вторник, 26 Октября, 2021

Подробно

Приходит время волкодавов

Максим Кустов
09.09.2013 - 00:20
Приходит время волкодавов

Более ста лет назад, 8 июня 1911 года военный министр Владимир Сухомлинов подписал «Положение о контрразведывательных отделениях», создающихся при штабах военных округов. Так было положено начало систематической деятельности военной контрразведки в России. Это, разумеется, вовсе не означает, что до того никто в России не ловил шпионов, интересующихся военными тайнами. С ними боролись, но специально занимающихся этим органов не было.

Генерал Николай Батюшин, известный контрразведчик, вспоминал: «До русско-японской войны контрразведка находилась всецело в руках политического сыска (жандармерии), являясь его подсобным делом. Этим и объясняется то обстоятельство, что борьба с неприятельскими шпионами велась бессистемно, шпионские процессы являлись редкостью…»

Офицер Генерального штаба Алексей Игнатьев во время русско-японской войны 1904-1905 годов отвечал за работу с иностранными военными представителями при штабе Манчжурской армии. Вот какой эпизод описан в его воспоминаниях: «Запомнился мне курьёзный случай с одним из офицеров германского генерального штаба, переусердствовавшим в своем стремлении отличиться во что бы то ни стало. Император Вильгельм в знак своей «традиционной дружбы» командировал к нам специального офицера с приказом состоять при Выборгском пехотном полке, в котором числился почетным шефом. Штаб корпуса, в состав которого входил Выборгский полк, предпочел держать майора, на всякий случай, при себе. Но немецкий генштабист воспользовался этим с целью ознакомиться с работой самого штаба. Для этого он повадился опаздывать к обеду, заходил по дороге в штабную фанзу и посвящал несколько минут перлюстрации штабных бумаг. Наши штабные офицеры, заметив это, продырявили однажды в задней стене фанзы дырочки и оставили на столе написанную крупным почерком по-русски записку: «Такой, значит, и сякой! Имей в виду, что в эту минуту смотрит на тебя десяток русских глаз…»

Немецкому генштабисту после этой истории пришлось тихо исчезнуть. Но показательно, что никто специально не занимался борьбой со шпионажем при штабе корпуса. Все происшедшее было личной инициативой офицеров, разыгравших любительский спектакль.

А ведь именно в России был накоплен опыт успешной контрразведывательной деятельности официальных военных представителей.

Любопытный случай произошел накануне вторжения Наполеона в Россию в 1812 году. Незадолго перед этим в Париже находился российский военный представитель Чернышов. Военных представителей (военных атташе) издавна воспринимали едва ли не как официальных шпионов. Понятно, чем может заниматься человек на такой должности – в меру своих сил и умения собирать информацию о вооруженных силах. Разумеется, за Чернышовым было установлено негласное наблюдение. Но приставленные к молодому русскому офицеру агенты с удручающим однообразием докладывали об одном и том же: о его бесконечных любовных похождениях. Наполеон Бонапарт, которому осточертели донесения об очередных амурных проказах Чернышова, в конце-концов распорядился снять с него наблюдение. Император здраво полагал, что мужчина, ведущий такую бурную интимную жизнь, ни на что другое не найдёт ни сил, ни времени. Но когда за несколько месяцев до начала войны Чернышов покинул Париж, он прихватил с собой самую подробную информацию о состоянии французской армии.

Великий французский полководец не учёл одного обстоятельства: свои романы русский офицер крутил не с прачками или горничными, а с жёнами и дочерьми очень важных персон. То есть, совмещал приятное с полезным.

Кроме Чернышова в европейских столицах работали ещё шесть военных представителей, кандидатуры которых были утверждены лично Александром I. Накануне начала войны 1812 года «великолепная семёрка» смогла обеспечить военное и политическое руководство России максимально точной и достоверной информацией.

Казалось бы, русским следовало уразуметь: если их военный представитель может с успехом собирать информацию за границей, то тем же самым могут заниматься и иностранные военные в России. Но даже в русско-японскую войну контрразведывательной службы создано не было.

После окончания войны на Дальнем Востоке в Министерство внутренних дел и в Генеральный штаб стали приходить письма и рапорты русских офицеров с проектами создания специальной контрразведывательной службы. Бывшие фронтовики присылали множество предложений. Так, например, казачий офицер подъесаул Сыроежкин написал целый «Доклад из практики по разведыванию о шпионстве». Но лишь в 1911 году после множества совещаний контрразведывательные отделы были, наконец, созданы.

Сумма расходов на контрразведку распределялась следующим образом: на секретную агентуру и оплату ценной информации – 246000 рублей, на жалованье служащим – 157260 рублей, на служебные разъезды – 63600 рублей, наём и содержание канцелярий – 33840 рублей, услуги переводчиков – 12600 рублей, содержание конспиративных квартир –12600 рублей.

По опыту контрразведывательной работы генерал Батюшин пришёл к следующим выводам: «Рестораны, кофейни, игорные дома, кафешантаны, кинематографы и пр. являются излюбленными местами, где человек старается забыться от тяжелой повседневной жизни или казарменной обстановки у себя дома, в надежде иногда в один день поправить и свое материальное положение путём участия в азартных играх. Здесь-то под влиянием пленительных соблазнов в виде вина, женщин и пр. человек нередко делается рабом таящейся в нем страсти, выходит из пределов своего бюджета. Помощь ему в это время в виде денежной субсидии или другого рода содействия может якобы случайно оказать тайный вербовщик шпионов и тем связать его с собой.
С другой стороны, наблюдение за выходящими из рамок своего бюджета кутящими людьми может натолкнуть опытного человека на ряд заключений, могущих заинтересовать и контрразведчика. Ввиду этого, все эти заведения должны быть под наблюдением агентов контрразведки, будут ли то сами содержатели их, буфетчики, лакеи, артисты и особенно артистки или же просто часто посещающие их дамы полусвета. Эти люди за небольшое сравнительно вознаграждение могут дать ценные для контрразведчика сведения о посетителях этих заведений…»

В одном из варшавских ресторанов, который любили посещать русские военные писари, удалось разоблачить австрийского шпиона.

К писарю обратился один из завсегдатаев с невинной просьбой что-то перепечатать на машинке, за что хорошо ему заплатил. В следующие свои посещения завсегдатай, угощая писаря, попросил его давать ему в копиях те бумаги, которые он переписывает, разумеется, тоже за плату. Учуяв недоброе, писарь доложил об этом начальству, что и послужило началом интересного шпионского дела. Писарю было приказано согласиться на мнимую вербовку...

Любопытный шпионский скандал связан с бракосочетанием военного министра генерала Сухомлинова. Тот, в бытность свою командующим Киевским военным округом, обратил внимание на привлекательную особу возрастом почти вдвое младше него. Или она на него внимание обратила, кто теперь разберёт... Но роль генеральской любовницы даму не устраивала. Только вот незадача: она состояла в законном браке, муж её был родовит, богат и самолюбив. Попытался генерал Сухомлинов его запугать, но добился лишь того, что оскорбленный супруг поклялся ни за что не давать развода. Из принципа.

Оставалось только одно: обвинить мужа в неверности. Сказано – сделано. После «мозгового штурма» нашли и подходящую кандидатуру, француженку-гувернантку, которая к этому времени уже успела вернуться на родину. С ней, дескать, строптивый супруг и согрешил.

Суд уважил генерала, и у Сухомлинова появилась законная жена. А пока тянулась вся эта эпопея, подоспело повышение и стал Сухомлинов уже не командующим округом, а военным министром всей Российской империи. Вот тут-то и разразился настоящий скандал. Во французских газетах подробно описали историю его женитьбы, написали и о француженке-гувернантке, которая, по решению российского суда, была признана осквернительницей чужого семейного очага. Гувернантка возмутилась и решила восстановить свою репутацию. А её распоряжении имелся неоспоримый аргумент, который и подтвердил врач-гинеколог. Дело в том, что жертва злословия не успела согрешить ни с кем и никогда в своей жизни. Проще говоря, была девицей, что и подтвердило медицинское освидетельствование.

Соответствующее свидетельство, подписанное врачами, было предъявлено репортерам. А уж те вволю поизмывались и над российским военным министром, и над российской фемидой. Но, пока журналисты и обыватели со смаком обсуждали подробности скандала, контрразведчики обратили внимание на крайне сомнительных личностей с двойным или даже тройным подданством в окружении молодой супруги министра, «разработка» которых дала очень интересные результаты...

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте и в Твиттере

Борис Джерелиевский
Алексей Сокольский
Денис Григорюк
Отдел информации
Анна Пономарева
Владлен Татарский
"Побратимы" бандеровцев оказались совсем не братьями
Борис Джерелиевский
Памяти писателя Ивана Бунина
Алексей Сокольский
Россия собирает информацию о геноциде народов СССР
Ирина Антонова
Почему в Южной Корее осудили японского премьера за поездку в синтоистский храм Ясукуни
Ирина Антонова
На Украине требуют признать факт энергетической катастрофы
Анна Пономарева
На Украине намечается крайне опасная ситуация
Даниил Безсонов
В Forbes рассказали о причинах газового кризиса в Европе
Отдел информации
Яценюк рассказал, как нужно вести себя с Россией
Алексей Зотьев
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования