суббота, 23 Июля, 2016

Подробно

Крым: угроза потери

Александр Дмитриевский
02.01.2015 - 22:57
Крым: угроза потери

Вокруг организованной Украиной блокады Крыма разгорелось немало дискуссий. К сожалению, их результат неутешительный: большинство россиян в штыки воспринимают саму мысль о возможности утраты недавно возвращённого в состав страны полуострова. Они верят в исключительное стратегическое и сакральное значение Крыма для России и готовы вступить по этому поводу в жаркий спор с оппонентом, выдвигающим здравые мысли о катастрофической уязвимости Тавриды.

Как показало время, возврат Крыма в состав России весной 2014 года был проведён с огромными ошибками: идея самоценности полуострова не позволила трезво оценить проблему зависимости региона от материковой логистики. Это упущение сейчас начинает приобретать катастрофические масштабы, а в ближайшем будущем грозит потерей Крыма.

Предвижу праведный гнев читателей, утверждающих, что Россия этого не посмеет допустить. Тем не менее, история много раз доказывала, что утрата Дикого поля — междуречья Дона и Днепра в полосе от морского побережья до рек Орель и Северский Донец всегда оборачивалась сдачей Крыма для того, кто им владел. Подчёркиваю: всегда! И исключений здесь нет.

1779 год. Войска под командованием Суворова выходят к устью Днепра. Дикое поле оказалось в составе России, крымский хан лишился огромного плацдарма к северу от Перекопа, позволявшего беспрепятственно устраивать набеги на соседей. Более того, у него не стало полосы обеспечения: раньше он мог сразиться с противником в предполье, а сейчас — надо принимать бой в самом Крыму. В результате к 1783 году нужды в существовании ослабевшего Крымского ханства не было, и его упразднили царским указом.

1853 год. Крымская война, которая, кстати, для России была неудачной только в самом Крыму: на всех остальных её театрах от Закавказья до Камчатки побеждали русские войска. Причина очень простая: слабая материковая логистика, не позволявшая снабжать крымские гарнизоны всем необходимым. Результат — ряд катастрофических поражений и оставление Севастополя.

1920 год. Белая гвардия не смогла удержать Перекоп и Чонгар. Зато находившиеся к северу красноармейцы не испытывали никаких проблем с доставкой ресурсов из тыла.

1941 год. В октябре Вермахт прорвался к Бердянску и Мариуполю. Красной Армии не удалось закрепиться на Перекопе и она вынуждена отступать к Севастополю, который был взят в осаду за считанные дни после появления гитлеровцев в Крыму.

В конце 1941 года началась Керченско-феодосийская наступательная операция, проходившая со стороны Таманского полуострова. Необходимость снабжения войск через пролив привела к тому, что поставленные задачи по деблокаде Севастополя и освобождению Крыма выполнены не были. В начале лета 1942 года Красная Армия потерпела жесточайшее поражение на Керченском полуострове, вскоре при столь же катастрофических обстоятельствах был потерян и Севастополь.

В октябре 1943 года советские войска полностью заняли левобережье Днепра. После этого продержаться в Крыму гитлеровцы смогли всего полгода.

1954 год. Насильственная передача Крыма в состав Украины во многом стала результатом того, что полуостров и в логистическом, и в экономическом плане был более интегрирован в состав соседней союзной республики, чем своей собственной.

Начало 1990-х годов. Энергетическая зависимость Крыма от материковой Украины позволила Киеву достаточно легко подавить освободительное движение на полуострове. Нескольких отключений электричества оказалось достаточно для того, чтобы республиканская элита пошла на капитуляцию перед киевской властью.

Всё это говорит о том, «ключ» от Крыма находится на материке к северу от полуострова: оттуда идут и вода, и электричество, и дороги.

Мне попробуют возразить, что вскоре будет построен мост через Керченский пролив. Увы, не стоит питать иллюзий на этот счёт. Очень много времени займут изыскательские работы: донные грунты в проливе крайне капризны, из-за чего предыдущие попытки возведения моста постигла неудача. Не исключён отрицательный результат и в этот раз.

Кроме того, мост придётся строить несколько лет, а логистика нужна уже сегодня. Заместить утраченное в результате блокады нечем: мощностью портов и паромной переправы можно пренебречь, а железная дорога, ведущая с обеих сторон к берегам Керченского пролива отличается слабой пропускной способностью. Между прочим, в районе Джанкойского узла она простреливается РСЗО с украинской стороны.

Аналогично выглядят идеи с прокладкой подводного кабеля: на Юге России избытка электроэнергии не наблюдается. Кроме того, придётся фактически полностью реконструировать линии электропередач, ведущие на Тамань, а также энергосистему Крыма.

Мобильные газотурбинные электростанции позволили решить проблему снабжения полуострова не более, чем на треть: при потребности примерно в 1,3 ГВт нужно строить как минимум мощную ТЭС с энергоблоками производительностью 800 МВт, а ещё лучше — АЭС. К сожалению, то, что не было достроено на Казантипе в советское время, восстановлению уже не подлежит. Кроме того, строительство любой мощной электростанции занимает несколько лет, и начинается с возведения города-спутника, а не самого предприятия.

Ну, и про топливо не будем забывать: добыча газа и нефти на полуострове покрывает только 3/4 собственных нужд. Остальное идёт через Перекоп. Можно, конечно, подвести газопровод к Тамани за счёт мощностей Южного потока, но это потребует капитального строительства новых газопроводов в Крыму.

Про опреснение воды даже и говорить не хочется: заместить поставки по Северо-крымскому каналу это не позволит (их объёмы — около 3 млрд. кубометров в год, 85% от потребления), зато получаемая влага окажется золотой в прямом смысле этого слова. Опять же — откуда-то надо брать дефицитную на полуострове энергию: процесс крайне энергоёмкий. Не будем забывать, что днепровская вода шла в основном на нужды промышленности и сельского хозяйства: прошедшее лето показало, что бытовому потребителю будет достаточно воды из местных источников.

Отдельный вопрос — внутренняя ситуация в Крыму. Быстрое возвращение в состав России не позволило зачистить полуостров от «пятой колонны», которой в регионе — более, чем достаточно, и сосредоточена она весьма компактно в целом ряде стратегически важных с точки зрения логистики районов республики, таких, как Джанкойский, Бахчисарайский, Старокрымский и Белогорский.

Не будем забывать, что ещё недавно за украинские националистические партии в Крыму стабильно голосовало 12-15% избирателей: в Донбассе этот показатель никогда не превышал 4%! Столь высокие показатели на выборах бандеровцам обеспечивали сторонники меджлиса: сейчас они затаились, но никуда не делись. Наивно считать, эти люди сменили свои взгляды за столь короткий промежуток времени.

Необходимо признать, что Крым оказался в катастрофической ситуации: материковая логистика — полностью в руках Украины, на полуострове сильны позиции тех, кто ещё совсем недавно был главными союзниками бандеровцев. Если хунте удастся разместить натовский контингент между Мелитополем и Каховкой, то крымская группировка российских войск попадает в самую настоящую ловушку, точнее — в тактическое окружение. И это — без боевых действий!

Под удар подпадает мирное население, являющееся усложняющим оборону фактором, эвакуация которого в случае необходимости окажется крайне затруднительной. И если из Донбасса люди имели возможность выехать хоть по каким-то гуманитарным коридорам, то в Крыму в случае войны таковых не будет.

Многие оппоненты начнут обвинять автора этих строк в излишнем алармизме, аргументируя свою позицию тем, что русскому солдату свойственны стойкость и мужество, благодаря чему он не позволит вражеской ноге ступить на крымскую землю. Конечно, это важные качества, но они не смогут заменить перерезанные противником пути снабжения: запасы оружия и провианта, если их не пополнять, имеют свойство исчерпываться, необходимы и свежие людские ресурсы. Рано или поздно блокированный гарнизон, несмотря на свою отвагу оказывается перед нелёгким выбором: гибелью в неравном бою с одной стороны, и капитуляцией, с другой. В обоих случаях образовавшуюся стратегическую пустоту заполнит противник своим присутствием.

Сегодня Крым — осаждённая крепость, которую надо либо деблокировать, либо придётся оставлять в случае провала такой операции, так как шансы на удержание резко уменьшатся. Плохо, что это осознаётся очень немногими: большинство ещё испытывает «крымнашескую» эйфорию и надеется на благополучный исход ситуации, которая разрешится чудесным образом. Увы, на войне чудес не бывает.

Поэтому всем нам необходимо как можно скорее избавиться от мыслей о самоценности Крыма и его величайшем духовном значении для россиянина. Это — вредные мысли, порождающие опасные иллюзии, расплата за которые будет необычайно горькой: в прошлые войны отстаивание рубежей с символическим значением много раз становилось причиной катастрофических поражений.

Вместо этого необходимо задуматься об уязвимости Крыма. И о том, что ликвидировать её силами самого Крыма, а также снабжением через Таманский полуостров в ближайшие годы не удастся. Враги России это понимают и ждать не будут.

А ещё необходимо понимать, что формирующаяся Новороссия — это залог сохранения Крыма в составе России. И что судьба Крыма решается в Донбассе. Как и судьба России.

Спецы Порошенко против "агрессии российского бизнеса"
Валентин Наливайченко
обрекает Украину на вымирание и самоизоляцию
Николай Яременко
Теперь полякам не нравится зачистка упырей на своей земле
Игорь Ульянов
Быть ли Юго-Западной Руси Польшей или Русью?
Николай Яременко
К началу войны СССР оказался в полном одиночестве без союзников
Петр Мультатули, Александр Музафаров
на службе у «вашингтонского обкома» идет по старому следу…
Николай Яременко
Алексей Самойлов
Константин Щемелинин
Теракт в Ницце как финал трансформации сетенвой структуры террористов
Николай Севостьянов
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования