четверг, 29 Июля, 2021

Подробно

Рабы ХХI века

16.09.2010 - 13:30
Власти Бразилии заявляют, что в ходе специального рейда в юго-восточные провинции страны представители правопорядка освободили 95 рабочих ферм и плантаций, которых хозяева содержали практически в рабских условиях. Как оказалось, особенно «отличилась» плантация сахарного тростника в Рио-де-Жанейро, на которой в поте лица трудились обычные рабочие, не имевшие не только права голоса, даже паспорта, а, соответственно, и регистрации! Отсутствие всякой техники безопасности и должного снаряжения, приемлемых жилищных условий и чистой питьевой воды – вот что пришлось наблюдать сотрудникам правоохранительных органов. Клубничная ферма в провинции Минас-Жерайс также не осталась без внимания – 51 человек-раб существовали в аналогичных условиях. После того, как «рабы» покинули места своего обитания, власти пообещали в незамедлительном порядке выплатить компенсацию. Этот случай – не первый за последний месяц. Так, в середине августа крупная бразильская сельскохозяйственная компания была оштрафована на 2,8 млн долларов за то, что использовала труд 180 рабов, в том числе пожилых людей, которым за их работу не платили. Рабы содержались в нечеловеческих условиях и к труду принуждались. Правительственная программа по искоренению рабства была запущена в стране в 2002 году. Согласно обнародованным в мае нынешнего года данным Движения за права наемных рабочих, в 2008 году в рамках программы из рабских условий труда были освобождены 5266 человек. Однако активисты движения предупреждают, что расслабляться рано, так как, по их подсчетам, число рабочих, по-прежнему нуждающихся в помощи, в пять-шесть раз превышает число уже освобожденных. В отличие от отсталых полуфеодальных обществ вроде Мавритании, Бразилия выглядит вполне цивилизованной «демократической» страной, интегрированной в мировую экономику. Но за внешним бразильским благополучием скрываются чудовищная нищета миллионов безработных и сезонных рабочих, хищническая эксплуатация природных богатств и полное безразличие коррумпированной власти и потворствующих ей «умеренных левых». В этой стране никогда не было недостатка в бедняках, готовых пойти на любую работу ради собственного выживания и своей семьи. Поэтому неудивительно, что в ХХ веке здесь появилось новое рабство. Оно приняло совершенно иные, чем в традиционных восточных обществах, формы. Его можно назвать «рабством по контракту». Наибольшее значение «рабство по контракту» имеет для добычи древесного угля, в котором нуждается работающая на экспорт и внутренние нужды бразильская сталелитейная промышленность. Древесный уголь поступает в результате почти неограниченной вырубки тропических лесов Амазонии. В лесных площадях пока там еще нет недостатка, но есть недостаток в рабочей силе, который бразильские предприниматели и стремятся восполнить за счет «рабов по контракту». Вербовщики рабочей силы, которых бразильцы называют gatos («коты»), появляются в «фавеллах» - городских трущобах Сан-Паулу и Минас-Жерайса, обещая отчаявшимся безработным беднякам стабильный и высокий заработок на лесозаготовках. Люди верят, к тому же gatos часто покровительствуют местные власти, в том числе и полицейское начальство. У завербовавшегося на лесозаготовки рабочего gatos требуют в первую очередь удостоверение личности и трудовую книжку. И во многих случаях эти документы рабочий назад не получает. Начиная с этого момента, бразильский рабочий де-факто превращается в бесправного раба. Увезенный в далекие районы, рабочий не имеет ни цента даже для того, чтобы вернуться домой. Без документов они рискуют быть задержанными полицией, а отсутствие трудовой книжки делает невозможным устройство на работу. Поэтому завербованным рабочим не остается ничего иного, как в тяжелейших условиях почти задаром трудиться на хозяина. Лагеря, где производят древесный уголь, называются batterias – батареи угольных печей. В них может быть от 20 и до нескольких сотен печей, а количество рабочих – от 8 до 40 человек. Угольные печи имеют круглую форму и сделаны из кирпича и глины. Они выстроены в длинную прямую линию – двадцать, тридцать, сорок отстоящих друг от друга на небольшое расстояние печей. Через узкое отверстие рабочие заполняют печь древесиной, складывая ее штабелями, очень тщательно, чтобы все дерево хорошо прогорело и превратилось в уголь. Затем отверстие закладывают кирпичами, замазывают грязью и в печи разжигается огонь. Древесный уголь получается за счет сгорания древесины при минимальном содержании кислорода. Если в печи попадает слишком много воздуха, древесина сгорает до золы. Если воздуха мало, она превращается в бесполезные обугленные деревяшки. Горение продолжается примерно два дня и все это время рабочие должны следить за температурой. Территория вокруг лагеря представляет собой угнетающее зрелище. Все деревья уничтожены, стоит неимоверная жара. Амазонские леса – сами по себе места с очень жарким климатом. Постоянно горящие печи, над которыми струится дым, делают жару возле них неимоверной. Рабочие, черные от копоти и мокрые от пота, вынуждены забираться в саму печь, чтобы выгрузить уголь. От жары они работают почти голыми и поэтому покрыты ожогами. Как правило, после нескольких месяцев работы у печей рабочие заболевают и их безжалостно выгоняют. Редко кому удается продержаться год, два года – почти рекорд. Зная, что сроки получения максимальной прибыли с рабочего очень коротки, gatos стремятся выжать из него все соки, заставляя работать и днем, и ночью практически без передышки. Работодатели держат рабочих под своей властью разными способами. Во-первых, рабочие зависят от воды и пищи, которую им на грузовике привозят gatos. Во-вторых, в огромных лесных массивах Амазонии просто некуда бежать. А gatos ничего не стоит убить непокорного рабочего и закопать его в лесу – все равно полиция не заглядывает в эти места, и никто не будет заниматься его исчезновением. Удерживают рабочих и прямым насилием, расставляя вокруг лагерей вооруженных винтовками и автоматами охранников. Но наиболее надежное средство удержать рабочих от бегства – паразитирование на их честности. Заявляя рабочему, что тот ему должен и долг надо отработать, gatos закабаляет его надежней, чем если бы он прибегнул к помощи вооруженных надсмотрщиков. Большинство бедняков – люди честные, для которых почти ничего не может быть страшнее невыплаченного долга. Поэтому они по собственной воле остаются работать на печах, даже если они прекрасно понимают, что gatos их обманывают и держат в положении рабов. Использование «рабов по контракту» на производстве древесного угля стимулирует и тот факт, что, как правило, gatos, которые управляют лагерями, не являются владельцами печей. Именно владельцы ведут переговоры с представителями плавильных заводов, и плата за уголь поступает непосредственно им. Поэтому они спокойно держат gatos на коротком поводке, устанавливая минимальные расценки на произведенный уголь и снижая проценты с прибыли. Если gato оказывается недоволен, то его увольняют – всегда найдется другой человек, готовый стать управляющим батареей. Единственное, что может сделать gato для того, чтобы повысить свой доход и не оказаться на грани банкротства – снизить стоимость рабочей силы до минимума, что и позволяет сделать использование труда обманутых или удерживаемый силой и угрозами «рабов по контракту». Такая сложная система организации производства древесного угля позволяет владельцам печей, в качестве которых часто выступают достаточно крупные компании, в случае выявления каких-либо недостатков и нарушений или обнаружения фактов использования принудительного труда сваливать всю вину на конкретных gatos, увольнять их, а самим оставаться безнаказанными и, наняв новых управляющих, продолжать свой бизнес. Масштабы использования рабского труда в современной Бразилии ужасающи. Только в 1996 году в трех графствах штата Мату Гросу в 200 угольных лагерях содержалось более 10000 человек, включая женщин и детей! А ведь добыча древесного угля производится и во многих других штатах Бразилии. Угольными лагерями далеко не исчерпывается список отраслей, активно использующих дармовой труд «рабов по контракту». Рабы трудятся на золотых приисках, рубят лес в Амазонии, срезают сахарный тростник на плантациях. Чаще всего попадают в кабалу индейцы, которые до сих пор остаются самой бесправной частью бразильского населения. С рабством в Бразилии пытаются бороться правозащитные организации и некоторые левые группы. Эти отважные люди стремятся рассказать всю правду о рабстве, несмотря на то, что это может стоить им жизни. Так, имена восьми активистов в небольшом городе Рио-Мариа в штате Пара внесены в списки «приговоренных к смерти» местной мафией, связанной с владельцами печей, а шестеро правозащитников уже убиты. Опубликовано с разрешения Центра политической свободы

Больше материалов по теме

В Подмосковном Зарайске судят охотоведа Андрея Григорьева, который год назад задержал браконьеров,...
Российская гражданка стала жертвой произвола американской правоохранительной системы. Власти США...
В «нефтяных» государствах Ближнего Востока проблемой являются права гастарбайтеров, которые все...
Хлеба нет, остались только зрелища
Денис Григорюк
Как расправлялись с советскими срочниками в Чехословакии
Отдел информации
Новые реалии и недооценка противника
Владлен Татарский
Норвежские ученые пожаловались на вторжение «русских захватчиков»
Отдел информации
Наглядный пример методов работы СБУ
Павел Воскобойников
На украинских пограничников напали сотрудники СБУ
Отдел информации
ЕС решил оспорить в ВТО российское импортозамещение
Отдел информации
В Верховной раде придумали, как «прокормить» военных, бюджетников и ученых
Анна Пономарева
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования