суббота, 20 Декабря, 2014

Подробно

РЕЗУНансные провокации

Александр Дмитриевский
19.03.2014 - 07:52

В преддверии семидесятой годовщины Великой Победы вновь активизировались те, кто не прочь пересмотреть её итоги. Опять повысился спрос на опусы фальсификаторов, очерняющих подвиг народов СССР и стран Антигитлеровской коалиции, неожиданностью для мирового сообщества стал резкий всплеск реваншистских настроений в Японии.

Сегодня мы коснёмся вопроса не о том, как противостоять потокам льющегося вранья, а о том, какие ошибки совершают те, кто отстаивает историческую правду и как их избежать. Потому, что сторонники пересмотра истории очень ставят своей целью не фабрикацию заведомо ложной информации, сколько провоцирование вокруг неё широкого общественного резонанса: в информационном обществе он куда важнее самого содержания. И здесь необходимо уметь чётко отличать одно от другого.

Многие выкладки этого материала могут показаться читателю парадоксальными, но рекомендую вдуматься в них прежде, чем завязывать дискуссию.

В качестве примера мы возьмём такую нашумевшую фигуру, как Владимир Резун, опубликовавший под псевдонимом Виктор Суворов ряд книг по так называемой «альтернативной» истории Великой Отечественной войны, в которых активно развивается концепция превентивного нападения гитлеровской Германии на СССР. Его оппоненты стремятся доказать ложность его теории, и не без успеха, но при этом практически всегда упускают из виду то, что дискутируют они не с фальсификатором. По крайней мере, в том смысле этого слова, который большинство из нас в него вкладывает.

Резун не фальсификатор! Это первое и главное, что мы должны усвоить. Научная ценность всех его «Ледоколов», «Дней «М» и «Последних республик» равна если не нулю, то бесконечно малой величине. Любой профессиональный историк скажет, что книги Резуна – это публицистика, абсолютно не соответствующая требованиям, предъявляемым к исследовательской работе: в них отсутствуют предмет исследования и постановка вопроса, всё базируется на нескольких идеологических тезисах, объявленных аксиомами, под которые автор подгоняет факты. Не стоит забывать и то, что опусы перебежчика вплоть до конца эпохи Перестройки отказывались публиковать даже самые антисоветски настроенные западные издатели.

Настоящие фальсификаторы истории так не работают. Их задача – добиться именно научной обоснованности своих выкладок, они соблюдают древний принцип «Ei incumbio probatio qui dixit non qui negat», гласящий что обязанность доказательства возлагается на утверждающую сторону, но никак не на отрицающую. Они признают, как и положено учёному, отсутствие непререкаемых авторитетов и истин, но своих целей достигают путём логически выверенной компоновки материала. В трудах фальсификаторов присутствуют хорошая архивная база и солидная историография, они тщательно работают над источниками, многие из которых в научный оборот вводятся впервые.

Фальсификатор заботится о признании созданного академическим сообществом, без мнения которого расставленные им акценты потеряют всякий смысл. Его работы достаточно скучны для широкого читателя, более того – они не рассчитаны на простую аудиторию и мощный резонанс в прессе, но от этого опаснее не становятся. Борьба с ними – удел профессионалов и в среде самих профессионалов.

Резун – провокатор! Самый банальный провокатор. И всё. Если и есть у него фальсификации (а они есть!), то явно не стоят во главе угла «Ледоколов» и «Последних республик»: он пользуется определённым набором аксиом, не утруждая себя доказательной базой.

Главный постулат Резуна – это презумпция виновности Советского Союза в развязывании Второй Мировой войны. Вот что он об этом пишет в «Ледоколе»: «Декларация об образовании СССР была открытым и прямым объявлением войны всему остальному миру... это официальный документ о главной цели огромного государства: разрушить и подчинить все остальные государства мира».

По его мнению СССР – враг всего человечества, а вина врага, как известно, доказательств не требует, соответственно, любые действия Советского Союза, направленные на защиту собственных интересов, можно сразу же объявить преступными.

Эксплуатация этого постулата Резуном преследует одну цель: играя на чувствах, разжечь ненависть ко всему русскому. На чувствах, но не на разуме! Потому, что разум – эта сфера деятельности фальсификаторов, а провокаторы используют чувства. Вчитайтесь в текст его книг, и вы поймёте, на какую кнопку в сознании давит автор.

Но если выбить из-под ног Резуна утверждение о преступности советского государства, то все его выкладки можно будет сравнить с коброй, лишившейся ядовитых зубов. И здесь мы воспользуемся известным нам по школьному курсу геометрии доказательством от обратного: «Допустим, что две параллельные прямые лежат не в одной плоскости...». И дальше приводятся аргументы, опровергающие такое допущение.

Допустим, что всё утверждаемое Резуном соответствует истине на все 250%... Но посмотрим на это шире, и с тех точек зрения, о которых предатель и псевдоисторик намеренно умолчал.

Вторая Мировая война стала естественным и закономерным следствием результатов Первой Мировой войны, которая, как известно, велась за передел колоний и сфер влияния на земном шаре. Версальско-вашингтонская система договоров, завершившая Первую мировую войну, оставила неудовлетворёнными победителей, приобретения которых оказались значительно меньшими, чем понесённые издержки, а проигравшим – дала шансы на реванш. Среди самих победителей единства не было: Франция, Бельгия и Япония оказались недовольны тем, что при разделе бывших германских колоний им достались крохи, а Великобритании и её доминионам отошла основная их часть, в том числе и богатые природными ресурсами Танганьика, Намибия и половина Новой Гвинеи.

Кроме того, страны Старого Света не могло не беспокоить усиление США, находившихся вдалеке от основного театра боевых действий, но получивших от войны колоссальные доходы. Интересы более мелких союзников Антанты, а также вновь образовавшихся государств учтены практически не были.

Победителей также не могло не возмущать и то, что Россия, в которой «война империалистическая переросла в войну гражданскую» заключила сепаратный мир с находящимся на грани краха противником, а также победивший в ней политический режим.

Зато проигравшие, прежде всего – Германия, несмотря на все унижения и оскорбления, не были принуждены к полной и безоговорочной капитуляции, они сохранили и армию, пусть даже в урезанном виде, но с командными кадрами довоенной выучки, сохранившими прежний боевой дух, и промышленность, которая могла бы производить вооружения. В любом случае – новый передел мира становился вопросом ближайших десятилетий.

Резун утверждает, что Гитлер был нужен Сталину как «Ледокол Революции», с помощью которого начнётся следующая империалистическая война, которая приведёт к последующей советизации Европы, а с учётом колоний – и значительной части мира. В этом может быть некоторая доля правды, но, к сожалению, не вся правда: ещё нужнее Гитлер был Англии, Франции и особенно США. Кстати, о поддержке НСДАП этими странами Резун умалчивает, хотя она значительно превышала сталинскую.

Европейским и американским политикам был выгоден агрессивный реваншист во главе Германии: во-первых, его можно было рано или поздно столкнуть с Советским Союзом, а во-вторых, он становился бы зачинщиком, и как следствие – козлом отпущения в новом дележе мира. Кроме того, американцам, оказавшемся в выигрыше от предыдущей войны, было на руку очередное побоище в Европе, приводящее к ослаблению главных конкурентов. В любом случае, если бы Гитлер не был нужен ведущим игрокам мировой политики того времени, то его карьера вряд ли поднялась выше должности лидера оппозиционной парламентской фракции и вице-спикерского кресла.

О геополитических интересах не принято говорить открытым текстом, их всегда маскируют под благовидный предлог. И мы должны понимать, что таковые у СССР как великой державы были вполне естественными, равно как и право поступиться интересами более слабых, но отнюдь не расположенных к нему, соседей.

Какой выбор был у Советского Союза в данном международном раскладе? Вариантов два: либо оказаться в числе ведущих участников грядущего дележа, либо пасть его жертвой. Поэтому возникает закономерный вопрос: настолько ли были преступными приготовления СССР к агрессивной войне на чужой территории, как это утверждает Резун?

Опыт Первой Мировой войны показал, что, во-первых, затяжные военные действия для государства крайне разорительны, и революция в России – тому пример, а во-вторых, разрушающая мощность современного оружия настолько велика, что в качестве трофеев победителю могут достаться лишь руины. Следовательно, главным военным инструментом будущего передела мира мог быть только блицкриг – ограниченная небольшим промежутком времени военная операция, в ходе которой уничтожаются главные силы противника.

Мог ли СССР по-другому защитить свои внешнеполитические интересы по-другому? Нет. Можно было готовиться к длительным сражениям в приграничных районах на своей территории, направленным на изматывание противника, но ничто не действует на армию и население так деморализующе, как позиционная война, не обещающая никаких перемен сторонам. Кроме того, любая оборона должна завершаться переходом в контрнаступление, но проблема в том, что в наступлении вся инициатива принадлежит тебе, а контрнаступлении её ещё нужно отобрать у противника ценой огромных потерь.

Поэтому подготовка СССР к наступательной войне на чужой территории была тяжёлой, но обоснованной необходимостью, и в наступательной доктрине Красной Армии были заложены её грядущие победы в Великой Отечественной войне, в том числе – и подписание полной и безоговорочной капитуляции Германии в ночь на 9 мая 1945 года. При её отсутствии война могла бы завершиться на куда менее почётных условиях, чем те, которые содержались в Брестском мире.

Резун объявляет преступным пакт Молотова-Риббентропа, несмотря на то, что приговор Польше и Прибалтике фактически был подписан годом ранее в Мюнхене во время раздела Чехословакии Германией, Англией, Францией и Италией. После аншлюса Австрии и сдачи Чехословакии вопрос о прилегающих к СССР странах Восточной Европы оставался лишь в том, к кому они отойдут: либо целиком к Германии, либо что-то Советскому Союзу удастся выторговать в свою пользу.

В первом случае положение СССР становилось бы катастрофическим, так как вражеские войска сразу же оказывались на подступах к Ленинграду: в то время советско-эстонская граница проходила всего в ста пятидесяти километрах от второго по значимости города страны, а советско-финская – в тридцати. Если взять во внимание, что летом 1939 года в Лондоне германские и английские дипломаты вели секретные переговоры о разделе сфер влияния, то нетрудно понять, против кого они были направлены, и насколько пакт Молотова-Риббентропа переломил ситуацию в пользу СССР.

Аншлюс Австрии, Мюнхенский сговор, пакт Молотова-Риббентропа, Советско-финская война, советизация Прибалтики, захват Германией стран Бенилюкса, Дании, Норвегии, Югославии и Греции – это естественная в процессе передела сфер влияния расчистка геополитического пространства: лимитрофы хороши только в мирное время как «санитарный кордон» не позволяющий совершить внезапное нападение, а во время войны они могут превратиться в плацдармы для развёртывания войск противника. Поэтому их либо превращают в сателлитов, либо уничтожают за редким исключением, как, например, Швеция и Швейцария, так как в их независимости были заинтересованы воюющие стороны: швейцарская банковская система позволяла закупать Германии стратегические товары в третьих странах, а шведский флот активно фрахтовался как странами Антигитлеровской коалиции, так и их противниками. Так что СССР играл по тем же правилам, что и другие ведущие страны, и ничего противоестественного, а тем более – достойного порицания, в этом не могло быть.

Какие выводы мы должны сделать из вышесказанного? Прежде всего – воспитать в себе здоровый догматизм по отношению к нашей правде. Должны быть моменты, которые мы должны воспринимать как аксиомы, не подлежащие пересмотру ни при каких обстоятельствах, и прежде всего – те, которые касаются интересов нашего общего Отечества. И если наши враги их считают противоречащими своим интересам – то в этом праве им отказать нельзя: дискутировать с врагами вообще, и на эту тему – в частности, должно быть ниже нашего достоинства.

В этом отношении нам неплохо было бы поучиться у китайцев, твёрдо убеждённых в том, что действия основателя КНР Мао Цзэ-дуна были ошибочными только в 1 случае из 10, а в остальном правильность его поступков не подлежит сомнению.

Так что когда мы будем демонстрировать твёрдость своей позиции, то вражеским провокаторам, стремящимся очернить наше прошлое, попросту не найдётся работы.

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте и в Твиттере

Больше материалов по теме

Сегодня в России отмечается День Неизвестного солдата
К семидесятилетию Варшавского восстания - продолжение
Ее штурмует нацгвардия Украины – преемница «Мертвой головы»
Николай Мирликийский и Амвросий Медиоланский
Александр Гончаров
В Белоруссии «воскрес» свой русофобский упырь
Олег Абражевич
Секрет укроэлиты: вместо «где» говорить «дэ»
Валентин Наливайченко
Малороссия в объятиях украинского национализма
Николай Яременко
Отдел информации
Граждан предупреждают продуктов на 15%
Отдел информации
Банк России резко поднял ключевую ставку
Борис Алексеев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования