вторник, 28 Июня, 2016

Подробно

Донбасс под сенью креста

12.06.2014 - 16:15
Донбасс под сенью креста

Знамена c крестом Русской Православной Армии развиваются на блокпостах Славянска, Донецка, Макеевки и других городов Новороссии. Ополченцев из РПА ассоциируют с Павлом Губаревым – народным губернатором Донбасса.

В штабе ополчения в бывшем здании СБУ кипит работа. Здесь распределяют гуманитарную помощь жителям Донбасса, сюда стекаются добровольцы, готовые сражаться с карателями киевской хунты. Павел Губарев согласился ответить на вопросы главного редактора «Сегодня.ру» Юрия Котенка.

Бывший узник бандеровского режима сразу подчеркнул, что не входит в правительство ДНР и занимается вопросами гуманитарной помощи районам, где идут боевые действия, и отправкой добровольцев на фронт.

Поддержать Славянск по максимуму

СЕГОДНЯ: Вы говорите «в правительство не вхожу». Эта формулировка подразумевает если не противопоставление, то наличие, скажем так, разновекторных центров управления в ДНР?

Павел Губарев: Я бы так не сказал. Здесь каждый занимается тем, чем хочет заниматься, и в принципе есть понимание того, что у нас общий враг и что мы строим одно целое. Какого-то противостояния различных центров нет.

СЕГОДНЯ: Но Луганск и Донецк – два центра силы, и пока сложно говорить об объединении, о координации действий.

Павел Губарев: В военном отношении?

СЕГОДНЯ: В военном и политическом.

Павел Губарев: Порядок надо наводить и тут, и там. Мы получили легитимность на референдумах. Правительства обеих республик – и Донецкой, и Луганской – должны установить власть, настроить её в понимании всего того, что представляют собой властные структуры. Власть осуществляет сбор налогов. Власть выпускает деньги и имеет свою независимую, скажем, в Донецкой Народной Республике, банковскую систему. Власть осуществляет насилие в сфере наведения порядка. Власть обеспечивает военную безопасность региона и т.д.

Пока можно сказать, что работа над восстановлением власти продолжается, и в силу военного положения возникает множество проблем, которые необходимо решать. Но это всё задачи правительства. Повторюсь – я в правительство не вхожу, занимаюсь своим конкретным делом. Есть город Славянск, куда мы в рамках Народного ополчения Донбасса набираем добровольцев и отправляем туда. Задач – с избытком. В условиях военного положения рук на все не хватает.

СЕГОДНЯ: Можно сказать, что именно Славянск стал вашей вотчиной?

Павел Губарев: Ну как вотчина… Воюющий город, где идёт настоящее военное противостояние, стопроцентная война. Самая горячая точка Новороссии…

Судьба страны Новороссия

СЕГОДНЯ: «Миротворец» Порошенко не собирается останавливаться. Невеселые перспективы.

Павел Губарев: Порошенко озвучил: «Продолжаем антитеррористическую операцию», «Украина – унитарное государство. Единственный украинский язык, единственное государство»…

Ну, что сказать? Молодцы, «объединяют» страну. Думаю, это станет хорошим поводом забрать у хунты остальные земли – Харьковскую, Запорожскую, Днепропетровскую, Херсонскую, Николаевскую, Одесскую области. Мы это сделаем и включим их в нашу Новороссию.

СЕГОДНЯ: Что для этого нужно? Каков путь Новороссии?

Павел Губарев: Сейчас военный. Потому что враг вооружённым путём нам противостоит. Хотя возможность мирного пути, в общем-то была. Можно было создать законодательные условия, провести плебисциты, дать возможность самоопределения территориям, чтобы Украина распалась мирным путём по чехословацкому варианту.

СЕГОДНЯ: Сегодня это уже невозможно?

Павел Губарев: Нет. Идет война, и не мы ее начали. Они намерены продолжать противостояние. Понятно, что Запад не хочет усиления России. А Россия не намерена отдавать свою историческую территорию, населённую такими же русскими людьми, как и в других – в Ростове, Самаре – регионах. То есть, это Россия. Эта территория была Украиной по исторической случайности. Восстановить историческую справедливость – в этом я вижу и свою миссию, и миссию людей, которые меня окружают.

Одесса начинается с Донбасса

СЕГОДНЯ: Новороссии противостоит Запад – открыты военные поставки киевскому режиму, карательные операции идут по указке западных инструкторов, на Юго-Восток лезут наемники ЧВК, которых нанимает Коломойский.

Павел Губарев: У них – наемники, у нас – ополченцы. Да, силы неравны. Пока. Но мы-то понимаем, за что сражаемся, и они понимают, за что находятся здесь. Они добывают «тридцать серебряников» – зарплату, которую платят олигархи, и знают, что воюют за бизнес, который олигархи хотят сохранить в своих руках. Кстати, и те украинские националисты (не скажу – здравые), но те, которые хотя бы умеют мыслить, понимают прекрасно, что это не их война, что бывшие Луганская и Донецкая области, а ныне республики – уже не Украина.

Одесса – это не Украина после 2 мая 2014 года...

СЕГОДНЯ: Почему после этого злодеяния Одесса не встала, не превратилась в очаг сопротивления?

Павел Губарев: Потому что большинство одесских ополченцев сегодня сражаются на Донбассе. Они прибыли сюда из Одессы. И когда эти люди становятся в строй, они понимают, что это Народное ополчение Новороссии.

СЕГОДНЯ: Освобождение Одессы начнется с Донбасса?

Павел Губарев: Конечно. Они здесь не за независимость наших маленьких республик воюют. Люди проливают кровь за Новороссию. У всех разное представление, но идея Новороссии, раздела Украины на независимые образования набирает популярность. Думаю, что в конечном итоге это единственная логически непротиворечивая форма существования данной территории, потому как культурно, исторически, этнически, экономически Новороссия аффилирована с Россией и, по сути, является частью русской цивилизации. А украинцы западной и центральной Украины желают Ассоциации с ЕС, не понимая, что это такое. Они желают перспективы членства в распадающемся, аморфном, рыхлом образовании под названием Евросоюз. На фоне победы евроскептиков в Европарламенте на трибуне Верховной Рады всерьез рассуждают о перспективе членства в ЕС. Там просто феерические дебилы! Люди хлопают Порошенко, когда он на инаугурации повторяет эту чушь собачью.

СЕГОДНЯ: В России такими обманками кормили в 90-е годы, но все ушло с Ельциным. А на Украине одурачены до сих пор.

Павел Губарев: Надеюсь, дефолт поможет им стать разумнее.

Интербригады против хунты

СЕГОДНЯ: В Донбасс прибывают добровольцы со всего мира. Формируются интербригады, как в Испании в 30-е годы прошлого века. Какие военные специалисты востребованы в Народном ополчении Донбасса?

Павел Губарев: Катастрофически не хватает офицеров. Офицеры нужны любого профиля, моторизованных подразделений больше, чем артиллерийских. Артиллерий нет пока. Но будет артиллерия, и будут нужны артиллеристы, летчики, танкисты. Опыт боевых действий желателен, но не обязателен. Здесь обстреляться можно за месяц. К сожалению, такая возможность будет.

СЕГОДНЯ: Как выглядит механизм переправки добровольцев?

Павел Губарев: Мы отправляем людей в Славянск и другие точки из Донецка. Люди прибывают в Донецк, например, через таможенные пункты, которые находятся под контролем Армии Юго-Востока в Луганской Народной Республике. Некоторые прилетают в Днепропетровск и едут автотранспортом.

СЕГОДНЯ: Это сложнее, потому что хунта ведет охоту на добровольцев.

Павел Губарев: На блокпостах, да. Люди должны понимать, что надо ехать пустыми: без камуфляжа, без оружия… Но, в принципе, там поток такой, что добраться можно, особенно если вы едете на машине с украинскими номерами.

Железная вертикаль против бандеровцев

СЕГОДНЯ: Почему именно Славянск превратился в город-крепость?

Павел Губарев: Отвечу честно – это случайность. План был другой. А то, что в Донецке есть группы, у которых атаманщина и которые не желают подчиняться единому военному командованию, комментировать не буду.

СЕГОДНЯ: А оно – единое командование – существует?

Павел Губарев: У «Стрелка» – да. Это военная вертикаль, где много групп, которые с ним координируются, как минимум, а чаще подчиняются. На мой взгляд, это единственный сегодня военный авторитет – Игорь Иванович Стрелков, которому, в общем-то, должны все подчиняться. Известно, что это личность идеалистическая, человек масштабного мышления, и что такую штуку закрутить мелкий человек бы не смог. Я ощутил это, общаясь с ним. Именно он способен объединить разрозненные военные группировки.

СЕГОДНЯ: Горловку обороняет известный командир Игорь Безлер.

Павел Губарев: В военном отношении это очень боеспособная группа.

СЕГОДНЯ: Павел, вы находились в застенках в Киеве. Бандеровский дух с западной Украины поглотил центр и теперь устремился на восток. Какова его сущность?

Павел Губарев: Что касается мытарств. Мучали. Издевались. Всех прощаю и не хочу это комментировать.

Бандеровщина – мелкая, мерзкая, узкоэтническая… Этот мелочный национализм был сформулирован Димой Донцовым и принят на вооружение именно в галичанском анклаве, который до сих пор варится в собственном соку. 23 года бандеровскую национальную идею пытались навязать всей Украине. Поддержка Майдана говорит о том, что частично это получилось. Но в наиболее здравых умах, конечно, бандеровский бред не уживается, ведь это не настоящий национализм, а больше антирусская, мелкая, завистливая, ненавистная, шовинистическая идеология. Она мелочная в отличие, скажем, от настоящего русского национализма, который вообще не этнический, а духовный, всечеловеческий, религиозный, если хотите. Он высокий, цивилизационный даже. Это совершенно другое. Русским можно назвать и армянина православного, который понимает, что без России Армения не защитит себя и не сможет нормально существовать. И республики, которые внутри России – Татарстан, Чеченская – это тоже часть русской цивилизации. И все, кто понимает, что Россия для них Родина, это русские люди.

Ассоциация ассенизаторов Европы

СЕГОДНЯ: Сброд на Майдане приветствовали киевляне, среди которых много русских людей. Поражение коснулось и их: «Слава нации, смэрть ворогам!»

Павел Губарев: Идеалы Майдана нужно разграничивать. Там были люди, которые выступали против власти, которую считали бандитской. Но я понимал – если Майдан всё-таки совершит переворот, будет еще хуже. Да, власть была бандитская, воровская. У меня к ней миллион личных претензий, например, по части невозможности вести нормально бизнес, по части невозможности отвести земельный участок, чтобы семье построить дом – у меня трое детей. И, как бы всем известно, процветало чудовищное воровство.

Но если основная часть Майдана, наиболее пассивная, выступала против власти, то вторая оказалась его движущей силой из других побуждений. Ее задача – построить национальное государство Украина, вооружённое бандеровской идеологией. Эти и совершили вооружённый государственный переворот. Часть «офисное планктона» тоже, в общем-то, заразилась бандеровской идеологией, хотя многие из них уже прозрели.

Общая национальная риторика в соседнем государстве Украина остается такой же, как и до Майдана. Инаугурация Порошенко это подтвердила. «Украина – це еуропэйская держава». Но когда Украина была европейской державой? Никогда мы не были составной частью европейской цивилизации, если не считать польскую оккупацию, где украинцы были холопами. Их эксплуатировали по полной программе, они не имели полноценных прав, по сути являясь рабами. И если под «Украина – це еуропа» они понимают именно это положение, тогда это правильное понимание. При ассоциировании с Европой они тоже будут холопами, поедут туда на заработки мыть задницы старикам и делать самую чёрную работу, за которую европейцы даже за тысячу евро не хотят браться. Это, пожалуйста! Так сейчас можно выехать. Зачем ассоциироваться-то? Вперед за приключениями! Зачем им безвизовый режим? Проститутка себе визу что ли не сделает?

Поезд федерализации ушел

СЕГОДНЯ: В Донецке понимают, что борьба за независимость будет сопряжена с большими потерями?

Павел Губарев: Обыватель этого боится и к этому не готов. Во всех странах, где происходили подобные события, обыватель страдал и не был готов. Но мы понимаем, что независимость Новороссии без войны невозможна. Неплох был бы раздел по чехословацкому варианту, но «поезд ушёл». 1-го марта ещё можно было обойтись простой федерализацией, предоставив расширенные права областям. Но сегодня федерализация – это уже пустой звук. За слово «федерализация» в Донецке уже можно получить по морде. Наши солдаты проливают кровь, умирают не за бюджетную автономию, какую-то федерализацию и выборность губернаторов... Нет, они воюют за свободу от фашизма. И эта свобода возможна только путём разделения Украины.

СЕГОДНЯ: Донбасс считался вотчиной Ахметова.

Павел Губарев: Нельзя говорить об этом в прошлом времени.

СЕГОДНЯ: На инаугурации Порошенко «хозяин Донбасса» красовался в обнимку с Коломойским...

Павел Губарев: Они друзья, да. Надо понимать, что Ахметов борется на той стороне. На выборах он будет проводить своих депутатов. К сожалению, руководство республики говорит о мажоритарной системе выборов. А через эту систему может выиграть только одна сила – бывшая Партия регионов, которая уже сменила «вывеску». Тогда мы будем иметь парламент, возможно, ещё более худший, чем был раньше, более олигархический.

В независимой ДНР Ахметов будет играть до конца. Это человек, который до сих пор имеет самые мощные организационный и финансовый ресурсы. Идет игра на страхе людей, которые аффилированы так или иначе с Ахметовым. Но многие уже понимают, что его империи приходит конец. И мы пойдём до победы. Люди хотят не только перезагрузки власти, у них сознание перезагрузилось. На фоне пролитой крови победа олигархата в Новороссии невозможна.

«Изборский клуб» сбивает вертолеты

СЕГОДНЯ: В чем ваша политическая и идеологическая задача?

Павел Губарев: Строить идеологическую партию. Меня пригласили стать членом «Изборского клуба», в рамках которого нам предстоит выработать идеологию и концепт государственного устройства Новороссии. + Мы, как шутил Проханов, вчера провели собрание «Изборского клуба», сбили два вертолёта и закончили собрание.

…Это будет федеративная Новороссия, перезагруженная власть. Надеемся, что на этом поле будут предприняты реальные шаги, и мы будем бороться политическими методами по установлению подлинного народовластия. Все ключевые вопросы в государстве будут решаться на референдумах (плебисцитах). Люди должны определять, куда они хотят и чего они хотят. Должны быть созданы реальные механизмы и социальные лифты для того, чтобы на государственную службу пришли лучшие люди, для создания фильтров от казнокрадов и мздоимцев.

Необходимо реализовать простейшую и действенную процедуру отзыва депутатов, которые не выполняют свои обещания. Кстати, при федеративном устройстве может идти речь и о выборных начальниках милиции, о выборных судьях, которые будут нести ответственность перед людьми, которые их выбрали, и осуществлять свою власть. Почему нет? Не президент-вор назначил, и они по вертикали воруют полностью, а именно люди назначили управленца и он выполняет волю людей. Если не выполняет, механизм прост и надежен – его убирают и проводят выборы.

Миллион за голову Коломойского

СЕГОДНЯ: Звучит заманчиво, но ахметовскую систему разрушить пока не удалось.

Павел Губарев: Она гнилющая! Про Ахметовскую систему могу часами рассказывать. Государство ворует, а в «Систем Кэпитал Менеджмент», головной конторе, воруют ещё больше, «Метинвест» – воруют. Подаёшь заявку на тендер, а к тебе завтра приходят в квартиру и грозят убить. Такая система. Если у тебя «пахан» – вор главный, то менеджер ворует точно так же. Подчинённые менеджера видят, что он – вор, живёт не по средствам, и тоже воруют. Сверху донизу всё коррумпировано ещё больше, чем в государстве.

СЕГОДНЯ: Что движет Коломойским - спонсором карателей?

Павел Губарев: Мотивы простые. Это олигарх, желающий, как и Ахметов, сохранить влияние, свои предприятия, чтобы всё продолжалось шоколадно – так же как и было. Но этого не будет. Будем гнать в шею. Если он думает, что с помощью наёмников себя сможет защитить, то он – феерический дебил. Мы назначим миллион долларов за его голову, и думаю, что нам её принесу на блюдечке с голубой каёмочкой.

СЕГОДНЯ: Cбежит в Израиль?

Павел Губарев: Израиль – уважающая себя страна. Не думаю, что она будет принимать людей, которые финансируют фашизм. Надеюсь на здравомыслие израильского правительства.

Парадоксальнейшая ситуация: Коломойский финансирует фашистов! Но деньги не знают национальности. Деньги не пахнут. Коломойскому надо защищать деньги…

СЕГОДНЯ: Украинскую хворь подтверждает третье место педераста Ляшко на президентских выборах. Там что, нормальных не осталось? Получается, не с кем разговаривать?

Павел Губарев: Изменилась не политическая система, а лишь рыла у корыта. Был Янукович, стал Порошенко – человек, который хуже Януковича по амбициям и людям, которые его окружают. Это ещё более мерзкие типы, чем те, которых мы видели с Януковичем и которые, как крысы, разбежались. Но не сомневаюсь, что при плохой игре и ещё худших перспективах нынешние будут бежать с такой скоростью, что команду Януковича можно будет сравнить с черепахой.

СЕГОДНЯ: Спасибо за беседу.

Беседовал Юрий Котенок

Читайте нас в ФейсбукеВКонтакте и в Твиттере

Александр Гончаров
Борис Джерелиевский
Петр Иванченко
Почему в России оппозиции нет…
Александр Гончаров
Штурмовики ВСН и полицейская миссия ОБСЕ
Константин Щемелинин
Александр Гончаров
Капиталистический оккультизм выгрызает человеческое в человеке
Александр Гончаров
Находимся в Церкви — остаемся русскими, уходим — отрицаем самих себя!
Александр Гончаров
Петр Мультатули, Александр Музафаров
Игорь Маслов
неистово шиковать
Отдел информации
Книга для либералов и майданных революционеров
Николай Яременко
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования