суббота, 15 Декабря, 2018

Подробно

В чем феномен победы Александра Лукашенко?

Сергей Сибиряков
24.12.2010 - 22:56
В Белоруссии прошли выборы, действующий президент Белоруссии Лукашенко победил на них, получив 79,67% голосов избирателей. На этот раз победил не только против воли Запада, но и вопреки желаниям российских руководителей. Так что же происходит в Беларуси? Об этом координатору международной экспертной группы ИА REX Сергею Сибирякову рассказали коллеги-эксперты из разных стран. Сергей Сибиряков: Белорусы не хотят свободы, при которой их никто не защищает? Кирилл Панкратов – доктор философии (Эктон, Массачусетс, США): Здесь сочетание нескольких факторов – остающаяся довольно высокой, хотя и заметно снизившаяся в последнее время, популярность Лукашенко; относительное социальное спокойствие и экономическая стабильность в стране по сравнению с "бардаком" у соседей. Плюс недостаток альтернатив, слабость и даже карикатурность основных фигур оппозиции. Но кроме этого нельзя не обратить внимание на крупные фальсификации на последних выборах, в которых Лукашенко якобы получил около 80% голосов. В реальности гораздо меньше, хотя всё равно больше 50%. Другое дело, что когда белорусские выборы критикуются со стороны российских властей, которых Лукашенко раздражает своей неуправляемостью, это выглядит смешно: в самой России фальсификации на выборах являются обычным делом. Но всё-таки в России степень фальсификации очень сильно зависит от регионов: в некоторых местах выборы практически честные, в других – приписки носят тотальный характер. В Белоруссии – фальсификации почти везде, и в целом больше чем в России. Павел Крупкин – кандидат физико-математических наук, научный руководитель Центра изучения Современности (Париж, Франция): Чего хотят или не хотят белорусы – сказать трудно, ибо надежных данных по социологическим обследованиям мнений и желаний белорусов, увы, нет. Одиночные же мнения, присутствующие в СМИ, занимают весь возможный спектр – от "Батька – наш единственный спаситель и защитник!" до "Долой диктатора!" Но то, что Лукашенко имеет достаточно широкую базу общественной поддержки – это сомнений не вызывает. Лев Вершинин – писатель, ученый-историк, политолог и общественный деятель (Торревьеха, Аликанте, Испания): На мой взгляд, свобода большинства выбрать того лидера, который нравится большинству, как бы нахально ни было меньшинство, какие бы изощренные технологии оно не использовало и кто бы за ним ни стоял, зная, что твой выбор у тебя не отберут, - высшая из возможных гражданских свобод. Владимир Коробов – директор Центра исследований южно-украинского пограничья, кандидат социологических наук (Херсон, Украина): Белорусы – один из лучших славянских народов. Их коллективное отношение к свободе принципиально не отличается ничем от отношения к свободе украинцев или россиян. Белорусам нужна честная свобода, не сами по себе декларации свободы, не подкрепленной ничем, никакими возможностями, а свобода как совокупность реальных возможностей. По ряду показателей у белорусов больше реальных возможностей, чем у украинцев, а значит – больше свободы. Например, возьмем языковой вопрос, ведь у белорусов несравненно больше прав и возможностей пользоваться русским языком, чем у украинцев. И таких примеров немало. Сергей Лунёв – журналист (Киев, Украина): Чего хотят белорусы показали выборы. 80% граждан проголосовали за Лукашенко. Если митинг несанкционирован – его надо разгонять, где бы его ни проводили, в Минске, Москве, Киеве, Берлине, Афинах. А ведь разгон митинга оппозиции, несогласной с итогом выборов и является единственной претензией к Лукашенко на данный момент. Юрий Шимановский – писатель, журналист и программист (Мертл Бич, США): Мне, признаться, ничего не известно о “несвободе” в Белоруссии. Не слышно ни про рабовладение, ни про крепостное право. Каждый человек волен выбирать работодателя, ездить за границу, иметь частную собственность. Отсутствуют законы, предусматривающие ограничение прав какой-то группы населения в сравнении с другой группой. В Белоруссии функционирует интернет, при этом не блокируется доступ к иностранным сайтам, социальным сетям и СМИ. Спутниковое телевидение существует. Международная телефонная связь тоже. Если бы в Белоруссии не было бы свободы, об этом давно бы шумели западные СМИ. Да просто все бы об этом знали. Возьмите, скажем, права “неграждан” в Прибалтике. Об этом знают все. Но до сих пор, ни одного похожего факта ущемления свободы в Белоруссии не обнаружилось. Игорь Богатырев – журналист, редактор службы новостей сетевого журнала "Полярная звезда" (Тверь, Россия): Белорусы просто не понимают, что делает для них Батька, и что несут им его "оппоненты". Мы в конце 80-х тоже не знали, и плоды этого незнания – налицо. К сожалению, человек почти никогда не учится на чужих ошибках, только на своих. Даниэль Штайсслингер – журналист и переводчик (Лод, Израиль): Белорусы, как я предполагаю (я не белорус, посему это гипотеза) хотят синицу в руках, а не журавля в небе. Видимо, до сих пор «Батька» им её обеспечивал. Кирилл Мямлин – эксперт портала Геополитика (Москва, Россия): Да, либеральная идеология на постсоветской территории себя дискредитировала, вывалив весь негатив, который раньше был объектом жесткой критики "дикого капитализма". А выбор белорусов нужно уважать в любом случае – как бы то ни было, но результат Лукашенко весьма высокий. Александр Хохулин – блогер, хозяин и модератор сайта "Манкурты" (Львов, Украина): Беларусь со своим президентом однозначно является постсоветским феноменом. Однако факт остается фактом – Лукашенко пользуется поддержкой большинства населения страны. Таков выбор белорусов и я не имею морального права давать оценки их выбору. Евгений Костенко – политолог и юрист (Киев, Украина): Белорусы хотят спокойной жизни, нормальных доходов и условий существования. Как рассказывают простые жители, там действительно есть качественные отличия и в уровне оплаты труда, и в уровне пенсионного обеспечения, и главное, в уровне цен на основные товары. Люди не выходят на улицу именно по этим вопросам, поэтому наверняка Лукашенко и получил столько голосов. Если белорусы не имеют претензий относительно пребывания Лукашенко столько лет у власти, то, наверное, это их дело, а не США или ЕС. Пусть у себя с Wikileaks разберутся и давлением на Ассанжа. Юрий Юрьев – политконструктор (Одесса, Украина): Белорусы попробовали "западных" свобод до избрания Лукашенко. Но избрали и избирают Лукашенко. Не стоит забывать историческую память Белой Руси, постоянно оказывавшейся под ударом. Они имеют лучшее представление о соседях, чем мы, издалека. Возможно, их ужаснули реституции Польши, Чехии и Балтии, лишившей многих земель и недвижимости. Возможно, их возмутили манипуляции со средствами в Европе, когда Польша должна США сотни миллиардов долларов и подставляет своих граждан под ракетные удары по сомнительным поводам. Возможно, их раздражает нацизм в Балтии. И в результате они выбрали свою собственную свободу – свободу обладать своими землями, средствами и душами. Владимир Беляминов – политолог, эксперт по финансовому и экономическому маркетингу (Харьков, Украина): Сегодня в Белоруссии происходит то, что присуще стране, которая не стала подчиняться воле западных "провайдеров демократии", а смогла сохранить свой реальный политический суверенитет. Народ страны выбирает ту власть, того президента, которые устраивает его, а не доброхотов из-за рубежа. Белорусы хотят жить так, как им выгодно, невзирая на негативные потоки информации в их сторону и желание рассказать, как им лучше жить. Страна живет и все нормально. Это их выбор, их право ощущать свободу и получать защиту от своего государства. Павел Мельник – политолог, маркетолог и экономист, эксперт компании «МПП консалтинг» (Киев, Украина): Белорусы хотят уверенности в завтрашнем дне, которая есть сейчас – стабильный рост экономики, низкая безработица, высокий уровень социальной защиты. Глядя на соседнюю Украину, они понимают, что приход к власти любой новой команды обречет страну на путь длительного кризисного спада. Сергей Сибиряков: Лукашенко гениальный политик и государственный деятель? Кирилл Панкратов: Во всяком случае, он – очень успешный политик. В современном мире существует целый класс руководителей стран, которые подолгу остаются у власти даже в условиях регулярных выборов, наличия довольно воинственной оппозиции, многочисленных социальных и экономических проблем, и сильного внешнего давления. К этой категории относятся весьма разные политики в разных странах – от Чавеса до Саакашвили, и от Ахмадинежада до Берлускони. У них, как правило, есть общие черты, одна из которых – внешние "закидоны", довольно экстравагантные манеры и поведение, заставляющее морщиться "культурные элиты", но успешно апеллирующее к массам. Лукашенко, несмотря на кажущуюся "дубовость" и прямолинейность, проявил себя мастером компромиссов. Он не опирается на внешнюю поддержку только с одной стороны (притом, что Белоруссия культурно очень близка к России), но довольно успешно маневрирует между Россией и Евросоюзом, не ссорится с соседями. Во внутренней политике, притом, что белорусской экономической статистике я доверяю намного меньше, чем российской, сочетание популизма и хозяйственного прагматизма, пока позволяет удерживать социальный мир. Павел Крупкин: У Лукашенко хватает способностей, чтобы удержать власть. На мой взгляд, о "гениальности" говорить преждевременно – посмотрим общие итоги его правления. В целом пока достижений особых не видно – достаточно посмотреть хотя бы на достаточно независимый индекс развития человеческого капитала ООН... Лев Вершинин: Гениальность проверяется временем. Лукашенко всего лишь сильный, любящий власть больше, чем деньги, и сознающий свою ответственность перед страной и людьми лидер. В наше время политиков-проектов это само по себе много значит. Владимир Коробов: Оценивать личность Лукашенко следует в контексте его политической биографии, тех изменений, которые с ним произошли в течение его карьеры. Начинал Лукашенко как единственный честный политик в белорусском парламенте, осудивший распад СССР. Его честность и смелость были вознаграждены – он стал президентом страны. Возможно, в его президентстве было два периода: первый, когда он был гениальным политиком и возможным президентом воссозданного Союзного государства, и второй – когда он перестал быть гениальным политиком и втянулся в конфликт с российским руководством, перестал быть честным политиком, и начал говорить неправду о своих отношениях с народом и делать нечестные выборы. Сергей Лунёв: Лукашенко лидер государства. Своеобразный, сложный, неудобный, конечно не гениальный, но другого у Белоруссии нет. Юрий Шимановский: Он действительно хороший государственник, умный политик, и мне он симпатичен. Чрезмерно независим, и это – минус. Он непредсказуем, и поэтому Белоруссия под его руководством становится государством неудобным. В двух словах, лично мне он нравится, своим гражданам, очевидно, тоже. Но в глобальном мировом плане он не подходит никому. Он хитрый и ненадежный международный партнер. Игорь Богатырев: Если и не гениальный, то очень "правильный": знающий, патриотически-ориентированный, ответственный, честный. Даниэль Штайсслингер: На мой взгляд, нет, конечно, Александр Лукашенко не гений. Просто он понимает, чего хочет большинство. Ибо сам не из профессоров, или дипломатов, а из низов. И подстраивается под собственное население, вернее, под его 75-80 процентов (по распределению Парето), а не под честолюбцев. Кирилл Мямлин: Упорства ему не занимать, но в остальном – увы, нет. "Класс игры не высокий". Александр Хохулин: Лукашенко – несомненно, яркая и самобытная личность. Со своими достоинствами и недостатками. Ощутимо более высокий уровень жизни белорусов по сравнению с нами, украинцами, свидетельствует о доминировании достоинств руководителя. Евгений Костенко: Что Лукашенко не дурак, то это точно. А такой приход к власти и то, что он остается там долго, лишь подтверждает, что Лукашенко таки государственный деятель и гениальный политик. Юрий Юрьев: Да, он гениальный политик и государственный деятель. У него нет провалов в промышленности и сельском хозяйстве, у него нет позорного геноцида сограждан, как в "Ичкерии", "Туве", "Фергане" и т.п. Он удерживает экономику и обороноспособность одновременно, и его деятельность внушает уважение и доверие на будущее. Вот во всём мире ныне финансовый кризис. А в Белоруссии его нет... Владимир Беляминов: Лукашенко обладает политическим опытом и является человеком системы. За годы пребывания у власти он крепко встал во главе выстроенной им государственной вертикали власти, которая управляет страной. Поэтому, он и политический деятель, и видная государственная фигура мирового масштаба. Как бы кому не нравился Лукашенко-президент (а он и не обязан кому-то нравиться, особенно негражданам страны), но это фигура эпохи, с которой связана история современной Белоруссии. Время найдет для него место в истории страны. Павел Мельник: По большей степени – да. Как политик. Сергей Сибиряков: Сохранит ли Лукашенко власть в следующем десятилетии до 2020 года? Кирилл Панкратов: Имеет для этого неплохой шанс, я бы оценил как 50/50. Он ещё молод, энергичен, и держит бразды правления достаточно прочно. С другой стороны, общество постепенно устаёт от него, и в течение следующих 10 лет эта усталость может перевесить другие факторы. Павел Крупкин: На мой взгляд – несомненно. Лукашенко складывает (или уже сложил) классический тоталитарный режим с достаточно широкой базой общественной поддержки, а такие режимы обычно кончаются либо смертью лидера, либо верхушечным переворотом. Опцию "народное восстание" можно исключить из рассмотрения в силу уже отмеченной общей способности лидера "работать" и с массами и элитами. Так что, наиболее вероятный прогноз: Лукашенко сохранит свою власть до тех пор, насколько ему хватит здоровья. Лев Вершинин: Мы не знаем, что с нами будет завтра. Но если будет жив и если против него не будут организованы какие-то совсем уж подлые технологии, так почему бы и нет? Хотя, вполне вероятно, подготовит преемника и отойдет в сторону, став, как Кастро, моральным лидером нации. Владимир Коробов: Нет, не сохранит. У него максимум еще 5 лет. Сергей Лунёв: Я думаю, что это последняя победа Лукашенко. На следующих выборах его уже не будет. Он уйдёт сам, возможно досрочно, подыскав себе преемника. Юрий Шимановский: По крайней мере, он будет к этому стремиться. Теперь у него нет другого выхода, как оставаться уже навсегда. Зря, конечно, он устроил этот референдум пять лет назад и преодолел конституцию. Зря. Если ему важны интересы государства, а не свои личные, он мог бы поступить как Путин – честно сказать: “Люди, спасибо вам за доверие, но я не имею права оставаться на следующий срок. Вот кандидат, при котором ничего не изменится, я за него ручаюсь, голосуйте за него”. Это было бы честно. Игорь Богатырев: Не факт, но очень вероятно. Даниэль Штайсслингер: Теоретически, да. А так, все под Богом ходим. Кирилл Мямлин: Здесь многое зависит не от Лукашенко, а усиления кризисных явлений и отношений с Россией. Чем сильнее кризис, тем сильнее возрастает роль государства, а Лукашенко – олицетворение этатизма. Белоруссия сама по себе экономически не самодостаточна, и сильно зависит от внешней конъюнктуры – в первую очередь отношений с Россией, на которую направлено порядка 80% белорусского экспорта. Но с введением "Северного Потока" заинтересованность России в персоналии Лукашенко во многом упадет. Так что Александру Григорьевичу придется сильно постараться, чтобы российские дотации белорусской экономике сохранились. Судя по всему, единственный вариант у "Батьки" (в т.ч. и для сохранения личной свободы) – это развитие интеграционного процесса и реальное вхождение в Союзное Государство России и Белоруссии, где у Лукашенко появляется возможность занять некую почетную должность, гарантирующую ему безопасность. Александр Хохулин: Вопрос не ко мне. К Павлу Глобе. Евгений Костенко: То, что Лукашенко отработает свой срок в должности президента, в этом сомнений нет. Юрий Юрьев: Вероятнее всего сохранит и власть и уважение. Возможно, его уровень власти и статус даже повысится, если проект союзного государства России и Белоруссии будет реализован. Владимир Беляминов: Все шансы есть, однако, думаю, рейтинг его будут стараться подточить выходцы из минимального "альтернативного" меньшинства, ведущего свою деятельность на деньги грантовских фондов зарубежья. Уже сегодня в белорусском оппозиционном движении бытует мнение, что надо уже сейчас готовиться к следующим выборам. Однако за пять лет мир неузнаваемо изменится, а каким образом это отразится на Белоруссии, покажет время. Но пятилетка обещает быть насыщенной событиями. Павел Мельник: Вопрос очень спорный. Высока вероятность того, что он в ближайшие годы будет готовить себе преемника. Сергей Сибиряков: Может ли НАТО ввести войска на территорию Беларуси для свержения Лукашенко и как поступят при этом власти России? Кирилл Панкратов: Нет, конечно. У НАТО для этого нет ни сил, ни серьёзного желания. Россия, естественно, реагировала бы на такое развитие событий весьма резко, но это не случится, даже если полностью игнорировать российский фактор. Павел Крупкин: Маловероятно. Во-первых, Белоруссия не представляет никакой реальной угрозы окружающим странам – режим Лукашенко – неэкспансионистский, даже на уровне риторики маргиналов из базы поддержки. Во-вторых, Белоруссия находится в пограничной зоне между ЕС и РФ, что резко ограничивает возможности односторонних действий ее соседей. Единственный шанс для международной интервенции может возникнуть, если Лукашенко вдруг развернет массовые репрессии. Но пока видится, что у него достаточно лидерских способностей, чтобы обойтись без этого. Так что, по аналогии с Муссолини или Франко, Лукашенко будет править, пока не помрет, или не влезет в какую-нибудь международную авантюру. И даже сможет, может быть, избежать полной изоляции на международной арене. Лев Вершинин: С разрешения России могут. Без разрешения, естественно, нет. Но если введут без бомбежек, могут и вылететь. А если будут бомбежки, Россия не сможет отмолчаться. Владимир Коробов: Нет, никакого ввода войск НАТО в Белоруссию не будет. Ведь это будет означать развязывание войны с Россией. Власти России будут вынуждены прийти Белоруссии на помощь, иначе они будут свергнуты своим народом. Но нападение НАТО на Белоруссию – это невозможно. Сергей Лунёв: Чем Лукашенко может мешать НАТО? Зачем его менять? Свергать можно диктатора, который держится благодаря террору. "Убрать" Лукашенко можно только экономической блокадой, тем самым толкнув Беларусь в объятия геополитического конкурента. Юрий Шимановский: Не думаю. НАТО и без того на ладан дышит. Да и к чему оно им? Всякое действие НАТО за красивыми словами содержит вполне меркантильную причину. В Ираке – нефть. В Югославии – обкатка алгоритма раздела чужой страны и создание прецедента. Ну а в Белоруссии зачем? К тому же придраться не к чему. Этнических чисток и геноцида албанцев там нет. В общем, думаю, что участие НАТО в Белорусском вопросе невозможно. А хорошие отношения с Россией Европе даются очень непросто. Они не будут рисковать Российской благосклонностью ради Белоруссии. Игорь Богатырев: Вероятность этого невелика, но она есть. Власти России при этом естественно сей демарш "проглотят" - когда же они раскрывали рот против своих хозяев? Даниэль Штайсслингер: Мочь-то может, в смысле наличия военного потенциала, только это им ни к чему. Никакой угрозы Западной Европе со стороны Лукашенко нет. Пусть он хоть трижды диктатор, но ни разу не склонен к экспансии, тем более, в сторону Запада, Польшу вместо Саддамовского Кувейта он не хапнет; это не Ахмадинежад, не Саддам и не Чавес, всё что за пределами Белоруссии, интересует его лишь в той мере, в какой это полезно или, наоборот, опасно белорусам. Россия же не должна этого допускать, чтобы не создавать всяких дурных прецедентов вблизи собственных границ. Белоруссия – не Сербия и не Ирак, она со Смоленской областью граничит, а оттуда и до Москвы недалеко. Самой большой глупостью станет, если Запад начнёт пытаться душить режим санкциями. Этим он окончательно и бесповоротно загонит Белоруссию в «ось зла» Тегеран-Каракас. Надо, напротив, извлекать белорусов оттуда (ибо одной ногой они уже там, за неимением иных альтернатив, лишь тот факт, что Израиль, будучи союзником США, никогда не присоединялся к травле режима и развивает с ним экономические отношения, удерживает их от полноценного вступления), но добром и плюшками. Ибо там есть кое-какие предприятия бывшего советского ВПК, а это – не фунт изюма. Кирилл Мямлин: Надеюсь, что белорусы смогут постоять за себя сами, но я уверен, что и Россия в этом случае не останется в стороне. Впрочем, сомневаюсь, что НАТО решится на роль "демократизатора" - в моноэтническом государстве достаточно сложно организовать повод, подобный событиям в Косово. Впрочем, цинизма Западу не занимать. Александр Хохулин: Может. Но только после введения их в Москву, отъезда семьи Ростовых и пожара. Евгений Костенко: А кто вообще имеет право ставить вопрос об агрессии НАТО против Беларуси? Я вообще удивляюсь тем, кто поддерживает действия по попытке захвата правительственного здания в Минске? Политические акции и криминальные действия – это две большие разницы, как говорят в Одессе. Если оппоненты Лукашенко не сами это организовали, а просто допустили такие провокации, то сами виноваты. И это значит, что они еще не готовы работать в оппозиции. Юрий Юрьев: НАТО незачем вводить войска на территорию Белоруссии, поскольку она не является угрозой альянсу, но при этом весьма боеспособна. По степени боеспособности и мотивированности к обороне Белоруссия напоминает Швейцарию, только в отличие от Швейцарии, из Белоруссии нет возможностей вывезти трофейные авуары. Ценности Белоруссии не в золоте и вкладах, а в самих белорусах и их имуществе. Белорусы – совладельцы своего государства и они будут его защищать до последнего бойца. А учитывая, что белорусы это современные белые люди, владеющие иностранными языками, то они способны развернуть волну диверсий такого уровня, который недостижим ни для арабов, ни для азиатов. У НАТО есть печальный опыт Приднестровья, НАТО не рисковало вводить войска в Югославию, и им ещё Белоруссии не хватало во врагах...Так что максимум – это бомбить, иначе страны НАТО будут наполнены гробами и избиратели этого не поймут. Власти России крепко связаны с Белоруссией союзническим договором, и они наверняка окажут всевозможную помощь Белоруссии. Владимир Беляминов: А какие у НАТО на то основания? Как может альянс вмешиваться в дела суверенного государства? Или то будет уже не миротворческая миссия НАТО, а интервенция иностранных агрессоров. Антанта тоже когда-то ставила благие цели защитить Россию от большевизма, который, по мнению Запада, был врагом страны. Но не Западу (и не НАТО) нынче решать, как жить белорусам. Я считаю, что НАТО не будет вмешиваться в дела Белоруссии, а Запад в свойственной ему манере будет ставить всевозможные преграды и ограничения для политических действий Лукашенко на посту президента страны, вводить всевозможные запреты и политические эмбарго. Павел Мельник: Нет. Во-первых, нет формального повода, а во-вторых – у Беларуси нет выхода ни к одному морю, а значит, к ее берегам не сможет подойти американский флот. А без флота НАТО не может воевать. Мнение не в формате опроса высказал политолог из Львова Семен Уралов: Лукашенко, к сожалению, попал в ловушку, расставленную им самим. То, что ему удалось консолидировать и элиты и общество вокруг себя, дает ему отличные тактические преимущества и позволяет сохранять управляемость в стране. Белорусская оппозиция – глубоко маргинальна и организационно недееспособна. То есть, в краткосрочной перспективе за белорусское государство и белорусский народ можно особо не беспокоиться – им обеспечено поступательное движение, что является залогом развития. Но с другой стороны такая система не позволяет обеспечить преемственность курса. И в среднесрочной перспективе Лукашенко столкнется с проблемой выбора преемника, который бы не только смог обеспечить собственно преемственность политики, но также был бы и легитимен. А обеспечить легитимность в государстве, где вся публичная политика сконцентрирована вокруг личности верховного правителя, достаточно сложно. Причем сложно вдвойне в связи с тем, что «курс Батьки» по большому счету является социально ориентированным государственным капитализмом с уклоном в автаркию. И продолжение такого курса требует беспрецедентных волевых усилий со стороны верховной власти. По материалам Русской Общины Украины

Больше материалов по теме

Порошенко пытается загнать Украину в «духовное НАТО»
Петр Иванченко
Варшава врёт грузинам про Катынь
Анатолий Агранин
Дениса Короткова хотят выгнать из «Новой газеты»
Денис Перетолчин
Донецкому митрополиту запретили пересекать линию разграничения
Отдел информации
в сумасшедший дом
Отдел информации
Почему они против строительства мусороперерабатывающего завода в Коломне
Отдел информации
Финансисты ухудшили прогноз по курсу рубля и инфляции
Отдел информации
SIPRI: Россия занимает второе место в мире по производству оружия
Отдел информации
США обвиняют в заимствовании космических технологий СССР и РФ
Отдел информации
На Украине боятся ухода российского бизнеса
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования