суббота, 16 Ноября, 2019

Подробно

Штрафники «Вечного зова» и «липовый» роман Геринга

Ирина Антонова
09.02.2011 - 15:01
Штрафники «Вечного зова» и «липовый» роман Геринга
В последнее время в книгоиздательском бизнесе России появилась интересная тенденция – давать выходящим книгам названия, далекие от истинной сущности произведений. Не будем трогать художественные произведения – их смысл всегда можно толковать многозначно, и даже если возникнут недоуменные вопросы, всегда можно сказать: «А мы так видим!». Но вот с документальными, научными или публицистическими трудами так сделать сложнее. Последний пример – недавно вышедшая в издательстве «Астрель» книга Максима Кустова с парадоксальным названием «Реальная история штрафбатов и другие мифы о самых страшных моментах Великой Отечественной войны». Парадокс кроется уже в самом названии. Так что же это – очередная книга с «реальными» документальными сведениями о штрафбатах, «мифы и легенды Великой Отечественной войны» или все-таки разоблачение этих самых мифов? Сформулировано крайне невнятно. Такой же невнятицей отличается и аннотация на книгу. Написана она несколько игриво, но к подлинному содержанию книги имеет только чуть большее отношение, чем ее название: «Чем больше из нее берешь, тем она больше становится. Это загадка не про яму, а про историю. Только сейчас мы можем понять, что же на самом деле происходило с 1941 по 1945 год. Максим Кустов, один из самых дотошных исследователей тех лет и истинный патриот России, рассказывает о самых страшных и спорных моментах Великой Отечественно, ничуть не умаляя подвиг нашего народа. Напротив, когда вы узнаете правду о штрафбатах, заградотрядах, Сталинградской битве, странном поступке Геринга и многом другом – вы по-другому будете ценить ту Победу. Одно из отличий автора – он чрезвычайно увлекательно пишет. Развенчивая мифы, созданные случайно или абсолютно сознательно за последние 65 лет, он показывает изнанку той Войны, безжалостно уничтожая лжесвидетелей эпохи». Достаточно привести только один факт – о заградотрядах в книге не сказано ни слова. Правда, действительно, к разоблачению многих мифов о войне составитель книги руку приложил – и, как всегда, с совершенно неожиданной стороны. К чести автора можно сказать, что содержание ее выгодно отличается от названия и аннотации. Тема штрафбатов в книге действительно есть – только это вовсе не надоевшая и давно набившая оскомину на полках книжных магазинов «штрафбатиада». Максим Кустов пишет о постсоветском мифе, согласно которому о штрафниках якобы было запрещено писать, «тема была закрытой». Автор убедительно показывает, как на самом деле подробно «штрафная» тема была показана в советской военной литературе и насколько нелепы утверждения о том, что она якобы была «закрытой» в советскую эпоху. Оказывается, в романе Анатолия Иванова «Вечный зов», по которому был поставлен знаменитый телесериал, чрезвычайно подробно рассказано о штрафных ротах. И многие советские авторы – от Константина Симонова до Вячеслава Кондратьева и Юрия Нагибина – писали о штрафниках. А ведь до сих пор многие, в том числе и известные современные литературоведы уверены, что штрафная тема в то время была «нон грата». Оказывается – нет. Штрафники постоянно фигурировали в советской военной прозе, причем иногда описаны были очень подробно. Досталось от автора Эдуарду Володарскому, автору сценария печально знаменитого фильма «Штрафбат» и одноименного романа. Максим Кустов подробно рассматривает самые смешные и нелепые фактические ошибки Володарского. Например, претензии его к маршалу Жукову за неоправданную «жестокость», и к генералу Варенникову, который посмел критически отозваться о сериале «Штрафбат». «Противники же фильма – это люди типа генерала Варенникова, всю войну просидевшего в штабе... Всю первую половину войны благодаря таким, как Варенников, простите за грубость, просрали», - заявил Эдуард Володарский. И Максим Кустов аргументированно объясняет, чем занимался Варенников во время войны, и почему именно благодаря таким, как он, страна смогла победить. Не менее интересны и главы о начале войны (в том числе и о большом количестве немецких резидентов на пограничных территориях), и о незаслуженно ныне забытой блестящей десантной операции на Малой земле. Благодаря книге становится понятно, что эта надоевшая тема для анекдотов брежневской эпохи на самом деле является одной из самых замечательных страниц той войны – и по качеству подготовки бойцов, и по профессионализму проведения операции, что признавали и сами немцы. Как всегда нестандартно подходит Максим Кустов и к сравнению боевых успехов советских и немецких воздушных асов. Впервые среди российских исследователей, он решился сопоставить их результаты боев с результативностью британских ВВС. Явно уступающие немецким летчикам по количеству сбитых самолетов, советские летчики выглядят просто блестяще на фоне англичан. А чем объясняется – можно узнать в книге. Любителям истории авиации будет также любопытно прочитать главу о мнимом романе Германа Геринга в Липецке 20-х годов. Версия об этом любовном приключении будущего руководителя немецких ВВС получила в последнее время широкое распространение. «Они постоянно гуляли, так как приходить к ней домой Герману было запрещено, - писала одна из газет. - Они танцевали на площади под звуки духового оркестра. Они общались с помощью русско-немецкого разговорника. Геринг вернулся в Германию в 1926 году, но писал ей вплоть до 21 июня 1941 года. На конверте – милое сердцу Нади имя и… свастика. Некоторое время спустя ее отправили в лагерь, объявив врагом народа. Она умерла в 1948 году в Липецке, через месяц после возвращения из концлагеря. Старая, седая, безумная…». Почему это было невозможно, и почему Герман Геринг не смог бы покорить сердце русской красавицы? Ответ находится в книге…
Полковник получил возможность дожить до трибунала
Сергей Спиридонов
Студент расстрелял однокурсников в колледже Благовещенска
Отдел информации
Россия потеряла в Отечественной войне 1812 г. 250 тыс. жизней
Игорь Рудченков
КС разрешил конфискацию имущества у друзей и знакомых взяточников
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования