четверг, 28 Мая, 2020

Подробно

Сталинский вояж в Берлин

Ирина Антонова
06.05.2011 - 09:09
Сталинский вояж в Берлин
Говоря о победе в Великой Отечественной войне, нельзя сбрасывать со счетов огромные достижения советских дипломатов. Великолепный прагматик Иосиф Сталин часто повторял: «Русские всегда умели воевать, но никогда не умели заключать мир». После разгрома фашизма, на встрече с союзниками генералиссимусу и его советникам предстояло изменить этот ставший стереотипом факт и собрать достойные плоды победы, доставшейся советским людям столь дорогой ценой. А для этого необходимо было создать максимальные комфортные условия для дипломатического блицкрига. Чтобы закрепить договоренности Ялтинской конференции и добиться новых преференций, Сталину необходимо было провести очередную конференцию с союзниками в только что завоеванном советскими войсками Берлине. Встреча в побежденной Германии давала ему значительное моральное превосходство над США и Великобританией. Однако в этой блестящей идее была масса подводных камней. Во-первых, в разрушенном Берлине проводить конференцию было просто негде. А во-вторых, еще в 1942 году было принято решение Политбюро, запрещавшее его членам летать самолетами (сам Сталин безумно боялся перемещаться на этом виде транспорта). Проблема заключалась в том, что железнодорожной линии, по которой Иосиф Виссарионович мог бы добраться до Германии, не существовало. Иными словами, она была разрушена. Более того, вождь вовсе не собирался долго ждать, когда ее восстановят. Задачку предстояло решить не из легких. Найти подходящие помещения для конференции в разрушенном Берлине оказалось невозможно. С трудом отыскали в пригороде германской столицы единственное уцелевшее здание, достойное столь торжественного мероприятия: дворец германского кронпринца в Потсдаме Цецилиенхоф. Здание было и относительно сохранившимся, и довольно вместительным – более 170 комнат. Однако помещений все равно оказалось маловато. Для многочисленных делегаций избрали не пострадавший от войны район фешенебельных вилл – Бабельсберг. Теперь оставалось дело за малым - в считанные дни восстановить железную дорогу, обеспечить безопасность и комфорт. 6 июня 1945 года Берия подписал приказ «Об обеспечении специальных мероприятий по объектам «Пальма». На расчистку дорог и восстановление мостов в районе проведения конференции были брошены армейские дорожные части и мобилизованное для этой цели местное население. Меньше, чем через месяц силами инженеров из НКВД были отремонтированы и пущены электростанции в Бабельсберге и Потсдаме, восстановлены гаражи и два аэродрома – Кладов и Дальгов. А неподалеку от дворца создавались «необходимые запасы живности, дичи, гастрономических, бакалейных, фруктовых, кондитерских изделий и напитков». Более того, были открыты три фермы – животноводческая, птицеводческая и овощная, и начались поставки свежей рыбы. Кормить предстояло уйму народа. Что касается безопасности, то к Потсдаму и Бабельсбергу к 15 июня 1945 года было переброшено 7 полков НКВД и полторы тысячи самых опытных оперативников. Район, где проходила конференция, охраняли более 2 тыс. солдат и офицеров войск НКВД. А в самом дворце кронпринца кроме 1000 солдат находились и 150 оперативников из НКВД и НКГБ. В дополнение к советской охране американцы и англичане в конце июня направили в Бабельсберг свои войсковые подразделения. Англичане, например, настаивали на том, чтобы их делегацию охраняло и обслуживало не меньше 4 тыс. солдат. Все помещения, в которых планировалось разместить делегации союзников, были отремонтированы и обеспечены мебелью и всем необходимым. Весь обслуживающий персонал переправили из Москвы: официантов, истопников, швейцаров и горничных предварительно отбирали среди сотрудников «Интуриста». После того, как было выбрано и обустроено место проведения конференции, оставалось осуществить самую важную часть операции «Пальма»: доставить на встречу с союзниками Сталина. Дело по существу уникальное! Предстояло в рекордные сроки не только восстановить железнодорожное сообщение с германской столицей, но и переделать железнодорожное полотно до советской ширины. Дело в том, что колея на европейских дорогах на порядок уже, чем была в СССР (еще мудрейший император Николай I повелел специально создавать отличные от европейцев дороги, чтобы затруднить на случай войны переброску врага). Можно было пойти, конечно, более простым путем: переставить вагоны на евроколеса. Однако опасались недовольства вождя, поэтому никто не решился взять на себя ответственность за возможные последствия. И 828 километров железнодорожного полотна за считанные дни приняли привычный для советских людей вид. А чтобы обеспечить генералиссимусу достойную охрану, вместо одного состава было сформировано сразу три. Основной поезд, в котором ехал Иосиф Сталин, охраняло 90 офицеров. Это был необычный состав. В него вошли несколько вагонов-салонов, вагон для охраны, штабной с отдельным купе для коменданта поезда, других сотрудников, вагон-гараж на две автомашины, вагон-ресторан и продуктовый. В начале и в конце спецпоезда – платформы с зенитными установками и спаренными крупнокалиберными пулеметами. Спецсостав готовили основательно, обеспечив его огромным запасом топлива и воды. Предусмотрено было все: продукты, проверенные в специальной лаборатории, шифровальщики, радиосвязь. Впереди этой передвижной крепости шел контрольный состав с 40 оперативниками управления охраны, а сзади поезд с еще 70 бойцами войск НКВД. На каждую станцию по пути следования были переброшены дополнительные милицейские наряды и назначены ответственными высокие чины ГБ. Организация доставки вождя в Берлин готовилась с такой тщательностью, что позднее ее сравнивали с подготовкой самой ответственной боевой операции. День отъезда Сталина в Берлин был назначен на 15 июля 1945-го года. Ранним утром на Белорусский вокзал, откуда отходил поезд «особой нормы», вождь прибыл с остальными членами делегации. Точно в намеченный срок раздался сигнал в кабине машиниста «Вперед!». Как вспоминал позднее машинист Виктор Лион, он, покрывшись испариной от напряжения, дернул рулевую ручку. Спецпоезд не ехал, а «плыл» по путям – мягко, без рывков (высокопоставленные пассажиры не любили «неаккуратной» езды, за резкую остановку и т.п. машинисты получали нагоняй), с остановками «по требованию». Сталин любил короткие прогулки. Во время одной из них подошел к тепловозу. «Доедем мы на этой машине до Берлина?» - спросил генералиссимус у Кудрявкина. «Не только до Берлина, - ответил Николай Иванович, - но и обратно в Москву вернемся, товарищ Сталин!». Однако в дороге не обошлось без приключений. «Подъезжаем к Одеру, - вспоминал Виктор Лион. - Старый мост разбомблен. Чтобы проехать по наведенному, пришлось заранее сбросить скорость до 5 км в час. Тормозные колодки сильно нагрелись и задымили. Заметив это, помощник машиниста высунулся из кабины локомотива. И зацепившись за мачту семафора, выпал из окна. Поезд остановился. Бедолагу уложили на носилки, оказали первую медпомощь, отправили в госпиталь. И уже через неделю в Потсдаме он вернулся в строй». Однако о происшествии доложили Сталину, и тот о нем не забыл. За несколько минут до отправления состава в Москву подошел и спросил о самочувствии помощника. Поодаль стоял Берия. Все, кто находился в кабине, покрылись холодным потом. Сталин сделал характерный жест указательным пальцем, улыбнулся и сказал: «Надо, товарищ, быть аккуратнее…». В Потсдам спецпоезд прибыл строго по графику, составленному в НКВД. Обратный путь протекал без происшествий. Правда, не обошлось без неприятности на Белорусском вокзале, куда прибывал спецсостав. Помощник коменданта потребовал остановить поезд так, чтобы подножка вагона-салона оказалась напротив ковровой дорожки, ведущей в депутатский зал. «Въезжая на малой скорости, я, конечно же, видел ковровую дорожку, - вспоминал Виктор Лион. - Но семафор оказался в закрытом состоянии. Поэтому сосредоточился на телефонной трубке и тормозном кране. Вдруг неизвестно откуда, вижу, выскочил стрелочник и замахал красным флажком. Поезд остановился, увы, не там, где надо. Сталину пришлось добираться до машины по мокрому перрону...». А машиниста заставили писать объяснительную записку. Впрочем, все обошлось. Более того, локомотивную бригаду наградили медалью «За боевые заслуги». 15 сентября 1945 года Берия представил наиболее отличившихся участников операции «Пальма» к наградам «за успешное выполнение специального задания правительства» (поощрили 2851 человек). Союзники тоже не остались в долгу. Так, замнаркома НКВД Сергей Круглов, он также обеспечивал и безопасность Ялтинской конференции, стал рыцарем ордена Британской империи и кавалером американского ордена «Легион достоинства».
Кавказские мухаджиры хотят вернуться на Родину
Анатолий Агранин
На Украине призвали переименовать страну в Русь
Андрей Червонец
Несколько слов о «доказательствах российской оккупации»
Алексей Зотьев
Неожиданные откровения от соратников Зеленского
Борис Рожин
Нижняя палата приняла в третьем чтении закон о едином регистре
Отдел информации
Даниил Безсонов
Анна Пономарева
В правительстве обсуждают смягчение условий для выхода на заслуженный отдых
Отдел информации
Минсельхоз поддержал допуск генно-модифицированной продукции в Россию
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования