воскресенье, 25 Сентября, 2016

Подробно

Береза сгнила до Иловайска

Максим Купинов
28.10.2014 - 05:07
Береза сгнила до Иловайска

Опубликованная недавно на сайте «Сегодня.ру» статья «Карателями командуют ослы» вызвала заметный читательский интерес.

Интернет-читатели пытались понять, как три предводителя карателей - командир полка «Днепр-1» Юрий Береза, командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко и командир батальона «Миротворец» Андрей Тетерук после нескольких месяцев войны додумались написать Порошенко ахинею про обстрел «Буками» окопов?

Но самое забавное – один из троицы неподражаемых военных мыслителей – Юрий Береза, по его утверждению, закончил… Днепропетровское высшее зенитное ракетное командное училище (!).

Вот что это уникальное существо поведало о своем «творческом пути» в свидомиты в материале под названием «Нас в плен не берут, и мы в плен не берем».

Врал, конечно, взятые в плен очень даже живые добровольцы-бандеровцы с большим энтузиазмом прыгают по команде ополченцев, доказывая свою принадлежность к сексуальным меньшинствам.

Впрочем, вранье для Березы естественно, как дыхание.

Прежде всего, он вспомнил об ужасах беспросветного советского детства: «Я родился в селе на Днепропетровщине. Семья у нас была небогатая. Притом что родители труженики: мать на трех работах работала, отец водителем. Я знаю на собственной шкуре, что такое работа в деревне, потому что практически с 3-го класса я работал в колхозе. Наибольшей была зарплата 180 рублей, это когда пришлось работать без выходных. В 9-м классе родители мне купили, видимо, за мои деньги, мотоцикл «Ява» — это было нечто невероятное».

Просто страшно становится за семью небогатых тружеников, у коих сын школьник получал «наибольшую зарплату» в 180 советских рублей (младший научный сотрудник получал 120 рублей), и коему в 9 классе мотоцикл «Яву» купили. Сколько же получали отец водитель и мама на трех работах? Словом, советский кошмар.

Дальше было еще страшнее и беспросветнее: «В селе в советские времена сын пастуха или водителя практически не имел шансов выйти выше этого уровня (поступить в военное училище - авт.). Это все меня очень закалило, на всю жизнь, наверное».

Чтобы подтвердить, что закаленный невзгодами сын сельского водителя в советское время практически не имел шансов выйти выше этого уровня, Береза поведал: «Я считал, что мой профиль — история, и даже поступил на подготовительные курсы в университет. Познакомился с геологией (!). Но при этом всегда была мечта стать, например, командиром истребителя. Папа и мама всегда требовали от меня получения высшего образования, но не имели возможности содержать студента университета. И я в 87-м году поступил в военное Днепропетровское высшее зенитное ракетное командное училище».

Несчастная советская юность – хочешь, иди на подготовительные курсы в университет, хочешь – в военное училище. Бросаются в глаза, правда, некие странности Березы – как это он, считая, что его профиль - история, на подготовительных курсах с …геологией познакомился? Это как? Что за подготовительные историко-геологические курсы? И отчего он, мечтая стать «командиром истребителя», в зенитное училище поступил? Кстати, очень многие студенты в советское время банально подрабатывали, чтобы не сидеть на шее у родителей. Но Береза был явно выше этого. Но дальше с сочинителем ужастиков про тяжелое детство еще более интересные вещи происходили. Послужив на Камчатке, где ему очень не понравилось, Береза после распада СССР перебрался на Украину.

Места в войсках ПВО ему не нашлось, и он подался в войска железнодорожные: «Там я стал командиром взвода сначала, а затем командиром роты. Ротой командовал практически 6 лет. Я очень с ними занимался, и у меня была очень боевая рота. Потом ко мне начали со всей страны на перевоспитание отправлять. Поэтому мою роту назвали «штрафной».

«Боевая» рота, ничего не скажешь. Можно себе представить, что там творилось при «перевоспитании»…

Правда, закончилось все печально. Навыки, отработанные на солдатах-«штрафниках», Береза на родном начальстве опробовал: «Я комбригу сломал челюсти в двух местах, выбил три зуба, написал рапорт на увольнение и уволился в 2003 году».

Ну, на то терпила и был командиром украинской бригады, чтобы ему ротный командир челюсть ломал перед увольнением…

К нынешней своей должности командира полка «Днепр-1» Береза шел, как положено, через Майдан. Претворяет теперь в наземных боях свои зенитно-железнодорожные познания. Особенно ярко он выступил во время трепки, которую ополченцы бандеровцам под Иловайском устроили, где бросил своих подчиненных и драпал без них: «24 августа в День Независимости я просидел с 11 утра до 12 ночи в окопе, и ни на минуту не останавливалась стрельба, ни на минуту!! Я ничего не мог поделать. Я понимал, что имея такой массивный артобстрел, который продолжался 10 часов, я не могу ни на что влиять. Было страшное время, когда я почувствовал себя беспомощным. А второй — это когда я добрался до наших и спросил нацгвардейцев, вышел ли «Днепр», они сказали — нет. Я понял, что потерял батальон, а я несу ответственность за них. Я хотел застрелиться. Я думал, что с ума съеду».

Удрать, бросив подчиненных – это сильно. Само собой, стреляться или съезжать с ума Береза не стал, передумал, наверное.

Надо надеяться, что он и «Днепр -1» при разгроме бросит, не постесняется. А там «Днепр-2», «Днепр-3», пока идиоты, согласные умирать под его началом, не переведутся…

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте, в Одноклассниках и в Твиттере

Как в СБУ Мариуполя пытают, калечат и убивают людей
Михаил Казаков
Очередное вранье или дежурная глупость США
Максим Кустов
"Алмаз-Антей" о технологии глобальной лжи по делу самолета, сбитого в Донбассе
Отдел информации
Запад готов на любой подлог для обвинения России
Александр Гришин
Пишет киевлянка, переехавшая в Тамбов
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования