суббота, 19 Сентября, 2020

Подробно

ЮАР: черный расизм на смену белому

22.10.2010 - 19:30
16 лет назад власть в ЮАР перешла от белого меньшинства к черному большинству. С тех пор мировые СМИ перестали говорить об экономическом чуде Южно-Африканской республики. Вместо этого появляется информация о геноциде белого населения, разгуле насилия и террора, росте числа носителей СПИДа, унесших жизни свыше ста восьмидесяти тысяч людей. Профессор Дэн Родт утверждает, что геноцид белого населения носит систематический характер, а число черных южноафриканцев, зараженных СПИДом, не менее 30 процентов. Эта некогда спокойная и благополучная страна – сегодня мировой лидер по убийству и изнасилованию детей, по грабежам и зараженностью СПИДом. Является ли разгул насилия и смертоносной эпидемии свидетельством того, что режим апартеида был лучше нынешнего или же именно сегрегационное прошлое виновато в происходящем? Анатолий Вассерман – журналист, политконсультант, Одесса-Москва: К сожалению, гибнут не столько сами виновники и организаторы насилия и террора, сколько те, кто повинен в непротивлении злу. В большей части Африки веруют: половой акт с девственницей исцеляет от СПИДа. Именно это там основная причина изнасилования детей. Процессы, сходные с южноафриканскими, наблюдаются и во многих других африканских странах, в том числе и там, откуда колониалисты ушли добрых полвека назад. Похоже, нечего на сегрегационное прошлое пенять, коли мозги кривы. Режим апартхейда – разделения (то есть раздельного существования представителей разных рас и законодательного разграничения их прав и возможностей) обладает множеством недостатков. Но на фоне разгула непросвещённой демократии все эти недостатки меркнут. Юрий Бликов – сценарист, кинорежиссер, психолог, публицист, Одесса, Украина: То, что режим апартеида был лучше нынешнего – это очевидно по результатам. Другое дело, что система расовой сегрегации создала условия для того, чтобы значительная часть населения была приостановлена в своем развитии. От системы апартеида нельзя было отказываться одномоментно, социум нужно было к этому готовить, не один год и даже не десятилетие. Александр Хохулин – журналист, Львов, Украина: Не хочется давать черно-белые ответы на черно-белые вопросы. В переносном и буквальном смысле. Прошлый режим был тупиком. Нынешний режим дает надежды. Весьма слабые. Нам ли на Украине этого не видеть? Алексей Байков – кандидат исторических наук, главный редактор сайта «Актуальная история», Москва, Россия: С точки зрения государства и элементарных прав человека (права на жизнь, в первую очередь) – безусловно, это так. Апартеид обеспечивал максимум возможной в условиях Африки стабильности, делал ЮАР привлекательной страной для иммиграции и инвестиций, позволял развивать экономику. Это с одной стороны. А с другой, он же подавлял гражданские права (причем не только черного населения), тормозил развитие гражданского общества и, наконец, мешал тем черным, которые действительно могли бы принести пользу своей стране, выйти из бантустанов и стать полноправными гражданами. Однозначного ответа, одним словом, нет. То, что мы наблюдаем в Южной Африке сегодня, – следствие внезапной, резкой ликвидации апартеида, когда чернокожих номинально приравняли к африканерам, забыв, что это не так и что менталитет у "черных" и "белых" африканцев слишком различается. Что чернокожие прекрасно знают, что такое "гражданская свобода" (на их языке это означает "вседозволенность"), но совершенно не в курсе о том, что такое "гражданская ответственность". А "отберем свои права у белых" для них означает "отберем собственность, выдавим их из страны, а тех, кто не успеет уехать – вырежем". Но они немножко забыли о том, чьими усилиями, и чьим трудом создавалась экономика ЮАР. Потом будет как в Родезии-Зимбабве, когда ветераны "борьбы за свободу" будут давать интервью в стиле дракончика из анекдота - "Я мааму сьел, я пааапу сьел - Ну и кто ты после этого? Круглый сиротааа". Михаэль Дорфман – писатель, публицист, издатель и общественный деятель, США: Надо четко понимать, что Дэн Родт – представляет маргинальную группу, не имеющую в ЮАР серьезного представительства. К его заявлениям надо относится с осторожностью. То, что он комфортабельно живет в ЮАР и вроде даже занимает кресло профессора, как раз и говорит о том, что он все сильно преувеличивает. Я работал в ЮАР при апартеиде, у меня там белые и черные друзья, занимающие сегодня высокое положение. И я могу свидетельствовать, что «разгул насилия» сегодня не больше, а то и меньше, чем был при апартеиде. Тогда ко всем социальным и этническим проблемам страны добавлялась еще и партизанская война. Во многом это наследие прошлого, к которому добавились и нынешние экономические проблемы, вызванные глобализацией во всем мире. ЮАР сегодня куда более открыта для мира, чем была прежде. Николай Лагун: Ситуация в ЮАР почти патовая. Режим апартеида, конечно же, не может быть "лучше", просто потому, что он бесчеловечен. Два социума, находящиеся на разном уровне развития не могут в одночасье превратиться в общество. В свое время США решили эту проблему по-своему: остатки коренного населения были просто вычленены из общества и заключены в резервации. Критикуемая же Западом как "тюрьма народов" Россия и ее наследник СССР как раз всеми способами способствовали интеграции различных культур в общегосударственное тело. Ведь тезис о "сохранении культуры" коренных народов в резервациях лжив и призван исключительно для того, чтобы лишить какой либо социум возможности влиять на политику государства и не более. В ЮАР же существовала та же самая резервация, только не территориальная, а правовая, теперь же эта страна пожинает плоды своей истории. И не вина аборигенов Южной Африки, что они не "истребились" на счастье новых насельников, как в США, а вина белых расистов в самоуверенной доктрине расового превосходства и нежелания предпринимать попытки приобщения коренного населения к западной цивилизации. Естественно, что взаимодействие культур, находящихся на разном уровне развития чрезвычайно тяжело дается, но колонизация Южной Африки все же свершившийся факт, историю вспять не повернешь, и былые ошибки уже не исправишь. Можно констатировать, что за время существования ЮАР без апартеида интеграции двух культур не произошло, что естественно за такое короткое время. Бывшие рабы просто мстят своим бывшим хозяевам, и этот факт еще усугубляется глубоко патриархально-племенными отношениями в сообществе автохтонов ЮАР. Перспектива у этой страны нерадостная, какие бы ни были официальные установки государства на толерантность, сообщество более успешное, более развитое и более богатое, но находящееся в меньшинстве, будет из этой страны выдавлено. Ведь предпосылки на достижение коренным населением уровня развития, соответствующего уровню белого меньшинства, в обозримой перспективе отсутствуют. Александр Этерман – экономический аналитик, политический обозреватель, Израиль: Описание ситуации в ЮАР, содержащееся в преамбуле к данному опросу, совершенно не соответствуют действительности. В стране нет ни намека на геноцид белых, нет и разгула насилия. Позорный режим апартеида был ликвидирован самим белым меньшинством и никогда восстановлен не будет. Нынешняя ЮАР имеет массу проблем, но успешно их решает. Авигдор Эскин – публицист и политолог, Израиль: С 1948 по 1994 год в ЮАР правили белые. За это время средняя продолжительность жизни негра или афро-южноафриканца выросла с 38 лет до 64. Преступность была мизерной в африканских масштабах. Количество негров, получивших высшее образование в те годы превышало общее число черных выпусников на континенте. А сейчас все катится в ад со страшной скоростью. За последние шестнадцать лет там было убито более 180 тыс. человек. Белые составляют более трети жертв. Пусть каждый человек объективно сравнит нынешний режим с предыдущим и сделает свои выводы. Какие выводы должны сделать Европа и США из происходящего ныне в ЮАР? Станет ли пример ЮАР вызовом всей современной либерально-демократической системе? Анатолий Вассерман: К сожалению, современная либерально-демократическая система выглядит с каждым днём всё менее способной к здравому мышлению, не говоря уж об ответах на вызовы. Поэтому очевидно необходимый вывод – необходимость изгнания гастарбайтеров, остающихся без работы, и жёсткой ассимиляции всех, от кого не удастся избавиться – вряд ли будет признан общепринятым. Тому свидетельством – хотя бы истерическая реакция на слова виднейших деятелей Германии о провале ассимиляционной политики. Юрий Бликов: О каких выводах может идти речь, если современная либерально-демократическая система, раз за разом, наступает на одни и те же грабли? С другой стороны, это только внешний эффект. За кулисами всегда чьи-то конкретные политические и экономические интересы, весьма мало имеющие отношение к либерально-демократическим ценностям. Александр Хохулин: Пример ЮАР не станет вызовом всей либерально-демократической системе. И выводов никаких делать не будут. Алексей Байков: Выводы очень простые, пора их честно озвучить. Права человека не тождественны правам нации, из того, что у каждого отдельного индивидуума должно быть право на жизнь, на жилище, на свободу слова, политических и религиозных убеждений, не следует, что нация, построившая развитую экономику и давшая миру несколько десятков композиторов, физиков, писателей и биологов, равна нации, большинство представителей, которой до сих пор бегают в шкурах с копьями. Политическая и экономическая глобализация не выровняла формационные стадии развития отдельных народов, она лишь дала всем равный доступ к товарам и информации, а вот дальше каждый пользуется этими благами в меру собственной испорченности. Один – для того чтобы бороться с террористами, убивающими мирных жителей, второй – для того чтобы вести "священную войну против неверных" Я вполне отдаю себе отчет, что мое высказывание о том что "нации не равны в своих правах" будет воспринято как некий "фашизм", но предлагаю все же руководствоваться фактами а не эмоциями и четко расставлять приоритеты. Что нам дороже? Цивилизация или права тех, кто наши собственные права никогда не уважал и уважать не намерен? Тех, для кого "толерантность" на внутренний язык переводится как "слабость". В жизни мы, кстати, руководствуемся требованиями разума, а не принципа толерантности. Мы постоянно ограничиваем права человека ради этого самого человека. Например, мы не разрешаем детям самостоятельно менять лампочки, чинить розетки, забивать гвозди и сверлить дрелью, владеть и управлять имуществом. Потому что хоть маленький человечек и равен в своих фундаментальных правах большому, он еще не достиг достаточного уровня зрелости, чтобы ими полноценно пользоваться. Он может пораниться и спустить все деньги на леденцы и мороженое, которыми он объестся и помрет, Точно так же есть нации - "взрослые" и нации - "дети", даже согласно Марксу. Одни давно шагнули в развитой капитализм, другие болтаются где-то между родоплеменным строем и феодализмом и не способны понять, что для них хорошо, а что плохо. Вся новейшая история Африки тому наглядное подтверждение. Ну и, наконец, пора понять что термин "нацизм", коий по моему мнению гораздо лучше "фашизма", каковой в оригинале все же не имел ничего общего с национальным геноцидом, применим не только к белым. Африка дала массу примеров черного нацизма и геноцида, основанного на трайбализме. Другой вопрос что те, кому надо, эти выводы уже давно сделали. А разъяснять что-либо радикальным либералам и лефтишам было бесполезно тогда и столь же бесполезно сегодня. У этих людей есть непререкаемая система ценностей и догмы, которых они будут упрямо придерживаться, несмотря ни на что. До тех пор пока представители "дискриминируемых национальных меньшинств" не начнут громить и поджигать дома самих борцов за "права человека", эти люди будут упрямо называть черное - белым. Михаэль Дорфман: Пример ЮАР как раз и показывает, что демократическая система, при всех своих недостатках, способна обеспечить безопасность и благосостояние народа куда лучше, чем любое другое решение. Николай Лагун: Либерально-демократическая система как таковая в ситуации с ЮАР не причем, здесь речь идет о столкновении цивилизаций, находящихся на совершенно разных уровнях развития. В США эта проблема уже "решена" путем создания резерваций, в которых живут практически все остатки коренного населения. А вот по вопросу отношения Европы и США к положению в ЮАР, либерально-демократическая доктрина имеет самое прямое отношение. Александр Этерман: ЮАР остается самой развитой страной (и одной из самых быстро развивающихся стран) на африканском континенте, поддерживающей прекрасные отношения с США и Европой. Эти отношения необходимо развивать и углублять. Авигдор Эскин: Пример ЮАР доказывает несостоятельность мультикультуризма в условиях либерального режима, когда в основе общественного устройства лежит не традиционализм, а идея Великого Смешения. Результат этого смешения – постоянная деградация всех этносов и религиозных групп, брошенных в плавильный котел. Если мировая тенденция не изменится, Европа и США окажутся в обозримом будущем в том же положении. Почему мировая общественность, которая выступала против режима апартеида, не выступает сегодня в защиту белого меньшинства африканеров? Анатолий Вассерман: Потому что беды белых не рекламируются СМИ так же бурно, как когда-то беды чёрных. Журналисты же в свою очередь поступают так не столько по заказу сверху, сколько по собственному умению замечать только самое новое и в то же время противное. Беды белых, увы, самим белым давно привычны: европейцы истребляли друг друга не одно тысячелетие. Юрий Бликов: Это то, о чем я как раз сказал выше. Так называемая «Мировая общественность» – это тупое бездумное стадо, покорное воле закулисного кукловода. И речь идет лишь о том, что в интересах кукловода, или кукловодов, было спихнуть режим апартеида и устроить бардак на африканском континенте. А судьба африканеров кукловодам безразлична, вот и молчит стадо «общественность». Команды мычать не было. Александр Хохулин: Потому что главные мировые общественники (США) еще не до конца решили вопросы с защитой собственного афро-американского меньшинства. Алексей Байков: "Мировая общественность" вообще не умеет признавать ошибки. С Родезией, от которой осталось ныне только печальное воспоминание и нищее государство Зимбабве, живущее на подачки ООН (в то время как лидер национально-освободительной борьбы товарищ Мугабе изволит вкушать омаров, запивая их шампанским "Дон Периньон"), было все то же самое. Ну, хоть кто-то из левых и либералов сейчас возвысил голос и сказал, что при страшном расисте Яне Смите черное население не голодало, могло получать высшее образование и полноправно участвовать в экономической жизни страны? Никто. "Мировая общественность", то есть, либералы и выкрестившиеся из коммунистов лефтиши прочно удерживают свою монополию в СМИ и на международных трибунах, и отнюдь не собираются допускать крамолы, способной угрожать их праву манипулировать общественным мнением. Михаэль Дорфман: Заняло более полувека, чтобы раскачать «международную общественность» на борьбу с апартеидом. Здесь нужны куда более веские и авторитетные аргументы, чем заявления Родта. Николай Лагун: Такой подход – излюбленная черта Запада. Запад любит критиковать и клеймить, но не любит чем-то жертвовать, даже для своих бывших соотечественников. Вот здесь-то "либерально-демократическая система" и "виновата": исключительный принцип гражданства, государства-нации, без всякого учета этнизма и традиционной культуры, привел западную популяцию не только к кризису идентичности, но и к его катастрофическому состоянию перед лицом миллионов культурно чуждых иммигрантов. Ханжеские западные "свободные общества" вместо того, чтобы репатриировать своих бывших соотечественников как минимум, в Голландию и Бельгию, без разбору принимали иммигрантов из Ближнего и Среднего Востока, не только культурно чуждых, но и зачастую враждебных традициям стран пребывания. Но репатриация - это программа максимум: кризис западных обществ проявился просто в банальном безразличии на всех уровнях, как обывателя, так и организаций и власти, к дискриминируемым ныне африканерам. Александр Этерман: У белого меньшинства в ЮАР нет существенных проблем – оно остается привилегированной частью населения страны. Авигдор Эскин: Люди не любят признавать собственных ошибок. Это они толкали белых в ЮАР на самоубийство. Но признаться и раскаяться в своих ошибках они считают выше собственного достоинства. Какие международные силы могут стать союзниками борьбы белого меньшинства ЮАР за свои права? Анатолий Вассерман: Теоретически это – задача либеральных экономических деятелей, обязанных защитить свободу рынка (где негры сейчас добиваются места, не соответствующего их вкладу) и собственность (в ЮАР её пока отнимают в меньших масштабах, нежели в Зимбабве, но уже тоже разрушают экономику. На практике либералы заботятся только о собственных интересах и ничего не имеют против устранения потенциальных конкурентов. А если ещё учесть, что ЮАР много лет выдерживала нефтяную блокаду благодаря синтезу бензина из угля, то становится понятным: самые влиятельные рыночные силы сейчас далеко не единодушны в своем отношении к ней. Юрий Бликов: Думаю, на сегодняшний день таких сил нет. Если бы были, то уже бы в полный рост была развернута соответствующая компания. Александр Хохулин: Прогрессивные силы разных цветов. Алексей Байков: Их просто нет и не о чем тут говорить. Никто не посмеет открыто подставить себя под удар "мирового сообщества". Да и зачем? Во времена Холодной войны ЮАР нужна была как форпост борьбы против влияния СССР в Африке. Сейчас "красный" блок рухнул, а внешняя политика стран Запада никогда не славилась верностью принципам. Михаэль Дорфман: Вероятно, Грузия, пригласившая недовольных фермеров-буров иммигрировать. Николай Лагун: Любые силы, чтобы стать дееспособным акторами в таком деле, должны опираться на соответствующий настрой и даже менталитет большинства граждан своих стран. По-моему, Запад сейчас стоит на пороге переформатирования своей либеральной доктрины, не включающей национальные традиции и интересы коренных этносов как основополагающие для существования государства. Катастрофическое состояние западных обществ, когда число нежелающих интегрироваться в них культурно отличных граждан из числа иммигрантов и их потомков достигло критического значения и может повлиять на судьбу целых государств, и привело к последнему заявления А.Меркель о крахе мультикультурализма. Так что эти новые веяния на уровне государства и большинства социума, а не кучки официальных националистов, еще только в проекте. Но его реализации ждать недолго: "крах мульткультурализма" в головах обывателя обгоняет оный в умах власти, но власть, как видно, дала отмашку. Теперь будут учитываться инициативы всех уровней, ранее считавшиеся абсолютно неполиткоректными. А озабоченность властей нынешним положением, возможно, избавит общества от проявлений стихийного радикализма. Поэтому только возвращение Запада к своим национальным истокам и приведет к появлению там значимых сил, способных взять на себя ответственность за судьбу белого меньшинства ЮАР. Александр Этерман: Фашистские и расистские элементы в разных странах. Авигдор Эскин: Если белые начнут освободительную войну, то их поддержат многие люди во всем мире. Это и американские консерваторы и израильское патриоты, это российские почвенники и европейские правые. Что Вы считаете оптимальным решением для ЮАР сегодня: - возвращение к старой системе апартеида; - сохранение статус-кво; - создание независимого государства для белых африканеров на трети нынешней территории ЮАР; - переход власти к белым военным; - эвакуация белого населения? Анатолий Вассерман: Прилёт инопланетян для наведения порядка. - Возвращение к старой системе апартеида? "Фарш невозможно провернуть назад и мясо из котлет не восстановишь". Апартхейд вряд ли удастся установить без мощных силовых акций, опирающихся на поддержку по меньшей мере всей Европы. - Сохранение статуса кво? Невозможно: под напором снизу статус уже трещит. - Создание независимого государства для белых африканеров на трети нынешней территории ЮАР? Желательно. Но негры постараются выделить им только земли, где нет никаких ресурсов. А в таких условиях даже самым трудолюбивым непросто выжить. - Переход власти к белым военным? Это ничего не даст: просвещённые либеральные демократичные государства не одобряют самозащиту. -Эвакуация белого населения? Куда? Кто сейчас, особенно в разгар экономического кризиса, согласится принять многие сотни тысяч людей, не только умеющих работать, но и изрядно обозлённых изгнанием из родных мест? Юрий Бликов: Почему треть, почему не половину или все? Безусловно, для белых нужно создать государство, жесткое, агрессивное, милитаризованное, по примеру Израиля в окружении Арабского мира. Либо действительно, всех белых нужно эвакуировать, но тогда, та самая «мировая общественность», столь истерично вопившая о правах черных, должна взять на себя покрытие понесенных расходов и убытков эвакуируемых в десятикратном размере. Александр Хохулин: Казнить нельзя помиловать. Вернуть нельзя создать. Ни один из предложенных ответов не является оптимальным. Надо бы поискать среди паллиативных решений. Алексей Байков: Как идеалист, я, безусловно, считаю оптимальным возвращение к апартеиду, пусть и в более мягкой форме. Как реалист я понимаю что этого не будет и, скорее всего, случится именно эвакуация белого населения. Но куда? Эти люди – не потомки колонизаторов, они такие же жители Африки, как и чернокожие, они там обитают с 17 века, то есть в каком-то смысле они даже более "коренные", чем племена коса, позднее переселившиеся на Капские территории. Их язык отличается от голландского еще сильнее чем украинский от русского, так что они везде будут чужими и "меньшинством". Напоследок я хотел бы (если формат позволяет) процитировать знаменитые "извинения" буров перед чернокожими африканцами из книги Франсуа Рихтера «Wee die land van vlerkgegons» («Горе земле, осеняющей крыльями»): Вместе с Голландской реформатской церковью, мы, африкандеры, не являющиеся ее прихожанами, также хотим принести свои извинения. Мы просим всех цветных и негров Республики Южной Африки простить нас за всю ту несправедливость, которую мы и наши предки причинили им. Мы действовали как глупцы, не задумываясь о последствиях, и сегодня мы искренне просим прощения за содеянные грехи, которые не принесли нам ничего кроме позора и убытков: 1. Мы предоставляли им бесплатное медицинское обслуживание и посылали докторов – чтобы они могли бесконтрольно размножаться. 2. Мы посылали к ним миссионеров, чтобы они могли узнать о Боге белого человека – как видно впустую. 3. Мы научили их читать и писать и даже разработали для них письменность их же языков. Мы научили их началам математики. Мы строили для них школы, и ремонтировали их после того, как они их поджигали и разрушали. 4. Мы строили фабрики и обучали их работе – чтобы они могли зарабатывать деньги, которые и не снились ни одному из их братьев в любой стране Африки. 5. Мы предоставляли им бесплатное жилье, дешевый транспорт, защиту с помощью полиции и при необходимости – бесплатное медицинское обслуживание в наших лучших госпиталях. 6. Мы разбивали фермы, на которых выращивали продукты, что бы кормить миллионы этих голодающих. 7. Мы снабжали их одеждой, чтобы они могли укрывать себя, и не ходить нагими, как они ходили до прибытия Яна фан Рейбека, не простужаясь и не умирая во время суровых зим. 8. Мы добывали полезные ископаемые и минералы, к которым они относились как к бесполезному щебню, веками, ходя по ним своими босыми ногами и отдавали им долю от прибыли. Тысячи из них до сих пор работают на наших шахтах. 9. Наши женщины создавали благотворительные организации, кормившие и одевавшие нуждающихся среди этих рас. 10. Мы покрыли страну сетью дорог, на которых они сегодня нас грабят и убивают. 11. Мы построили огромные плотины, чтобы они могли использовать воду по своему усмотрению. 12. Мы тратили на их благосостояние и их нужды 90% своих доходов и сделали для их блага больше чем любая другая нация в мире для своего народа. За это теперь мир нас презирает, а мы потеряли самоуважение. Мы не должны были этого делать! Мы виновны в этих грехах! Мы просим прощения! Мы нижайше и покорно просим: да простят нас наши черные «братья». Пожалуйста, если возможно, простите нас! Мы делали это по неведению, желая только добра. Михаэль Дорфман: Сам подбор опций некорректен. ЮАР не нуждается в радикальных и надуманных мерах. Жизнь сама входит в нужное русло. Николай Лагун: Из перечисленных пунктов первый совершенно неприемлем, ибо он узаконивает расизм и варварство в 21-м веке. Сохранение статус-кво – это сохранение беззакония и дискриминации. Создание независимого государства африканеров на части страны - один из возможных вариантов, даже наиболее предпочтительный. Хоть он и чреват большими затратами, основная часть которых это затраты на перемещение населения, но имеет прецедент, например, в опыте создания государства Израиль. Пункт о "белых военных" - это тот же апартеид в будущем, т.е. отпадает, как и первый пункт. Тем более, поезд уже ушел вместе с военными. Эвакуация – тоже одно из решений, но также чрезвычайно затратное и требующее консенсуса со странами акцепции. Я думаю, что пункт о потенциальном "налаживании ситуации" не приведен из-за пессимизма по этому вопросу, что и подтверждает сказанное мною выше по ситуации в ЮАР. Александр Этерман: У ЮАР есть только одна реальная опция – завершение межрасовой интеграции и интенсивное экономическое строительство. Все остальное – дешевый пиар. Стоит иметь в виду, что всякий, кто недоволен состоянием дел в стране, может свободно ее покинуть. При этом массовой эмиграции населения ЮАР – как белого, так и черного – нет и в помине. Авигдор Эскин: Единственным реальным выхода из положения мне видится военный режим на время, который проведет переговоры со всеми сторонами и позволит создать независимое государство для белых, а также, возможно, для зулусов. Речь идет о поиске новой модели. Но начинать надо с прекращения истребления белого населения и восстановления порядка. Вопросы экспертам задавал Сергей Сибиряков По материалам Русской общины Украины
Отдел информации
Отдел информации
На территории Украины открыто хозяйничают иностранные спецслужбы
Борис Джерелиевский
ВОЗ зафиксировала небывалую заболеваемость коронавирусом за сутки
Отдел информации
Отдел информации
Константин Щемелинин
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования