среда, 11 Декабря, 2019

Подробно

Русский Тунис

Александр Дундич
30.11.2010 - 20:45
Русский Тунис
В наш век историческая память лишена экзистенциальной нагрузки. Лишена искусственно, в угоду сиюминутным политическим страстям. Теми, кто не помнит своих корней и своего родства, легче управлять. Из таких получаются превосходные космополиты, «общечеловеки», для которых родина там, где ниже налоги. Другой стороной этой «медали» являются навязанные извне исторические инсинуации, одинаково оторванные как от здравого смысла, так и от реальности, которые предстают перед нами в виде националистической идеологии разных оттенков. И мы видим, как многие поддались этому внушению, отрекаясь от истории отцов и дедов, от истинного православия и своей русскости. В этой статье речь пойдёт о совсем других людях. О тех, кто, будучи в разлуке с родиной не один десяток лет, всё-таки всегда помнил о России и сопереживал ей. В ноябре 1920 года около 150 000 граждан Российской Империи навсегда покинули русскую землю. Это были остатки Белой армии, члены семей военнослужащих и моряки Черноморского Флота, уходившие из Крыма в неизвестность. Они шли в никуда, перекочёвывая из одного заграничного порта в другой в поисках надёжного пристанища, вышвырнутые вон с родных берегов ветром Гражданской войны. Турецкий Галлиполи, греческий остров Лемнос, французский Марсель, а уже оттуда многие ещё дальше рассеялись по миру – Сербия, Болгария, Аргентина, США, Австралия, Германия и даже далёкий африканский Тунис. В Тунисе, в городе Бизерта, располагалась база ВМФ Франции. Французы выступали союзниками белогвардейского движения, поэтому в меру своих сил оказывали содействие русским беженцам. Туда, в Бизерту, пришли остатки Черноморского Флота в составе 35-ти кораблей, которые оставались там долгие пять лет. Всё это время на кораблях гордо реяли Андреевские флаги, а экипаж и члены их семей упрямо продолжали считать себя гражданами императорской России, хотя имели на руках «нансеновские паспорта», выдаваемые лицам без гражданства и беженцам по инициативе норвежского путешественника Фритьофа Нансена. В те годы русскую речь на улицах Туниса можно было услышать довольно часто. И хотя часть беженцев перебралась со временем в Европу, немалое их количество навсегда осели в Тунисе. Бытовые условия, несмотря на помощь французских и тунисских властей, были не из лучших. Нехватку жилья компенсировали тем, что переоборудовали под общежитие броненосец «Георгий Победоносец». На берегу отстроили лагерь Сфаят, где расположился Морской кадетский корпус в изгнании, куда русские пришельцы отдавали своих детей. Из его стен выходили настоящие патриоты России, ни разу Россию не видевшие! Но со временем пришлось отказаться и от этого. Корабли ветшали. Андреевские флаги в торжественно-мрачной обстановке были спущены, а экипажи и члены их семей превратились полностью в сухопутных жителей. Среди тех, кому пришлось уходить из России вместе с родителями, была и Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн, почившая в Бозе менее года назад – 21 декабря 2009 года. Николай Сологубовский, сценарист фильма «Анастасия», посвящённого её жизни, писал: «Сойдя с кораблей на берег, офицеры и матросы брались за любую работу. Они были землемерами и топографами, механиками и электриками, кассирами и счетоводами, учили музыке и врачевали. Многие уехали в другие страны, в Европу, прежде всего во Францию, в Америку, Алжир и Марокко. Часть офицеров пошла на службу в Иностранный легион Франции, в армии других государств. Русские офицеры воевали и гибли, отстаивая чужие земли и чужую свободу. Молодежь продолжила учебу во Франции, Чехословакии и других странах и многие из них стали гордостью флотов этих стран». А. Ширинская осталась в Бизерте навсегда. Благодаря ей мы знаем сегодня историю российского флота на тунисской земле. Все эти годы, вплоть до своей кончины в возрасте 98 лет, на свои скромные средства и средства немногих русских тунисцев она ухаживала за могилами, ремонтировала храм, построенный эмигрантами, которые прибыли в Бизерту вместе с ней. Русский уголок Туниса не исчез, не растворился во времени, а продолжал являть себя миру как Русская Африка. Тунисские власти относились к русским пришельцам уважительно и всячески им помогали. Даже сегодня, 80 лет со дня прибытия русских беженцев на тунисскую землю, в Бизерте многое напоминает о них – первый в истории Туниса православный храм Александра Невского (находится в юрисдикции Русской Православной Церкви), русское кладбище, где похоронены моряки Севастополя (содержится на деньги официальных властей), а также площадь имени Анастасии Ширинской-Манштейн (названа по инициативе городского совета в 2006 году, как дань памяти многолетней неофициальной главе русской общины Туниса). Сегодня в России создан Фонд сохранения исторического и культурного наследия имени А.А. Ширинской-Манштейн. Он объединяет энтузиастов русской истории из разных городов и даже стран. Но главная миссия Фонда – сохранить и передать потомкам ту память о Русской Африке и любовь к России, которую так долго лелеяла Анастасия Александровна. Корни А. Ширинской-Манштейн из села Рубежное (ныне – Луганская область). Её отец – А. Манштейн – был командиром одного из кораблей Черноморского Флота, пришедших в Бизерту, и потомком Кристофа-Германа фон Манштейна, прусского генерала на русской службе и автора «Воспоминаний о России» (XVIII век). Ширинской Анастасия Манштейн стала в 1935 году, когда вышла замуж за Муртазу Мурзу Ширинского, прямого потомка крымско-татарского княжеского рода Ширинских. С тех пор крымский татарин Муртаза и немка Анастасия сообща оберегали память о Русской Африке. Теперь заезжие эмиссары рассказывают крымским татарам другую историю – о вечной, якобы, вражде с русскими и о неискоренимой жажде мести, которой должен пылать каждый праведный мусульманин-татарин по отношению к русским. О крымчаке Муртазе Ширинском, патриоте России, они не говорят. До самой смерти в 1982 году Муртаза оставался влюблённым в Россию мусульманином, верным другом своей супруги. Он похоронен в Бизерте на магометанском кладбище. Публицист Сергей Смолянников, посетивший А. Ширинскую в её доме в Бизерте, и написавший об этом статью «Ноябрь 1920 года: путь к последнему причалу», вспоминал, как до глубины души тронули его её слова: ««Мальчики, дорогие мои! Спасибо, что приехали, спасибо за Севастополь и Луганск, спасибо, что помнят… Мне недолго осталось, но я так рада, что не только помнят про наш флот, а рассказывают об этом в своих книгах. Дай вам Бог силы продолжить начатое…». Сама А. Ширинская смогла всё-таки побывать на своей малой родине, в Рубежном, в 1990 году – через 70 лет после эмиграции в Северную Африку. Через 2 года, в 1992 году, А. Ширинская вновь посетила СССР, на этот раз со своим внуком Георгием. Сегодня русскость в Тунисе ещё жива. В конце 1980-х с появлением некоторого числа эмигрантов из бывшего СССР, прежде всего, русских, белорусских и украинских жён местных жителей, вновь возобновилась духовная жизнь в стенах храма Александра Невского. Внутри храма есть мраморная доска с названиями кораблей, ушедших из Крыма в Бизерту. Царские врата завешены Андреевским флагом с корабля «Георгий Победоносец». …С геополитической точки зрения ориентация Белой армии на Англию, Францию и США была большой ошибкой. Это осознавали многие деятели белогвардейского движения, в том числе Николай Савицкий, один из основоположников русской геополитики. В своих воспоминаниях он писал, что Красная Армия была продолжателем геополитической линии развития России, а не её отклонением. Тем не менее, не может не вызывать восхищения то долготерпение и бескорыстность, с которым бывшие офицеры Белой армии продолжали любить свою Родину, даже находясь в изгнании.
и призывают фальсифировать результаты обсуждения на сайте Совета Федерации
Отдел информации
Российские компании готовятся к повышению зарплат
Отдел информации
Путин подписал закон о федеральном бюджете России
Отдел информации
Президент РФ подписал закон об установке на гаджеты российского ПО
Отдел информации
На Украине «победили» Россию на мировом рынке вооружений
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования