пятница, 29 Июля, 2016

Подробно

Лукашенко балуется литвинством

Александр Андрушкевич
09.01.2015 - 06:07
Лукашенко балуется литвинством

Некогда маргинальное, течение так называемого литвинства пробивается на верхи белорусской власти. Происходит это, конечно же, не благодаря импульсу самого литвинства, а благодаря заинтересованности Минска в поднятии идеологии литвинства на более высокий уровень.

Изначально литвинство – умозрительный концепт части белорусской националистической интеллигенции. Она была оторвана от реальности так же, как и выдуманный ею концепт литвиниства. Поначалу национал-интеллигенты просто играли в литвинство и трясли им, как погремушкой, завораживаясь исторгаемыми из этой идеологии политическими звуками.

Но потом кое-кто в Минске понял, что из литвинства можно извлечь пользу, и сразу взял жутко гордых, и жутко независимых литвинистов в оборот. Вообще, тезисы о свободолюбии, непокорности, безудержной удали и храбрости литвинов очень популярны в среде сторонников этой идеологической сказки. Литвинство срочно создает пантеон своих героев и необходимые для влияния на массы идеологемы.

Геннадий Давыдько, руководитель Гостелерадиокомпании Белоруссии, человек, ответственный за пропагандистскую работу в стране, прямо называет себя литвином. Он говорит, что для него это слово предпочтительнее, чем этноним «белорусы». То есть, литвинство прокралось в пропагандистские структуры белорусского государства. Наивно думать, будто это происходит без ведома Лукашенко. Как раз сам Лукашенко не прочь разыграть литвинскую карту.

Вкратце суть литвинства выглядит так: белорусы — это наследники Великого Княжества Литовского (ВКЛ), а белорусы — это вовсе не белорусы, а литвины, те самые, кто создал ВКЛ. ВКЛ — европейское государство, чистое и благородное, как слеза, вынужденно соседствующее с дикой и варварской Россией. Только распад ВКЛ лишил белорусов, сиречь, литвинов, светлого европейского будущего, поэтому надо возродить идеологию и самосознание ВКЛ, и повернуть Белоруссию лицом на запад.

Но как возродить идеологию и самосознание государства, исчезнувшего с карты мира еще в XVIII веке, да и то, номинально? Потому что в реальности ВКЛ исчезло с карты мира в XVI веке, слившись после Люблинской унии с Польшей, итогом чего стало появление Речи Посполитой. А в Речи Посполитой всем заправляли поляки, и чем дальше от момента заключения унии, тем меньше в ВКЛ оставалось непольского. Со временем знать ВКЛ окончательно перешла на польский язык, польскую культуру и приняла польскую идентификацию. Литвтинами же в ВКЛ называли всех ее жителей, вне учета их национальности, подобно тому, как в СССР всех называли советскими людьми, хоть бурята, хоть армянина, хоть эстонца.

Литвины XXI века восстанавливают все не из живой традиции, а со страниц исторических журналов и книг. Извлекая из анналов истории припорошенную пылью веков тему ВКЛ, они неизбежно привносят туда свое субъективное, искусственное, натянутое, что предельно искажает их проект, делает его далеким от исторической реальности, и подогнанным под политическую конъюнктуру XXI столетия. Изготавливаются целые инструкции, как стать правильным литвином, каким богам молиться, какую политическую идеологию исповедовать, во что верить, а что отвергать. Все это сухо, безжизненно, оловянно и деревянно.

Но это не значит, что сухое и безжизненное литвинство не может развиваться дальше. Материалистическая философия тоже была искажением и порождением политической конъюнктуры, но просуществовала в СССР на правах господствующего мнения 80 лет. То же и с литвинством. Оно искусственно, но оно выгодно тем, кто видит в сближении Белой Руси с Россией угрозу для своих шкурных интересов. Г-н (пан) Давыдько, например, или тот же Лукашенко, который хочет быть полновластным князьком в своем колхозе. А чтобы колхоз не помышлял о сближении с Россией, надо в колхозе насадить соответствующую идеологию.

Выбор у батьки широк: хочешь, делай ставку на белорусский национализм, хочешь, ставь на литвинство. Национализм и литвинство соприкасаются во многих местах, но литвинство идет дальше: оно призывает белорусов признать себя балтами, прямыми наследниками ВКЛ, порвать с «выдумками» о славянском происхождении белорусов, и, уж тем более, о родстве их с великорусами.

Все искусственное неизбежно радикализируется. Взгляните на искусственно выведенную в политических инкубаторах Австро-Венгрии, Германии и Польши украинскую нацию, и все поймете. Недостаток достоверных фактов литвинство будет дополнять радикальными теориями, агрессией к несогласным и т.д. Агрессивный импульс уже сейчас заложен в формуле литвинства «Мы – добрая Европа, они – злые чужаки-азиаты».

Литвинство прокладывает пропасть раскола внутри белорусского общества. Это – путь к нестабильности и внутренней напряженности, вражде и склокам.

Литвинство неизбежно оправдывает белорусских коллаборационистов времен Великой Отечественной войны. Ведь они же воевали против «советских варваров» за «европейское будущее» Белоруссии. Подумать только: республика, в которой погиб каждый четвертый житель в 1941-1945 гг., стала местом зарождения такого мерзкого идеологического трусливо-европейского явления, как литвинство! Потоки предают предков, и делают это открыто, вальяжно, нагло, публично!

Литвинство – это одна из разновидностей белорусской бандеровщины. Другой разновидностью является обычный белорусский национализм, который не отказывается от этнонима «белорус», но насыщает его русофобским содержанием.

Литвинство – это не только пусть к внутрибелорусской вражде, но и вражде по всем фронтам. С Россией понятно, она – славянское зло для «балтов-литвинов». Но кроме России у литвинистов не складываются отношения с литовцами. Они и не могут сложиться, потому как у литовцев больше исторических прав на наследие ВКЛ, чем у кучки городских белорусских национал-интеллигентов, начитавшихся исторических очерков в интернете.

Литовцы крайне возмущены попытками литвинистов присвоить себе историческое наследие ВКЛ. Великое прошлое литовского государства для литовцев — предмет гордости, особенно, на фоне их современного крохотного и зависимого государства. Для них литвинисты из Белоруссии — воришки и исторические проходимцы.

Не лучше дело обстоит с Польшей. Почему между Варшавой и Вильнюсом сейчас такие плохие отношения? Потому что Литва считает Польшу агрессивным ассимилятором, превратившим литовскую аристократию ВКЛ в поляков по воспитанию и духу. В Речи Посполитой Польша лишила Литву элиты, превратив ее в польскую элиту, и лишила значительной доли культуры, превратив ее в польскую культуру.

Для поляков же Речь Посполитая с ее ассимиляторской политикой — предмет великодержавной гордости. Они укоряют литовцев в неблагодарности за цивилизационный труд поляков, которые принесли в Литву очаги высокой европейской культуры.

Эта тема — предмет постоянных ожесточенных споров литовцев и поляков. Белорусские литвинисты главенствующую роль в ВКЛ приписывают белорусам-литвинам. Легко предсказать, что тот же накал, с каким сейчас поляки спорят с литовцами, поляки начнут спорить с литвинистами. Вернее, литвинисты — с поляками, потому что именно от первых исходит неумное желание насильно перекрасить всю историю в ВКЛ под себя.

На фоне неумолкающих споров с литовцами споры с поляками превратят жизнь литвинистов в постоянную беспрерывную склоку.

А пока Лукашенко решил половить рыбку в мутной воде. Напрасно представители западнорусской исторической школы ходатайствовали о возведении памятника Александру II и переименовании одной из улиц Минска в честь историка-западнорусиста Евфимия Карского, уроженца Белоруссии. Его перу принадлежит более 700 работ по славистике и истории западных славян, но белорусские власти решили, что увековечивание его имени нежелательно.

Зато Лукашенко не имел ничего против увековечивания памяти литовского князя Ольгерда, ходившего войной на Москву. В Витебске этому захватчику поставлен памятник. Открытие монумента в июне 2014 г. сопровождалось театрализованной постановкой: по улицам Витебска проехал на коне наряженный в Ольгерда персонаж, рядом с ним — его жена-княгиня и пешие воины средневекового Витебска. Русофобское действо прошло на славу.

Литвинисты считают Ольгерда своим, белорусским литвином, как и целую кучу прочих литовских князей. Поэтому для литвинистов открытие памятника было проявлением благосклонности президента к их литвинистским играм.

Николай Севостьянов
Николай Севостьянов
Александр Гончаров
Константин Щемелинин
Александр Гончаров
Почему сбежал тот, у кого руки по локоть в моче?
Отдел информации
на руках советских патриотов
Отдел информации
Хорошая фотоподборка времен СССР
Отдел информации
Рашкин использует запрещённые приёмы
Отдел информации
Игумен Кирилл (Сахаров)
Опыт православного переосмысления
Алексей Сокольский
Надо лишь вернуться к Богу, человеку и справедливости. Но начинать надо с себя
Александр Гончаров
Всплеск преступности - дело батальонного быдла Украины
Владимир Переслегин
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования