозможно по определению… Это были, увы, только полумеры, и торжество душевности, но не духовности. Нет, это хорошо, если есть хорошее искусство. Но православная вера, культ — несравненно важнее культуры. Культура — только производное. Умрет вера — и культура выродится… Именно при Сталине большинство народа было лишено православных таинств, стяжающих благодать: крещения, венчания, исповеди, причастия… Везде звучала хула на Русскую Церковь, оскорбляли святых и святыни, насаждалась лживая и дикая «научная» вера в то, что Ничто породило Нечто, а из Нечто происходит Все. Даже в «лучшие», в «позднесталинские» годы…

Но на самом деле и в смысле долговечности государственного проекта сталинская «красноватая» контрреволюция была заведомо обречена.

Революционные государства, основанные на лжеучениях, никогда не бывают долговечными. Это православная Ромейская империя могла быть самым долгосрочным государственным проектом в истории (1100 лет), а коммунистическая — и ста лет прожить не могла.

Советизм прошел путь своеобразной эрзац-религии: от красного восхода до оранжевого заката. Разным было и отношение Советской власти к религии. После истребления самых активных защитников Православия революционерами, а потом истребления самых активных революционеров в 30-е годы, наиболее многочисленным слоем населения стали «атеисты православной культуры».

Что такое позднесоветская, частично контрреволюционная власть? Это политическая идеология вместо религии, это клуб вместо храма, это песни вместо молитв. В целом: душевность вместо духовности. Душевность — сфера эмоций. Душевный человек находится посредине между плотским и духовным, он может либо подниматься вверх, либо опускаться вниз. Но, поскольку падать легче, чем подниматься, то чаще всего человек душевный переходит к плотскости. И тогда: торговые центры — вместо клубов, непристойный сленг — вместо песен, культ потребительства — вместо христианского нестяжательства.

Короче говоря, несмотря на некоторый откат в сторону традиционализма, советизм привел к духовному одичанию общества, которое к концу 80-х годов созрело к варварской приватизации, наркотизации общества, к повальному растлению молодежи и взрослых, возрастанию количества кощунств и массы сект. Все это было практически без сопротивления принято после либеральной революции на постсоветском пространстве, где люди за годы принудительного атеизма во многом потеряли понятие добра и зла, «верха» и «низа».

Майдан 2004-2005 гг. и евромайдан 2013-2014 гг. были прямым продолжением генеральной линии финансировавшей все это западной олигархии по уничтожению Святой Руси, и всего того, что от нее еще оставалось. То, что прадедушки современных ротшильдов и рокфеллеров делали в 17-м году, то их правнуки продолжают в 2015-м.

Революции, конечно же, выгодны их вдохновителям и финансистам и в чисто экономическом ключе, хотя гораздо важнее их духовная, точнее, анти-духовная суть.
Расходы финансовых вдохновителей обычно окупаются сразу после прихода к власти их марионеток. Всевозможные международные пройдохи-«бизнесмены» хаммеры быстро помогают новым властям рассчитаться с их прежними покровителями путем грабежа веками накопленных веками богатств. Те же большевики отправили огромные ценности за океан….

Затем революционный "Голем" часто на некоторое время выходит из-под контроля своих создателей и заживает своей жизнью, пугая мир железной мощью. Но уже в третьем поколении революционное государство рушится, выгоду из чего снова получают готовые к этому внуки тех же Ротшильдов и Рокфеллеров, которые финансировали революцию.

Если Гайдар-дед жил в «красной» идеологической матрице, сформированной при активном участи Ротшильдов, то Гайдара-внука поселили в уже оранжево-либеральной палате № 6, сформированной при их же активном участии. А когда он стал прозревать и брыкаться, то отчего-то внезапно умер во цвете лет. Кстати, финансист и идеолог перестроек и майданов Сорос — финансовый офицер Ротшильдов. Неопровержимые документы свидетельствуют, что данный клан изначально финансировал еще орден иллюминатов и разжигал революционные пожары по всей Европе 200 лет назад.
Позже мировой пожар революций по всему миру раздували и многие другие кланы Уолл-Стрита и Лондонского Сити.

Наибольшее количество документов об этом привел американский ученый Энтони Саттон в своей содержательной книге «Уолл-Стрит и революция». Он, в частности, писал: «Троцкий был за мировую революцию, за всемирную диктатуру; одним словом, он был интернационалист Тогда у большевиков и банкиров была эта существенная общая платформа — интернационализм. Революция и международные финансы не так уж противоречат друг другу, если в результате революции должна установиться более централизованная власть. Международные финансы предпочитают иметь дело с централизованными правительствами. Банковское сообщество меньше всего хочет свободной экономики и децентрализованной власти, так как это распыляет власть».

Сначала ставленники мировой олигархии возвращают ей долги за счет покоренной страны. Но потом, по законам развития подобных систем, революция, ко всеобщему облегчению, часто пожирает своих уродливых детей, и распространившиеся пороки подавляются более здоровыми силами. Ситуация временно выходит из-под контроля мировой олигархии. Сталины и Мао-цзедуны колошматят связанную с заграницей «ленинскую гвардию», укрепляют страну, проводят индустриализацию. Расстреливают наркоторговцев. Ссылают на «великие стройки социализма» представителей дегенеративного искусства. Одевают в лагерные ватники гламурных любителей содомской «любви». Закрывают границы и выгоняют иностранных олигархов.

Но это — колосс на глиняных ногах. Вышедший из-под контроля создателей Голем обречен в скором времени рухнуть. Лишенный религиозно-культурных корней космополитический режим обречен пасть уже через поколение-два. Потом обязательно начинается прихватизация всего, что было создано централизованной экономикой социализма. Внуки тех «добрых» западных дядь, которые финансировали революционеров, снова приходят захватывать ресурсы страны, которую перевернули вверх дном их дедушки.

Инфантильность постреволюционных лидеров 2-3-го поколения, потомственных атеистов и агностиков, маргинальных в духовном плане и космополитических в национальном, неизбежно приводит их страны к полному, или частичному краху, к плавному или быстрому переходу под внешнее управление. Атеизм всегда был послушным орудием в руках оккультизмов.

Интересное сообщение, проиллюстрировавшее инфантильность и ущербность сознания позднесоветских атеистических «перестройщиков» прислал один из участников образовавшегося под этой статьей форума: «Откровенное признание одного из крупных идеологов перестройки историка Ю.Афанасьева. За честность спасибо, конечно, но даже сейчас он не понимает, что говорит. Удивительно не то, что "у России нет будущего", удивительно, что "мы не умели мыслить, в голове была каша, никакой парадигмы будущего не было". Обычно они с невозмутимой… лицом говорят "иначе было нельзя". А самое удивительное, что он даже сейчас не связывает то, что творится, с той кашей, не смущаясь которой (тоже характерно это отсутствие смущения) они рушили страну. Но этот хоть сказал».

Спрашивается, могли ли такие деятели выиграть Холодную войну?

Так или иначе, уже на уровне 2-3-го поколения революционеров возникает бОльшая (страны бывшего СССР), или меньшая (КНР) зависимость государства от заграничных «крестных отцов» революции. В КНР пока последствия «реформ» не так катастрофичны, как в СССР, даже способствуют значительному росту экономики, хотя нарастают и минусы. Но, прежде всего, это потому, что китайский социализм младше позднесоветского, и потому здоровее. Там было возможно отделить реформы политические от экономических.

Тем не менее, слухи о грядущей «всемирной диктатуре» Китая сильно преувеличены. Ставить нам в пример пресловутый «китайский социализм», связывая его с мифологизированным образом Сталина — это просто анекдот. Да, там есть немало достижений. Но там нет даже пенсий — они есть только у крупных чиновников и бизнесменов! Применяются принудительные аборты, стерилизация, травля людей вредными вакцинами, привезенными с Запада. Уже муссируется вопрос о внедрении «браков» извращенцев, «добровольно-принудительной» эвтаназии… Там нарастает разрыв между богатыми и бедными людьми, причем она просто чудовищна, намного больше, чем в России.

Растут противоречия между богатыми и бедными провинциями, ханьцами и нацменами, религиями и атеизмом. А главное — нарастает всеобщая разруха в головах. Автору этой статьи приходилось тесно общаться со многими китайцами, от дипломатов до базарных торговцев. В массе своей — это типичные советские люди времен Горбачева. Много хороших черт. И душевности, и коллективизма хватает, плюс восточная вежливость и воспитанность. Но есть и западническая маниловщина, всеобщее торгашество, клановость, коррупция. Все это умножьте на остатки языческих идей, сросшихся в массовом сознании с европейскими неокультами в стиле Нью-Эйдж. Да, есть исключения, есть и более нормальные люди, но их не так много. У китайцев нет ясной картины происходящего, нет стратегии и глобального плана у их руководства, только ситуативное реагирование, порой эффективное, но краткосрочное.

КНР переживает сейчас тот же примерно период, что СССР году, эдак, в 80-м. До краха КНР осталось лет десять — атеистические режимы вообще не живут дольше 73 лет.

ТНК постепенно захватывают там ведущие позиции во всех сферах Китая. Благодаря либеральным экономическим реформам в КНР, вторая по величине финансовая группировка мира SHBC базируется в Китае и контролируется Ротшильдами. Как пишет известный китаевед А. Девятов, «о степени присутствия финансового капитала группы Ротшильдов в Китае можно судить по тому, что в любом китайском аэропорту на каждом трапе написано для тех, кто умеет читать: "Ротшильды приветствуют вас!" я имею в виду логотип SHBC».

При активной поддержке Запада в китайское общество внедрены мощные, прекрасно технически оснащенные, многомиллионные по численности секты, готовые стать ядром нового майдана.

Китай — это колосс на глиняных ногах. Запад может раздуть в нем гражданскую войну в любой момент, причем у них в рукаве есть «козырный туз» — марионеточный Тайвань, за которым, в случае межусобицы, пойдет немалая часть китайского народа. Правда, Запад сделает это не раньше, чем с помощью различных форм давления и подкупа заставит Китай ударить по России. Да, нам надо стараться дружить с Китаем, особенно — против Запада, надо налаживать с ним взаимовыгодные экономические связи. Однако сам этот обреченный на скорый крах китайский «красноватый» проект примером для подражания нам быть не может.

Вот еще один пример того, как нами пытаются манипулировать с целью не дать вернуться к русскому пути развития.

И в этом случае тоже на щит выдвигается образ Сталина. Неосталинисты обычно просто «помешаны» на Китае, будучи совершенно незнакомы с его более чем сложной реальной жизнью. При этом они часто называют себя православными, и утверждают, что Сталин в конце жизни воцерковился и покаялся. Впрочем, действительно, есть серьезные свидетельства от некоторых лиц из его окружения о том, что он старался возвратится к Богу в старости. Я, кстати, не вижу в этом ничего невероятного: часто согрешающий в молодости человек в зрелом возрасте возвращается к порядочным идеалам счастливого детства.

Но если он действительно в конце жизни воцерковился, то он — человек вполне богословски образованный, в отличие от своих нынешних адептов — должен был тогда возмечтать возродить православную империю. Хотя он, конечно, не мог этого сделать, если бы он объявил марксизм-ленинизм лжеучением, то был бы моментально уничтожен. Ну что же, в таком случае это была трагедия этого человека, который в зрелом возрасте стал заложником своей революционной юности. Если это было так, то осуществим сталинские мечты — отвергнем «красный» и продолжающий его «оранжевый» революционный проект для России, раз и навсегда!

Православные отмечают Сретение Господне
Отдел информации
К завершению спецоперации советских войск в ДРА
Игорь Погосов
Выводы сделают внуки
Борис Подопригора
и поэтому постоянно ошибаемся
Константин Щемелинин
Отдел информации
Митрополит Франции и экс-президент Сербии работали на Великобританию
Отдел информации
К alma mater системных либералов - ВШЭ - подобрались с тыла
Отдел информации
Отдел информации
Павел Воскобойников
Российские дороги покроют «суперасфальтом»
Отдел информации
В США назвали самые провальные военные разработки
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования