среда, 20 Сентября, 2017

Подробно

Путин и компрадоры

05.11.2013 - 06:07
Путин и компрадоры

После своего прихода к власти президент Путин опирался на два крыла, в то время названные «кремлёвскими башнями». Одно, сформированное, в основном, из силовиков – «патриотическое» (Патрушев, Сечин, С.Иванов и др.), а другое – либеральное, которому более подходит название «компрадорское» (Кудрин, Греф, Дворкович и их последователи). И сила Путина долгое время была в том, что он и опирался и балансировал между этими двумя «крыльями».

Причём, патриотам он «отдавал» внешнюю политику и управление внутренней безопасностью, а либералам – социально-экономическую политику.

По большому счёту, Путин устраивал обе эти группировки элит. Период баланса, когда работала система сдержек и противовесов, закончился как раз к концу 2011 года. Водоразделом можно назвать события на Болотной.

За время проведения социально-экономической политики, отданной на откуп либералам (читай, компрадорам), взрос целый социальный слой, который стал движителем этих событий. Если в начале путинского режима компрадорами можно было назвать крупный олигархат и его ставленники в ветвях властей, то к началу второго десятилетия ХХI века эта страта заметно расширилась. Из-за того, что экономическая политика проводилась в пользу экспортёров сырья, финансовых спекулянтов, спекулянтов недвижимостью появился большой слой, обслуживающий это «сословие». Появились крупный банковский сектор, сети брендовых бутиков, торговые оптовые и розничные империи, филиалы различных зарубежных кампаний. Там стало работать значительное число людей, которые оказались тесно связаны с этим бизнесом.

Метастазы из столиц пошли в регионы. Компрадоры обзавелись супердорогими врачами, элитными школами, толпами дизайнеров и мерчандайзеров, стилистов и поп-шоуменов. В итоге появились миллионы людей, которые стали компрадорами по своей сути. Эти люди оказались настолько тесно связаны с Западом своими «шкурными» интересами, что от отношений России с Европой и Америкой их личное благополучие стало зависеть едва ли не целиком.

Поэтому любой намёк России на самостоятельную внешнюю политику, или обострение отношений с Западом для этих людей становится критичным. Ведь для них это означает угрозу для деятельности и, как результат, личного благосостояния. Им есть, что терять. У компрадоров верхнего уровня – счёт в банке и заграничную недвижимость, у среднего и низового звена («офисного планктона») – выше среднероссийской зарплату, которая, по сути, идёт из-за бугра.

Можно сказать, что гордое самоназвание «креативный класс» означает, по сути, что это компрадорский класс.

Появление этого слоя как следствие долговременной социально-экономической компрадорской политики нарушило баланс, существовавший во власти. И определённой части элиты (причём, достаточно близким к Путину фигурам) президент стал в тягость, …потому что Путин, может не всегда последовательно, но стремится отстаивать интересы страны. Особенно во внешней политике. Тому примеры – позиция по Украине, Грузии, Ливии, Сирии, Венесуэле. А это компрадоров напрягает, потому что в любой момент могут последовать санкции, как, например, в случае со «списком Магницкого», и результатом для них станут личные финансовые или репутационные потери.

Следствием того, что эта часть «элиты» стала опасаться усиления патриотического крыла во власти, стали, например, попытки не дать Путину переизбраться на новый срок. Такие шаги пыталась предпринять маргинальная оппозиция, в которой долгое время, пусть и не первых ролях, был и Алексей Навальный.

И вот на выборах мэра Москвы Навальный получает под 30% голосов – почти треть избирателей столицы голосует за него. Но это – крайне тревожный сигнал для любого, кто хоть что-то смыслит в политике. Ведь подобный результат нереален без поддержки значительной части элиты. Причём, совершенно очевидно, какой.

Компрадорская элита в ходе московской кампании разыграла «классическую трёхходовку». Первое – либералы в правительстве сознательно принимали непопулярные меры, которые для населения отнюдь не фатальны, но крайне неприятны. Можно упомянуть ту же реформу РАН, которую можно было бы провести на пять лет позже, и ничего бы при этом не изменилось. Или пресловутый закон об образовании, введение социальной нормы на электроэнергию, повышение тарифов в момент избирательной кампании.

Целый ряд шагов был предпринят для того, чтобы перед выборами усилить социальный протест. И сделано это было именно летом, когда политическая активность, как правило, близка к нулю, люди отдыхают или спокойно решают свои насущные задачи. Словно чтобы специально раздразнить людей.

Следующее – надо было определить, куда этот протест уйдёт? То есть, «вылепить» вождя. Отсюда внешне неуклюжие, а на самом деле очень грамотно предпринятые действия по отношению к Навальному. Опереточные задержания, сам суд по делу «Кировлеса», результатом которого становится осуждение с последующим чудесным выходом на свободу. Далее Навальному дают возможность участвовать в выборах, причём лично для него (единственный случай в стране!) парализуют муниципальный фильтр! Сама «Единая Россия» собирает подписи депутатов для Навального! Под лукавым предлогом того, что выборы должны быть с максимальным участием оппозиции, «чистыми, честными и открытыми».

Именно либеральная часть истэблишмента усиленно проводила кампанию на предмет того, что «Болотную», её вождей, Навального надо включить в политическую систему.

Но в систему могут быть включены только те общественно-политические силы, которые имеют консенсус по базовым ценностям развития страны. И, прежде всего, патриотические ценности во внешней политике. Компрадоры, чьи интересы далеки от национальных, к этому не имеют никакого отношения, они должны «выкидываться» из политической системы. Точно так же, как маргинализириуются националистические силы. Но их, наоборот, вовлекают, они получают ресурсы.

Та часть элиты, которая провела работу по включению Навального в политическую систему как представителя компрадорских сил, по сути дезавуировала достижения Путина первого срока, когда с политической арены ушли компрадорские партии СПС и «Яблоко». И в Госдуме не осталось сил компрадорского содержания. Поэтому и была поставлена задача «надуть» Навального, сделать из него вождя.

И, наконец, завершением «трёхходовки» стало стремление монополизировать протест. После того, как он был искусственно усилен, ему был дан общественный канал «по направлению к Навальному», следующим ходом стало то, чтобы лидер протеста стал единственным и безальтернативным. Началась громкая кампания по дискредитации существующих сильных политических партий, именно тех, кто представляет думскую оппозицию – КПРФ, ЛДПР и СР, при существовании которых, возглавить протестное движение у Навального шансов практически нет.

Можно по-разному относиться ко всем трём оппозиционным парламентским партиям. Каждая из них в целом, да и их руководители имеет свои недостатки. Но эти партии не компрадорские. Если посмотреть голосования в Думе, то по всем ключевым внешне- и внутренне политическим (не социально-экономическим) вопросам партии голосуют единодушно, и стоят на защите суверенитета страны. Это вопросы по Сирии, по Украине, по Грузии, «закон Димы Яковлева» и т.д.

Парламентская оппозиция – не компрадоры, поэтому последние и хотят её уничтожить по идеологическим мотивам. Компрадорская часть элиты заявляет, что «эти партии слабые, никакие, они себя изжили, у них плохие вожди».

Дискредитация идёт полным ходом посредством подконтрольных СМИ. Ведь, компрадоры в нынешней России – это реальная общественно-политическая сила. Да у них нет своих партий, но есть дружественный бизнес (какой, мы говорили выше), свои люди в исполнительной власти, близкие по духу журналисты и эксперты.

И ещё. Дискредитируя системную оппозицию, компрадоры рассчитывают, что всё протестное движение «потечёт» к Навальному. Тем самым они решат и организационную задачу. Для этого, кстати, была сделана попытка усилить роль малых партий, созданных в этом году.

В чём здесь интрига и фишка? У мастера виртуальной борьбы Навального своих структур в оффлайне нет, и у компрадоров нет своих партий, их политические структуры слабы, ибо были разрушены в ходе первого срока Путина. И в организационном плане компрадоры состязаться со сложившимися тремя системными партиями не могут. Ведь у парламентских партий разветвлённая сеть вплоть до первичных отделений на дальних хуторах. А вот с мелкими партиями, у которых нет ничего, они вполне справятся. Поэтому их задача дискредитировать нынешние сильные парламентские партии. Остаться на оппозиционном поле в одиночку и аккумулировать в себя весь протест.

Задача компрадоров состоит в том, чтобы за Навального голосовали люди, которые в принципе недовольны властью. По самым разным мотивам. Они хотят голоса и коммунистов, и националистов, и «закошмаренного бизнеса», и разочарованных реформой ЖКХ, то есть, чтобы выборы проходили не для решения социально-экономических проблем, а просто против нынешней власти, утомившей «креативный класс».

В отличие от нынешних системных партий, у Навального нет никакой позитивной программы. Выборы в Москве показали, что одним из главных направлений, которым занималась компрадорская элита, была дискредитация всех кандидатов, кроме Собянина и Навального. И на их результат, конечно, сработала «Единая Россия», уже сильно дискредитировавшая саму себя.

Однако для большинства россиян эти «шахматные ужимки» компрадоров выглядят далёкими от решения не только социально-экономических проблем, но и политическую систему заводят в полный тупик. В результате получается пат в три хода.

По материалам журнала «Оппонент»

Михаил Емельянов, член межфракционной депутатской группы «Российский суверенитет»

Леонид Решетников
Леонид Решетников
Виктор Димиулин
Петр Мультатули
Леонид Решетников
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования